ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я делаю это сама с семнадцати лет. Довольно долгая практика, вы не находите? Мы уже можем идти?

Граф кивнул.

Проходя по коридору и спускаясь по лестнице, Александра безуспешно пыталась подавить инстинктивный страх. Подумаешь, перешептывания. Она привыкла к злословию и ничуть, нисколечко не боится его! Она повторяла и повторяла это себе, но все попусту.

— Никто не посмеет косо на вас взглянуть, — взбодрил ее Люсьен вполголоса. — Иначе ему придется иметь дело со мною.

Александра остановилась. Она была благодарна ему за эти слова, однако вовсе не хотела каких-либо скандалов.

— Это очень любезно с вашей стороны, милорд, но я сумею за себя постоять. Я не трепетная барышня!

— Вот и не трепещите! — посоветовал он так же негромко.

— Лекс! — вскричала Роза, заметив их. — Слава Богу, ты едешь! Теперь мне не о чем беспокоиться!

— Как это удобно — переложить свою ношу на чужие плечи, — едко прокомментировал граф, подхватывая восторженно вилявшего хвостом Шекспира и передавая его дворецкому. — Уимбл не ждите нас.

— Хорошо, милорд.

В карете Люсьен, как обычно, уселся напротив Александры, и она поспешила занять себя какими-то необязательными наставлениями Розе. Само его присутствие в небольшом замкнутом пространстве нервировало ее больше, чем предстоящая конфронтация с высшим светом.

— А принц Георг будет? — лепетала Роза, ее большие глаза стали совсем круглыми. — А что, если он захочет пригласить меня на вальс!

— Наступи ему побольнее на ногу, и он оставит тебя в покое отныне и навеки, — буркнул Люсьен.

— Племянник, нельзя ли повежливее! У меня и без того нервы на пределе. Роза, дорогая, улыбайся, все время улыбайся!

— Если его высочество изволит тебя пригласить, — вмешалась Александра, — сделай реверанс, поблагодари и скажи, что вальс тебе еще не дозволен. Если он будет настаивать, прими приглашение. В конце концов, он принц-регент и волен поступать, как ему заблагорассудится.

— Обязательно приму. А лорд Белтон будет?

— Будет, будет. — Люсьен бросил взгляд на часы.

— Твоя карта заполнена, — напомнила Фиона.

— Да, но я надеялась… если он захочет…

— Я уступлю виконту свой танец, — сказал Люсьен, его затравленный взгляд напомнил Александре взгляд черной пантеры, впервые посаженной в клетку.

— Ни в коем случае! Ты должен танцевать с Розой, племянник!

— Черт возьми, я танцую с кем хочу!

Фиона заломила руки, потом принялась нервно дергать кружева на своем платье.

— Мисс Галлант сказала, что это будет вроде поддержки, знак доброй воли и все такое…

— Ладно, я буду танцевать с Розой, только перестаньте кудахтать хоть на пять минут!

К тому времени как они прибыли на место назначения и влились в толпу у парадного входа, вымышленная головная боль Александры стала явью. К счастью, ночной воздух был прохладен и свеж.

— Лекс, будь рядом! — взмолилась Роза, хватая ее за руку. — Столько народу, глаза разбегаются!

— Первым делом удели внимание хозяевам дома, а потом можешь смотреть по сторонам, сколько тебе угодно. Молодые люди начнут выискивать тебя взглядом…

— Не ее, а лакеев с крепкими напитками, — перебил Люсьен — судя по всему, он явно не намерен был смягчаться.

— Кто это там, у самых дверей? — мстительно спросила Александра. — Джулия Харрисон! Она в самой поре и, конечно, внесена в ваш знаменитый список. Взгляните!

— Позже, — отрезал он, не глядя. — Я вовсе не спешу в камеру пыток.

Когда они наконец оказались в бальной зале, Роза нервно стиснула Александре руку.

— Здесь весь свет!

— Сливки общества! — счастливо подтвердила Фиона. — Какой блеск! Какая пышность!

— Почему вы не разглядели мисс Харрисон как следует? — настаивала Александра, чувствуя в душе трепет хрупких крылышек надежды. — Вы что же, отказались от намерения жениться?

— И не думал.

Надежда оказалась еще менее долговечной, чем бабочка-однодневка.

— Ах вот как. Потребовалась передышка?

— Нет, отчего же. — Губы его дрогнули. — Рано или поздно этап поиска должен завершиться. Сейчас я нахожусь в точке принятия решения и в преддверии переговоров.

