ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 15

— Почему ты решила, что виконт Белтон в тебя влюблен? — полюбопытствовала Александра, открывая дверь в шляпный салон.

— Всю прошлую неделю я получала от него по письму в день, и он дважды бывал в Балфур-Хаусе…

— У лорда Килкерна. Они — друзья, и ты это знаешь.

— Лекс, в тебе нет ни капли романтизма!

Александра хмыкнула. Возможно, Роза угадала правильно. Что ж, тем лучше — будь она романтической натурой, давно бы уже утопилась в пруду среди лилий.

— Но что, если ты ошибаешься? — настаивала она. — Если это не любовь, а просто увлечение и до предложения дело не дойдет?

— Все возможно, — сказала Роза неожиданно рассудительным тоном и сняла с манекена шляпу, чтобы получше рассмотреть отделку. — Дома за мной ухаживал Фредди Денверс, сын одного сквайра, он все время повторял, что мечтает на мне жениться, но звучали его обещания неубедительно. К тому же мама считала, что для уплаты его карточных долгов за мной надо будет дать в приданое весь Дорсет.

Александра взглянула на свою подопечную. Она всегда думала, что леди Делакруа не нуждаются в деньгах и охотятся больше за титулом, чем за состоянием.

— А если бы твое приданое было больше, вышла бы ты за Фредди Денверса?

— Что? За Фредди? — Роза сделала кислую мину. — Хорош жених! Ни титула, ни даже приличного дома — какая-то жалкая хижина в шесть комнат. Наш тоже был невелик, но не настолько! Я бы не хотела так опуститься.

— Да уж, конечно. Это я так…

— Ты надо мной подшучиваешь!

— Ничуть.

Роза оставила в покос шляпу и взяла зеленый капор. Лицо ее приняло задумчивое выражение.

— Года три назад, когда кузен Люсьен был в Лондоне, мама, папа и я совершили тур по поместью Килкерн. Видела бы ты особняк! Настоящий дворец из двухсот комнат. Одних гостиных там не меньше шести, два бальных зала и один Бог знает сколько комнат для гостей. Мама все время повторяла, что в мыслях видит себя хозяйкой этого дома, куда к нам с Люсьеном будет съезжаться на балы все окрестное дворянство.

— К вам с Люсьеном? — растерянно переспросила Александра.

Сердце ее дало внезапный сбой, что было ужасно глупо. У нее нет на графа никаких прав, а значит, нечего вздрагивать, услышав его имя из женских уст!

— Тут просто не на что смотреть! — нервно сказала Роза, и ее хорошенькое личико побледнело. — Идем отсюда!

Она бросила капор на полку и устремилась к двери, отчего неприятное чувство, завладевшее Александрой, только усилилось. Это было совсем не похоже на Розу. Если она нацелилась на Люсьена, то почему с такой радостью принимала ухаживания виконта Белтона? А сам Люсьен? Знал он или нет, что кузина им интересуется? Очень возможно, ему было не до того за хлопотами по поискам невесты.

— Лекс, ты идешь?

— Да, сейчас.

Нужно как можно скорее разобраться, кого предпочитает Роза — Роберта или Люсьена. Александра нахмурилась. Люсьен ее не больше, чем она — его, и нечего ревновать к семнадцатилетней девчонке! Впрочем, она и не ревнует.

Полуденная толкотня у бакалейной лавки в конце концов заставила Розу замедлить шаг. Александра пристроилась рядом и обвила рукой ее талию.

— Не спеши. Такой шаг пристал только скаковым жеребцам на дерби. Возьмем по ломтику пирога?

— Мама бы этого не одобрила.

— А мы ей не скажем.

— Тогда давай купим, — согласилась Роза и неуверенно улыбнулась.

Когда они встали в очередь, Александра бросила рассеянный взгляд вдоль улицы — и оцепенела. К ним приближалась женщина в трауре и черном вдовьем чепце. Вопреки надменно вскинутому подбородку и гордой поступи она выглядела маленькой и истощенной. Не глядя по сторонам, она направлялась прямо к бакалейной лавке, словно заранее ожидая найти то, что ей нужно.

— О нет!

— Что случилось?

— Тише! — Александра схватила Розу за руку и потащила за собой в переулок.

Когда очередь скрылась из виду, она прижала руку к груди и с облегчением вздохнула.

