ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Ты должна была знать
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Падчерица Фортуны
Игра Джи
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Гортензия

— Понимаю, — промурлыкала пантера. — И какие выражения идут в ход?

Роза бросила на кузена опасливый взгляд, но, похоже, не усмотрела никаких тревожных признаков и решилась продолжать.

— Ну… — она помедлила, — mais oui, mais non, d’accord, bien sur и…

— Absolument, — тихонько подсказала Александра.

— Поразительно! — Люсьен откинулся на стуле и пере — плел пальцы на колене. — Когда подумаю, сколько времени, сил и денег стоил мне настоящий французский, просто кровь леденеет в жилах. Ах, quel dommage! Что означает «какая жалость».

— Прелестное выражение! — Роза захлопала в ладоши, — я непременно воспользуюсь им при первом же удобном случае.

— Да уж, непременно воспользуйся. Все пораскрывают рты. — Итак, без сарказма дело все-таки не обошлось.

Однако Александра не могла не признать, что лорд Килкерн в это утро был на редкость добродушен. На миг ей пришло в голову, что это прямое следствие прошлой ночи, но она тут же себя одернула. Лорд Килкерн не исповедовал воздержания до ее появления в Балфур-Хаусе! А после? Хотя невозможно было утверждать наверняка, он как будто сторонился других женщин с тех пор, как она обосновалась под его крышей…

В комнату вошел дворецкий с письмом на серебряном подносе.

— Милорд, это ответ, который…

— Да-да, давайте его скорее сюда.

Люсьен распечатал письмо, пробежал его и повернулся к Розе с улыбкой, полной искренней симпатии. Внезапная ревность полоснула Александру, словно острие кинжала. Только сейчас она отдала себе отчет в том, что Роза приходится лорду Килкерну лишь дальней родней, из чего следовали малоутешительные выводы. Ей вдруг захотелось выпустить когти, как рассерженной кошке. В недавнем прошлом Александра могла лишь пожалеть юных леди, удостоившихся чести быть внесенными в пресловутый список, теперь она им завидовала.

— Ну, кузина, мы можем назначить бал через неделю.

— Дорогой кузен! Люсьен! Неужели это правда?

— Почему бы и нет?

Роза вскочила, бросилась к нему, стиснула в объятиях и чмокнула в щеку. Прежде чем Александра успела что-то сказать, она обняла и ее.

— Пойду, обрадую маму!

Конечно, выходить из-за стола до окончания завтрака было против правил этикета, однако Александра промолчала. То был не первый случай, когда ей хотелось, чтобы Роза убралась с глаз долой, но на этот раз причина оказалась совсем иной.

— Это что же, разрешение на устройство бала? — не удержавшись, съязвила она. — Как ново и необычно!

— Роза получила приглашение.

— От кого, позвольте спросить?

— От принца Георга. Она будет ему представлена сегодня вечером.

С минуту Александра могла лишь смотреть на Люсьена круглыми от изумления глазами.

— Ну и ну! — наконец вырвалось у нее.

— Привилегия, только и всего.

— Однако, как мне помнится, на сегодня у Розы уже назначена одна встреча. Пикник с лордом Белтоном в Гайд-парке.

— Я уже отправил к Роберту лакея с запиской. Он еще скажет судьбе спасибо, что все так вышло.

Судя по всему, добродушие лорда Килкерна упорхнуло из комнаты вместе с Розой.

— А вам не приходило в голову, милорд, что ваша кузина может в самом деле нравиться виконту? Или вы заставили его пригласить ее на пикник, как заставили пригласить меня на танец?

— Вы это знаете от него? — спросил Люсьен, нахмурившись.

— Мне не чужда элементарная логика.

— Томкинсон, Гарольд, оставьте нас!

Лакеи, не оглядываясь, двинулись к двери.

— И что же еще тебе подсказывает логика? — спросил Люсьен, когда они остались наедине.

— Что тебе свойственно ошибаться в суждениях, — ответила Александра, стараясь сдержать радостный трепет.

— Иди ко мне!

— Ни за что! Если кто-нибудь войдет, все худшие слухи обо мне… о нас обоих подтвердятся.

— Мои лакеи немы как рыба. Иди сюда, Александра!

— Это неприлично!

Люсьен поднялся, обошел стол и остановился за ее спиной.

