ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всплеск внезапной магии
Издержки семейной жизни
Предсказание богини
Кровь, кремний и чужие
Открытие ведьм
Сверхчувствительные люди. От трудностей к преимуществам
Тролли пекут пирог
Все чемпионаты мира по футболу. 1930—2018. Страны, факты, финалы, герои. Справочник
Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху

Наконец все расселись по диванам в гостиной — Александра рядом с Люсьеном, так что впервые за все последнее время ему предстояло провести час в ее обществе. Тут его осенило, что можно довольно просто решить эту проблему — надо лишь чаще видеться с Розой! К сожалению, при этом не исключалось присутствие Фионы, но Люсьен решил, что дело того стоит.

Однако уже через час он проклинал свою затею.

— Этого вычеркните!

— Лорд Ханефел уже два года подыскивает жену, — возразила Александра.

— Ханефел — бонапартист. Только их в нашей семье не хватало!

— Ужасный, ужасный Бонапарт! — подтвердила Фиона, объедаясь бисквитами. — Если бы мир был подписан раньше, дорогой Джеймс остался бы жив.

— Какого дьявола! — рявкнул, не выдержав, Люсьен.

— Милорд!

— Да знаете ли вы… — продолжал он, сверля тетку грозным взглядом.

— Лорда Ханефела вычеркиваем, — примирительно произнесла Александра, накрыв его судорожно сжатые пальцы ладонью. Потом она перечеркнула имя в списке жирной чертой. — Если лорд Килкерн считает, что этому человеку здесь не место, значит, так тому и быть.

Гнев Люсьена внезапно остыл. Александра поняла, что с ним происходит, так как с самого начала знала о его привязанности к Джеймсу. Она проявила чуткость и такт.

Он благодарно сжал ей пальцы.

— В любом случае мы не можем собрать под одной крышей Ханефела и Веллингтона…

— Веллингтона? — Роза взялась ладонями за щеки. — Думаешь, он примет приглашение?

— Абсолютно уверен. Среди моих коллекционных вин есть замечательный портвейн. Я отправлю Веллингтону бутылку вместе с приглашением.

— Манипуляции… — заметила Александра как бы про себя.

— Ради моей дорогой кузины. — Люсьен усмехнулся. — Она хочет, чтобы этот бал запомнился надолго.

— Тогда нужно внести его в список! — воскликнула Роза.

— Да-да, мой дорогой мальчик! — поддержала ее Фиона. Александра кашлянула и постучала кончиком карандаша по списку, требуя внимания. Похоже, она вознамерилась установить жесткую дисциплину. Что ж, пусть попробует. Люсьен жестом показал, что весь обратился в слух.

— Не знаю, стоит ли обращать на это ваше внимание, но в списке катастрофически недостает женских имен. Милорд, желаете его как-то пополнить?

— Но ведь это бал в честь Розы! — возмутилась Фиона. Это было как раз то, что собирался сказать Люсьен, но… не хватало еще идти в едином строю со своей вздорной теткой!

— Я постараюсь припомнить всех, кто подходит по возрасту, — произнес он неохотно.

— А я думала, вы предпочитаете более зрелых женщин, — ехидно заметила Александра, глядя в список.

— В самом деле, это так, — произнес Люсьен многозначительно и с удовольствием отметил, что щеки ее порозовели. Выходит, она все-таки к нему неравнодушна!

— Кстати, Роза! — встрепенулась Фиона. — Ты уже прочла «Потерянный рай», дорогая? Ты ведь в восторге от этой книга, не правда ли?

— Понимаешь, мама, она такая трудная, что я…

— Вздор! Просто у тебя совсем нет времени для чтения. — Матрона повернулась к Люсьену и сделала большие глаза. — Представляешь, у Розы нет ни единой свободной минутки, и все равно она настаивает на чтении, моя умница!

— На чтении книг Мильтона? — уточнил он с невыразимым сарказмом.

— Ну да. Этот Мильтон… — Роза запнулась. — Он такой поэтичный!

— Да уж, поэтичнее некуда.

— Ну-ну, мои дорогие, обсудите это позже. У нас ведь масса дел!

Люсьен боялся, что больше не выдержит в компании своих родных ни одного мгновения. Он достал из нагрудного кармана часы, демонстративно на них взглянул и поднялся.

— Как на жаль, но мне пора на важную встречу.

— Милорд! — спохватилась Александра. — У меня к вам один вопрос.