— Да что с тобой? — В голосе Розы зазвучала тревога. Александра колебалась. Ей нужно было как-то сберечь остатки собственного достоинства, поэтому она ответила уклончиво:

— Извини, кажется, я поступила невежливо.

— Но в чем все-таки дело?

Мало-помалу Александра опомнилась.

— Просто… понимаешь, я… я увидела свою бывшую хозяйку.

— Леди Уилкинс? — Глаза Розы расширились.

Ну вот, даже этот ребенок в курсе сплетен о ней!

— Я не думала, что она сейчас в Лондоне. — Александра вздохнула.

— Что же теперь делать?

— Ничего. Что тут поделаешь? Все равно я скоро уеду, а пока буду держаться от леди Уилкинс подальше, насколько то возможно.

— Ну я-то тебя к ней не потяну! — воскликнула Роза негодующе.

— Что ж, и на том спасибо. — Александра слабо улыбнулась.

Фиона отпила глоток чаю, с удовольствием прислушиваясь к разговорам окружающих. Миссис Фокс жаловалась на подагру, которая весь день держит мужа в постели, зато не мешает ему проводить долгие вечера в клубе, леди Говард делилась слухами о Шарлотте Таннер, покинувшей Лондон задолго до окончания сезона под предлогом внезапной хвори, хотя на деле какой-то джентльмен наградил ее ребенком, и о Виктории Фонтейн, только что разбившей сердце еще одному бедному мальчику.

Все это звучало занимательно, но Фиона ждала другого, гораздо более интересного. Когда дворецкий леди Халверстон в очередной раз отворил дверь гостиной, где проходило чаепитие, она быстро повернула голову, но убедившись, что вновь прибывшая ей незнакома, отставила чашку.

— А вот и ты, Маргарет! — Леди Халверстон встала и взяла гостью за руку. — Как мило, что ты смогла заглянуть к нам.

— Позволь поблагодарить тебя за приглашение.

— Ерунда! Ты должна заходить ко мне запросто, как подруга к подруге. Ну, мои дорогие, надеюсь, вы примете в свой круг леди Уилкинс!

— Ах, леди Уилкинс! — вскричала Фиона, вскакивая первой. — Мои глубочайшие, глубочайшие симпатии!

— Маргарет, это миссис Делакруа.

— Нет-нет, называйте меня просто Фионой — у нас столько общего! Я просто не чаяла дождаться встречи. Не присядете ли, дорогая?

— С удовольствием.

Леди Уилкинс, седеющая сухопарая женщина в черном, уселась и приняла у лакея чашку с чаем.

— Я сама лишь недавно сняла траур, — продолжала Фиона. — Мой дорогой супруг однажды вечером упал замертво, оставив безутешную жену и дочь.

— А мой был безжалостно у меня отнят, — заявила леди Уилкинс.

— Какой ужас!

— Не знаю, что вы слышали об этой истории, но лично я убеждена — это было убийство.

— Да что вы говорите? — воскликнула Фиона, хватаясь за сердце.

— И кто же убил его, как вы думаете? Компаньонка, которой я верила, как себе самой. Если бы только я могла доказать вину этой женщины — тогда уж она точно не избежит тюрьмы, где ей самое место!

Дело шло даже быстрее, чем Фиона смела надеяться.

— Бедняжка! Что вы пережили! Неужели прямо в вашем доме?

— Почти на моих глазах!

Фиона напустила на себя сочувственный вид, мысленно подталкивая собеседницу, чтобы та поскорее назвала имя виновницы. У нее не было ни малейшего желания часами выслушивать всякий вздор да еще при этом поддакивать.

— Неслыханно! И она избежала наказания?

— Я ее немедленно рассчитала, но этого прискорбно мало.

— В самом деле! Я ведь спрашиваю не из праздного любопытства. Не так давно мы наняли к моей дочери гувернантку, и… кто знает…

— Я уверена, что вам ничего не грозит, раз ваш муж уже в могиле. Эта дьяволица, мисс Галлант, нанимается только в те дома, где есть мужчина, которого можно обирать.

Ну наконец-то!

— Как? Вы сказали — мисс Галлант?

— Ну да, Александра Галлант. А в чем дело?

— О Боже! Да ведь так зовут нашу гувернантку!

Леди Уилкинс чуть не свалилась со стула.

— Не может быть!

— Именно так! Она уже месяц живет в Балфур-Хаусе… Боже милостивый! — Тут Фиона прижала ладонь ко рту, как бы опасаясь сказать лишнее.

42
{"b":"110","o":1}