ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но она сама приказала мне отнести одно запоздавшее приглашение на Генриетта-стрит, — возразил Винсент.

Эта улица находилась на самой окраине Мейфэра, и населяли ее в основном разного рода выскочки, что явно шло вразрез с намерением Фионы собрать под крышей Балфур-Хауса самый цвет лондонского общества.

— Кому адресовано приглашение? — полюбопытствовал Люсьен.

— Не знаю, милорд. Мое дело — доставить его по адресу.

Люсьен протянул руку, и лакей вложил в нее письмо. Прочтя имя на конверте, Люсьен с минуту его переваривал.

— Разнеси остальные, а этим я займусь сам.

— Слушаюсь!

Винсент отправился на конюшню седлать лошадь, а его хозяин остался стоять неподвижно, пытаясь обуздать ярость, которая крепла по мере того, как до него доходил смысл случившегося.

Наконец он решительно вскрыл конверт, прочел приглашение, скомкал и сунул в карман.

Люсьен нашел Фиону, Розу и Александру в бальном зале. Они присматривали за подготовкой к предстоящему торжеству.

— Всю прислугу вон! — рявкнул он, едва переступив порог.

— Что-нибудь случилось, милорд? — спросила Александра, с испугом глянув на его искаженное гневом лицо.

— Уимбл!

Дворецкий удивительно прытко для своих лет начал подгонять слуг, без того спешивших поскорее убраться с глаз разгневанного хозяина. Наконец исчез и он сам.

Роза, как и следовало ожидать, приготовилась пустить слезу.

— Уходи! — коротко приказал Люсьен.

— Да, но как же… — Она зашмыгала носом.

— Вон!

Девушка в ужасе бросилась бежать со всех ног. Когда она скрылась за дверью, в зале остались только Фиона и Александра. Только тут Люсьену пришло в голову, что лучше бы разобраться с теткой наедине.

— Мисс Галлант, вы тоже, пожалуйста, оставьте нас.

— Как прикажете, милорд. — Александра бросила в его сторону встревоженный взгляд и вышла.

— Что на тебя накатило, племянник? — проскрипела Фиона самым противным своим голосом. — До приезда первых гостей осталась всего пара часов.

Люсьен мрачно уставился на нее.

— Как давно вы знакомы с леди Уилкинс?

— Это мое личное дело! — с вызовом ответила почтенная матрона, однако лицо ее слегка побледнело.

Граф молча ждал, даже не пытаясь обуздать бешеную ярость, которая клокотала в его груди.

— Не пойму, с чего ты так всполошился, — наконец неохотно продолжила Фиона. — Мы с леди Уилкинс нашли общий язык на почве вдовства. Нас обоих не пощадила судьба, и…

— Если вы немедленно не начнете отвечать на мои вопросы, она вас и подавно не пощадит. — Люсьен выхватил скомканное письмо и сунул его тетке под самый нос. — Эта женщина никогда — вы слышите, никогда! — не переступит порог моего дома!

— Ты отказываешь в капле расположения бедной одинокой вдове, зато позволяешь развратнице, убийце жить в твоем доме! Хороша поддержка кузине в ее дебюте!

— Это мой дом, и мне решать, кто будет или не будет в нем жить. От мисс Галлант в тысячу раз меньше неприятностей, чем от вас с Розой.

— Да, но ее репутация…

— Она не хуже моей.

— Ага! — Фиона ткнула в Люсьена пальцем. — Вот, значит, что вас свело! Эта женщина хочет прибрать к рукам твое состояние, как прибрала денежки несчастного лорда Уилкинса! Мне известно, что она уже пролезла к тебе в постель, а если надо, все об этом узнают! Ты не заткнешь мне рот, племянник!

Только тут Люсьену пришло в голову, что его тетка много умнее и хитрее, чем он всегда полагал. Ему до зуда в пальцах захотелось сомкнуть руки на ее горле, из которого вырывался этот пронзительный визг старой ведьмы, и лишь огромным усилием воли он сдержал себя.

— Попробуйте только заикнуться об этом, и остаток жизни вам придется провести в провинции, сплетничая с курами и коровами! — процедил он.

— Не смей мне угрожать!

— Я вас предупредил, и не вздумайте играть со мной, иначе я вас в порошок сотру! Говорите быстро, что вам нужно!

— Гувернантка должна убраться отсюда сразу после бала…

— Это случилось бы и без ваших низменных интриг!

