ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маленькая книга BIG похудения
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Неделя на Манхэттене
Страсти по Адели
Твердость характера. Как развить в себе главное качество успешных людей
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Замуж не напасть, или Бракованная невеста
Из ниоткуда. Автобиография
Список желаний Бумера

— Благодарю за внимание, — сказала она с отчаянием и сунула рекомендации в сумочку.

Немногие из друзей, еще не отвернувшихся от нее после разыгравшегося скандала, предупреждали, что лучше молчать о нем, пока возможно, однако правда все равно всегда выплывает на поверхность. Оказаться выставленной за дверь, уже приступив к работе, было бы еще хуже.

— Так когда вы сможете начать?

— Начать? — Александра замерла.

— Я же сказал: место ваше, — с показным недовольством напомнил граф, приподняв ее лицо за подбородок.

Она вдруг испытала безрассудное желание поцеловать его. Сейчас, когда они стояли совсем рядом и смотрели друг другу в глаза, это было бы так легко!

— Мои вещи у подруги в Дорсете.

— Хорошо, я пошлю с вами двух лакеев. Надеюсь, вещей у вас не слишком много?

Александра судорожно сглотнула. Все происходило так быстро, словно ее стремительно затянуло в водоворот и уносило в неведомые глубины.

Наконец, сделав над собой усилие, она ответила:

— Нет, не много, милорд.

— В таком случае до вечера.

Граф взял ее руку и медленно склонился к ней. Тепло его губ ощущалось даже сквозь перчатку. Выпрямившись, он улыбнулся с таким видом, будто не заметил смятения Александры.

— Милорд! Между нами все должно быть ясно с самого начала! Я буду учить и наставлять вашу кузину, но и только!

— Не зарекайтесь, мисс Галлант. — Коротко усмехнувшись, он снова склонился к ее руке.

Леди Виктория Фонтейн опустила край кружевной гардины и, повернувшись, недоверчиво прищурилась.

— Карета Люсьена Балфура? Я не ослышалась?

Александра, укладывая вещи в дорожный сундук, ответила небрежным кивком.

— Того самого Балфура? Графа Килкерна?

— Да. А что в этом такого, Лисичка?

— Помнится мне, кто-то бил себя в грудь и заверял, что отныне постарается держаться подальше от неприятностей. Кто бы это мог быть? — Виктория расхохоталась.

Тем не менее, Александра упрямо продолжала свое занятие, не глядя на подругу. Она и сама не понимала, почему согласилась, почему в такой спешке собирала сейчас вещи, рассчитывая уже к вечеру оказаться в Балфур-Хаусе. Она как будто рвалась приступить к своим обязанностям раньше, чем опомнится от безумия, которое заставило ее принять место гувернантки в доме графа Килкерна.

— Я рада, что сумела тебя развеселить.

Надо сказать, при ином стечении обстоятельств Александра и сама веселилась бы заодно с Викторией. Ей уже приходилось встречать подобного рода мужчин: надменных, самоуверенных, искренне считавших, что все на свете принадлежит им просто по праву рождения. Такой подход всегда невероятно раздражал ее, и все же после короткой беседы с типичным прожигателем жизни она жаждала продолжить знакомство. Да что там — она буквально предвкушала возвращение в этот дом, трепетала при мысли о новых встречах…

Стоп! Не хватало еще забыться настолько, чтобы ронять вещи, вздрагивать от каждого слова и лежать по ночам без сна! Не для того она поступила в гувернантки. Ее наняли с целью навести лоск на юную леди — вот этим она и займется. Самоуверенному графу придется играть по ее правилам, а если это ему не по душе, пусть дает ей расчет.

И все же… все же, отчего ей так не терпится вернуться туда?

— Почему-то мне уже не весело, — заметила Виктория, почесывая Шекспира за ухом. — Не делай этого, Лекс, лучше останься со мной здесь, где ты в безопасности…

— Но я не могу бесконечно злоупотреблять твоим гостеприимством!

— Родители привязались к тебе, так что ты ничем не злоупотребляешь.

— Не привязались, а просто привыкли, — уточнила Александра не без горечи. — Они будут рады от меня избавиться. Наверняка им кажется, что я на тебя плохо влияю. И потом, ты скоро переберешься в Лондон — совсем ни к чему, чтобы и там рядом с тобой видели особу с подмоченной репутацией.

— Это еще чья больше подмочена!