— Какай?

— Личный, если не возражаете. — Она покраснела, и тут же направилась к двери.

Люсьен немедленно ощутил стеснение в паху и поспешил за ней. В молчании они проследовали по коридору и вошли в крайнюю комнату. Там Александра сразу прошла к окну.

— И в чем ж заключается дело?

— Закрой дверь! — скомандовала она, не двигаясь. Люсьен повиновался, полный тревоги и любопытства, потом подошел и остановился у нее за спиной.

— Ну, что случилось?

Александра повернулась. Теперь в ней не было ничего от невозмутимой, сдержанной женщины, только что сидевшей в гостиной. Лицо ее было искажено, глаза горели. Она заломила руки и с силой покачала головой, словно мысленно вела сама с собой яростный спор, потом качнулась вперед, обвила шею Люсьена руками и прильнула к его губам страстным, поцелуем.

Это его несказанно удивило. В ночь любви она была полна любопытства, в утро любви украдкой — нетерпения; теперь в ней появилось что-то требовательное и хищное.

Люсьен позволил ей повернуть себя и прижать к стене. Александра льнула к нему так, словно хотела слиться воедино, она извивалась всем телом, стараясь соприкоснуться как можно теснее. Он жаждал разделить ее неистовство: толкнуть на пол и сорвать одежду — но что потом? Позволить ей диктовать свои условия не только в общении, но и в страсти?

В конце концов Александра слегка отстранилась — раскрасневшаяся, с припухшими губами.

— Что все это значит? — спросил Люсьен.

— Сегодня ты мне почти понравился, — ответила она и снова потянулась к нему.

Что ж, следовало признать, любезность имела свои выигрышные стороны.

— В таком случае завтра я буду вести себя еще лучше.

— Значит, ты делаешь это только ради меня? — прошептала она, снова отстраняясь.

Люсьен и сам не знал ответа.

— Какая разница?

— Наверное, разница все-таки есть, — вздохнула Александра, прослеживая кончиком пальца контур его губ.

— Для меня важнее результат, чем побуждения. — Он сильнее прижал ее к себе. — Тебе не надоело прятаться по углам? Почему бы нам просто не пожениться и не…

— Что?! — Александра вырвалась и отскочила. Она явно была изумлена, но вряд ли сильнее, чем он сам.

Какого дьявола он так долго ждал, так долго шел к столь простому решению? Но, слава Богу, теперь ему оставалось только получить согласие.

— Почему я раньше об этом не подумал? Поскольку я все равно собираюсь жениться, это будет отличным решением всех проблем сразу! Лучшей жены мне не найти.

— Тебе нужна не жена, а мать наследника, — возразила Александра, отступая за кресло, словно граф сошел с ума и мог в любой момент на нее наброситься. — Это твои слова, не так ли?

— Вот и отлично! Ты из хорошей семьи, красива, умна, а значит, мы отлично поладим.

— Перестань! — Она зажала уши ладонями. — Подумать только, сегодня ты мне почти понравился! Зачем мне этот брак, скажи на милость? Я вполне могу заработать себе на жизнь!

— Со мной ты будешь обеспечена не в пример лучше. Сама посуди, какие у тебя перспективы на будущее? Хочешь снова полгода сидеть без работы?

— Если я и окажусь без работы, то исключительно по твоей вине! — Александра направилась к двери.

Люсьен бросился наперерез и загородил ей дорогу.

— Пусти! — крикнула она и заплакала.

— Не пущу.

— Ты мне совсем, совсем не нравишься! Пусть это послужит тебе уроком, Люсьен! Не все можно заполучить по первому требованию!

Он стиснул зубы и отступил. Александра рванула дверь на себя, выбежала и с треском ее захлопнула.

— Пропади все пропадом! — прорычал Люсьен и стукнул кулаком по стене.

А какая была хорошая идея! Они же созданы друг для друга, черт побери! И потом, он ее действительно любит!

Эта мысль заставила его похолодеть. Любит! Тогда почему же он не начал именно с этого?

— Пропади все пропадом… — повторил Люсьен беспомощно.

Ему никогда не приходило в голову, что кто-то может быть еще более против брака, чем он, и что его избранница может ответить отказом. Ее «да» разумелось как-то само собой. К тому же он и помыслить не мог о ситуации, при которой в дело вмешается любовь. Все, на что Люсьен готов был согласиться, — это терпеть жену возле себя.

38
{"b":"110","o":1}