— Но она может вернуться, а я этого не допущу! Мы с леди Уилкинс договорились устроить все так, чтобы Александра Галлант не нашла себе здесь места до конца своих дней. Пусть даже не надеется!

— Ну хорошо, — сказал Люсьен, изо всех сил борясь с желанием покончить с теткой раз и навсегда. — А что потом?

— Потом тебе придется взять Розу в жены, племянник!

Люсьен с минуту смотрел на Фиону во все глаза, не находя слов.

— Да-да, ты женишься на моей дорогой девочке, а потом я оставлю Александру Галлант в покое. Эта потаскуха тебе небезразлична — я слышала ваш с ней разговор об ублюдке, которого она могла бы произвести на свет. К счастью, Бог не допустил подобного бесчестья. Короче, племянник, Роза станет леди Килкерн, и мои внуки унаследуют все, чем ты сейчас владеешь.

— Потрясающие амбиции! — воскликнул Люсьен, против воли восхищаясь дьявольской изобретательностью глуповатой на вид женщины. — И давно вы лелеете эти планы?

— С того самого дня, как поместье, титул и состояние достались тебе! Сегодня будет бал, на котором ты не отойдешь от Розы ни на шаг. Все должны убедиться, что вы просто созданы друг для друга, а завтра мы объявим о помолвке.

Когда Фиона ушла, Люсьен еще долго стоял посреди предпраздничного разгрома, размышляя над состоявшимся разговором. Итак, его тетка пошла ва-банк. Если ее домыслы, ее голословные утверждения будут обнародованы, лично ему ничего не грозит, зато Александра испытает всю тяжесть грядущих последствий.

Люсьен выругался. Утратив осторожность, он подставил Александру под удар. Более того, позволил, чтобы последнее слово осталось за Фионой, чего прежде никогда не случалось и чего он не намерен был терпеть. Если эта мегера думает, что победила, то она жестоко ошибается! Она уже совершила ошибку — тем, что выложила ему все. Теперь ее ждет ответный ход.

Сложив шаль, Александра убрала ее в дорожный сундук, иначе кружевная отделка могла не выдержать и истрепаться в дороге. Столь дорогая вещь подходила разве что для Лондона и вряд ли могла пригодиться скромной провинциальной учительнице, но все же Александра не нашла в себе сил оставить ни шаль, ни платья от мадам Шарбон — слишком о многом они ей напоминали.

В дверь постучали, но она не двинулась с места.

— Мисс Галлант!

Как хорошо она знала этот голос! Ей до боли захотелось ответить, однако остаться наедине с Люсьеном накануне отъезда было бы чистой воды безумием.

— Александра! Открой, я знаю, что ты там!

Терьер вылез из-под кровати, подошел к двери и нетерпеливо тявкнул, его короткий хвостик задергался из стороны в сторону. Пес буквально обожал хозяина дома — еще бы, ведь здесь ему позволялось все! Впрочем, свобода имела свои оборотные стороны, если не для собаки, то для человека, во всяком случае, Александре она не принесла счастья.

Стук становился все громче, ручка судорожно задергалась. Потом раздался тяжелый удар, и замок вылетел из гнезда.

Когда Люсьен вошел, потирая плечо, Александра вскрикнула.

— Нужно было отвечать.

— Я и ответила — молчанием. — Александра вернулась к своим вещам, а Люсьен, присев на корточки, принялся поглаживать Шекспира.

— У нас неприятности.

— Я уже догадалась, — сказала она с внешним спокойствием, сжав в руках синюю дорожную шляпку. — Без причины вы бы не стали беситься, как десятибалльный шторм.

— Моей тетке известно, что мы с тобой любовники.

— Мы не любовники! Может быть, были, но с этим давно покончено. Мне все равно, что известно миссис Делакруа, потому что завтра меня здесь не будет.

— Но тебе ведь не все равно, что она спелась с леди Уилкинс? — спросил Люсьен, продолжая поглаживать собаку.

Столь неожиданная новость заставила Александру осесть прямо на пол.

— Что с тобой? — встревожился Люсьен. — Ты говорила, что прежде никогда не падала в обморок…

— И сейчас не собираюсь. — Она взялась ладонями за виски, пытаясь остановить вращение комнаты. — Боже, мне дурно! Одно дело, когда леди Уилкинс является в Лондон, и совсем другое — когда она является в этот дом!

44
{"b":"110","o":1}