— Я пошел против всех своих желаний, когда согласился дать бал в честь Розы. Если я всегда и во всем буду вести себя безупречно, у меня прорежутся крылышки.

— Пока тебе далеко до совершенства.

Люсьен приподнял лицо Александры за подбородок и заставил се посмотреть на него.

— Совершенство никуда не убежит. Отложим стремление к нему на более поздний срок.

Он наклонился и поцеловал ее. Неожиданно для Александры в ней вспыхнуло желание завладеть Люсьеном полностью и навеки, обвиться вокруг него и никуда не отпускать, но она лишь подняла руки и привлекла его ближе. Поцелуй длился и длился. Неужели дверь не заперта? Если он реагирует на нее с той же силой, что и она на него, как он покажется на глаза другим?

— Мой дорогой мальчик! — загремел на лестнице голос Фионы.

— Чтоб тебя разорвало! — прошипел Люсьен и бегом бросился на свое место.

Ему удалось упасть на стул как раз в тот момент, когда дверь распахнулась и обе леди Делакруа стремительно переступили порог комнаты.

— В чем дело, тетушка?

В третий раз за утро у Александры округлились глаза. Люсьен задал вопрос таким сухим тоном и с таким хладнокровием, что никто в здравом уме не заподозрил бы, что мгновение назад этот человек страстно целовал ее.

— Экий ты шалун, дорогой мой мальчик! Ворчал, хмурился, а сам все это время знал, что согласишься!

— Мне нужно было сперва кое-что устроить. Мы с мисс Галлант как раз обсуждали…

Александра наконец сообразила, почему он ретировался с такой поспешностью и почему придвинул стул к самому столу. У нее вырвался неприличный смешок.

— В самом деле, — поддержала она, заранее предвкушая реакцию Фионы. — Милорд, могу я поделиться новостью?

— Сделайте одолжение.

— Мисс Делакруа, на этом балу вы сможете танцевать вальс.

— То есть… как это?

— Ваш кузен все устроил. Принц Георг примет вас уже сегодня вечером.

Роза пронзительно взвизгнула от счастья и так стиснула шею Люсьена в благодарном объятии, что чуть не задушила его.

— Спасибо, спасибо, спасибо!

— Только благодаря мисс Галлант, — проворчал он, отдышавшись.

— Она просто ангел, ангел!

— Боже мой! — выдохнула Фиона, опускаясь на ближайший стул с рукой, прижатой к груди. — А в чем Роза поедет ко двору?

— В чем-нибудь очень консервативном, — ответил Люсьен, опередив Александру. — Кстати, принц терпеть не может женского визга, так что, Роза, воздержись от этого, если не хочешь, чтобы тебе был закрыт доступ в свет. И вообще, обе держите рот на замке.

— Я все прекрасно понимаю, — с достоинством произнесла Фиона, подавив взрыв негодования. — Идем, Роза, нам надо заняться делом. Какое счастье, что мы заказали у мадам Шарбон строгое платье — оно прекрасно подойдет для аудиенции.

Роза пошла было к двери, но на пороге вдруг остановилась.

— А как же виконт Белтон? Я не сдержу обещание, он обидится.

— Лорд Килкерн уже известил виконта, — сказала Александра и поднялась, зная, что это самый подходящий момент для бегства. — Пикник придется перенести, у тебя есть на то уважительная причина.

— Куда вы, мисс Галлант? — окликнул ее Люсьен, — Мы еще не закончили разговор.

Александра ожидала чего-нибудь в этом роде.

— Сегодня Роза будет представлена ко двору — это важнее всего остального, милорд. Я хочу повторить с ней азы придворного этикета.

— Только после того, как я вас отпущу! — отрезал он, взглядом предлагая ей осмелиться на попытку к бегству.

— Что ж, как скажете, — с деланным недовольством буркнула Александра, вся во власти сладостного предвкушения. — Мисс Делакруа, увидимся позже. Вам легче будет усваивать этикет, будучи уже одетой для аудиенции.

— Сколько счастья! Я не вынесу! — С этими словами Роза исчезла за дверью.

— Я, пожалуй, тоже не вынесу, — не слишком любезно заметил Люсьен и сделал движение, пытаясь ухватить Александру за юбку.

— Дверь не заперта, — напомнила она, уворачиваясь.

— Дело поправимое, — возразил Люсьен с таким видом, словно ему это было в высшей степени безразлично.

36
{"b":"110","o":1}