— Довольно об этом. — Александра опустила крышку сундука и начала укладывать туалетные принадлежности в шляпную картонку. — Все решено. Я не богата и не титулована, мне даже нечего унаследовать, а значит, нельзя сидеть сиднем и ждать. Я должна сама зарабатывать себе на жизнь.

— Но не у лорда Килкерна!

С этим Александра готова была согласиться хотя бы потому, что лорд Килкерн оказался самым красивым, самым обаятельным и мужественным из мужчин, которых ей приходилось встречать.

— Никто другой не пожелал нанять меня. И не пожелает.

— Ты преувеличиваешь!

— Ничуть. — Александра вздохнула, сожалея, что не обладает такой же врожденной раскованностью, как Виктория. — На мне теперь ярлык падшей женщины. В лучшем случае люди думают, что я ублажала лорда Уилкинса, а в худшем — что свела его в гроб.

— Перестань!

— Даже тот, кто в душе не верит сплетням, охотно злословит на мой счет.

— Если ты поступишь на это место, злословить будут еще больше.

— Ну как сказать.

Александра отворила дверь и поманила лакеев лорда Килкерна, терпеливо ожидавших в коридоре. Вежливо поклонившись, они подхватили сундук за ручки и удалились. Оставались только шляпная картонка и маленький саквояж со всякой всячиной. Она вздохнула при мысли, что этим и ограничиваются все ее пожитки. Всякая всячина! Как нельзя лучше подходит к ее жизни!

— А лорд Килкерн знает, где ты в последний раз служила?

— Я сама сказала. — Александра спокойно встретила встревоженный взгляд фиалковых глаз подруги. — Это не помешало ему нанять меня.

— Еще бы! С такой-то репутацией! Он, видно, надеется испытать все это на себе самом!

— Что ж, тем лучше. — Она натянуто улыбнулась. — Граф горит желанием поскорее сбыть с рук кузину. Если она сделает выгодную партию, мои шансы найти очередное место возрастут.

— Хм! — Виктория скептически подняла бровь. — По крайней мере хотя бы не забывай на ночь запираться.

Александра подумала, что дверной засов вряд ли остановит Люсьена Балфура, если ему вздумается проникнуть ночью в ее спальню.

— Я не забуду, Лисичка.

— И обещай, что вернешься немедленно, если что-нибудь придется тебе не по вкусу.

— Обещаю.

Виктория обняла ее и чмокнула в щеку, после чего Александра наконец улыбнулась по-настоящему. Потом она взяла саквояж, картонку и повернулась к двери.

— Уверена, мы будем видеться.

— Разумеется. Береги себя, Лекс!

Входя в двери Балфур-Хауса следом за лакеями, Александра мысленно повторяла все, что с порога выскажет хозяину дома, однако в холле ее ожидали лишь дворецкий и горничная.

— А где лорд Килкерн?

Через мгновение ей стала ясна вся нелепость этого вопроса: хозяин дома не обязан встречать новую прислугу с распростертыми объятиями. Это несколько обескуражило ее — до этого граф так старался показать, что имеет к ней личный интерес, что она почти поверила. И вот он даже не вышел ее поприветствовать!

— Милорд проводит вечер вне дома, — объяснил дворецкий бесцветным голосом, который еще днем нагнал на Александру тоску. — Позвольте вас проводить.

— А где…

Она запнулась, сообразив, что о кузине графа и его тетке знает ничтожно мало. Нельзя начинать службу с проявления полного невежества в этом вопросе.

— Вам что-нибудь нужно, мисс Галлант?

— Благодарю, нет.

Она подхватила Шекспира на руки и последовала за лакеями вверх по лестнице. Вся ситуация казалась в высшей степени странной. С тех пор как Александра окончила частную школу мисс Гренвилл, она старалась соблюдать осторожность, поступая на службу. Все ее наниматели были милые, славные люди, их дети хорошо себя вели, а старушки искренне радовались неожиданно обретенной компании. Единственной ее роковой ошибкой оказалось место в доме лорда и леди Уилкинс, и, похоже, сейчас она совершала вторую ошибку, не менее ужасную.

— Ваша комната, мисс Галлант, — пробубнил за ее спиной дворецкий. — Зеленую в дальнем углу занимает миссис Делакруа, а мисс Делакруа — голубую рядом с ней. Апартаменты лорда Килкерна в другом крыле.

4
{"b":"110","o":1}