— Мои поздравления! — Александра выдавила из себя улыбку, хотя головная боль так и вгрызлась ей в виски. — Значит, вы ее нашли?

— Даже несколько.

— Вот как? Я думала, вам не подыскать и одной! По какому же принципу вы отберете финалистку?

— Пока не знаю, но неустанно размышляю над этим.

— Можно узнать, к каким именам свелся ваш список?

— Ну нет! Бедняжки не заслужили стать мишенью для вашего остроумия.

В этом Люсьен был прав: еще не зная, кто эти бедняжки, Александра уже их ненавидела. Она постаралась вложить в улыбку весь свой сарказм.

— Хотите совет? Устройте для них поэтический турнир и женитесь на той, которая проиграет. Так вы заранее избавите себя от разговоров о поэзии у домашнего очага.

— Согласен, неплохо придумано. — Увы, похоже, на этот раз ей не удалось его задеть. Вот жалость-то!

Люсьен задался вопросом, как бы отреагировала Александра, узнай она, что во главе списка стоит именно ее имя. Остальные кандидатки ей и в подметки не годились.

Он огляделся и заметил, что молодые люди в самом деле так и увиваются вокруг Розы: одни — желая быть внесенными в карту, другие — чтобы подтвердить свое право на танец. Люсьену было абсолютно все равно, кому из них она отдаст предпочтение, лишь бы жених избавил его от обузы. Увидев виконта Белтона, он ухватил его за локоть, прежде чем тот успел влиться в толпу.

— Пригласи мисс Галлант.

— Добрый вечер, — рассеянно откликнулся Роберт.

— Я сказал, пригласи мисс Галлант!

— С чего это вдруг? Зачем мне танцевать гувернанткой мисс Делакруа, когда мне по душе она сама?

— Брось шутить! Я говорю серьезно.

— Я тоже. Если бы ты знал, каких гусынь предлагает мне мать, то понял бы, как выделяется на их фоне твоя кузина.

Люсьен мог лишь удивляться тому, что считал прогрессирующим безумием виконта Белтона, но сейчас оно оказалось ему весьма и весьма на руку.

— Если пригласишь мисс Галлант, считай, что с меня причитается.

— Что ж, заманчиво. Слово?

— Слово!

Когда толпа вокруг Розы поредела, Люсьен увидел Александру. Она казалась совершенно спокойной, но, заглянув девушке в глаза, он пожалел, что не позволил ей остаться дома.

— Виконт! — воскликнула Роза, расцветая улыбкой.

— Мисс Делакруа, вы сегодня ослепительны.

— Вы слишком добры, милорд!

— Я только что говорил с вашим кузеном, — начал Роберт и бросил на Люсьена многозначительный взгляд. — Он дал согласие на то, чтобы завтра мы прокатились по Гайд-парку в моем экипаже и потом устроили пикник в каком-нибудь живописном местечке.

— Неужели? — Казалось, Роза вот-вот лишится чувств.

— А почему бы и нет, — небрежно заметил Люсьен, стараясь не хмуриться и не сверкать глазами.

Роберт пустился было в объяснения, но, получив тычок локтем в бок, спохватился и умолк.

— А пока могу я…

— Моя карта заполнена, — с сожалением сказала Роза и с упреком глянула на мать. — Я пыталась сохранить для вас танец, но не смогла. Мне нужно столько вам сказать!

— Ничего, поболтаем завтра на прогулке. Мисс Галлант, один танец? — Александра побледнела.

— Конечно, идите! — вмешалась Фиона. — Как племянница герцога Монмута, вы имеете полное право танцевать на любом балу!

— Да, но…

— Я настаиваю, — мягко произнес виконт. Когда они вышли в круг, Люсьен предался созерцанию. Он чувствовал себя великим манипулятором. Если Роберту по душе пичкать Розу сладостями и слушать ее пустую болтовню — пожалуйста, сколько угодно, но завтра. А пока пусть танцует кадриль с Александрой… Счастливец! Люсьен мог бы присоединиться к танцующим, но ему хотелось большего, много большего, чем мимолетно коснуться ее пальцев и тотчас уступить другому. Если уж танцевать с ней, то вальс!

Глава 11

Роза повернулась, присела, снова сделала грациозный поворот и приняла руку партнера. Единственным, что по-настоящему удавалось этой девушке, был танец, и в непосредственной близости она смотрелась даже лучше, чем со стороны.

29
{"b":"110","o":1}