ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это вы — лейтенант Макинтайр? — недоверчиво осведомился адмирал.

— Я, — сильным грудным голосом ответила она, явно не робея в присутствии такого количества молодых и старых японцев, не уступавших в своем пренебрежительном отношении к женщинам своим злейшим врагам — арабам. — Прислана с донесением и для взаимодействия.

Фудзита жестом предложил ей сесть. Дэйл опустилась на пустой стул рядом с Брентом, поставила принесенный с собой небольшой ящик на палубу и разложила на столе несколько листков. Брент, покосившись на таинственный ящик, увидел изящно округленную икру, обтянутую поблескивающим, как полированная слоновая кость, нейлоном, и почувствовал, что голова у него больше не болит.

Фудзита между тем без предупреждения дал бортовой залп:

— Мадам. Женщины на авианосец «Йонага» не допускаются.

Она окинула адмирала ледяным взглядом больших зеленых глаз:

— Центральное разведывательное управление Соединенных Штатов Америки, к сожалению, не было осведомлено о том, что «Йонага» остался в семнадцатом веке, и прислало меня сюда с донесением.

— Излагайте, мадам! — Фудзита хлопнул ладонью по столу.

— Называйте меня, пожалуйста, «миссис Макинтайр».

— Я жду, мадам!

Дэйл Макинтайр поднялась и, собрав свои бумаги, спрятала их в сумку.

— Я отказываюсь, мистер Фудзита, — в голосе ее явственно похрустывали льдинки.

От такого вопиющего нарушения субординации по рубке пробежал приглушенный ропот.

— Так, — сказал адмирал. Все взгляды обратились к нему. Женщина ждала, не садясь и не уходя. Каждому было известно, что привезенные ею сведения чрезвычайно важны и что от них, быть может, зависит само существование авианосца. — Хорошо. Я слушаю вас, миссис Макинтайр, — выговаривая слова с таким отвращением, словно у них был вкус гнили, произнес он и добавил, явно чтобы спасти лицо: — Докладывайте и покиньте судно.

— То и другое сделаю с большим удовольствием. — Она выпрямилась и вновь достала из сумки листки. — Соединенные Штаты не смогут увеличить поставки нефти Японии.

— Но мы же и так сидим на голодном пайке, еле-еле можем проводить стрельбы и учения! — воскликнул старший офицер. — Горючего не хватает! Почему не обратиться к Бахрейну, Кувейту, Оману, Объединенным Арабским Эмиратам? Ведь они не примкнули к коалиции Каддафи, не участвуют в этом его джихаде?! А запасы нефти у них — неисчерпаемые!

— Верно, — согласилась Дэйл. — Тем не менее они опасаются ссориться с Каддафи. А теперь, когда Иран и Ирак возобновили военные действия, проводить танкеры Ормузским проливом стало просто опасно. — Она заглянула в листок и вновь подняла глаза: — Прошу не забывать, в Америке введено строжайшее нормирование нефтепродуктов, и мы с трудом обеспечиваем потребности наших европейских союзников. Сейчас почти все, что добывается на Аляске, идет Японии.

— Не волнуйтесь, Араи, сядьте, — сказал Фудзита. — Мы без топлива не останемся. Скорее уж эти штатские бездельники поставят свои «тачки» на прикол.

Послышались одобрительные смешки.

Дэйл Макинтайр продолжала, не смущаясь под взглядами десятков глаз, устремленных на нее, — так жертвы кораблекрушения грезят наяву о еде и воде:

— По нашим сведениям, «Маджестик» стал в Сурабае на ремонт, который займет не меньше четырех месяцев. Длина полетной палубы этого авианосца — семьсот футов, вмещает сорок четыре самолета, делает тридцать узлов в час. Многочисленные зенитные скорострельные установки и 76-мм универсальные орудия.

— А где остальная часть эскадры? — спросил Араи.

— На атолле Томонуто.

— Да? Мы ведь там лет тридцать назад проводили испытания нашей водородной бомбы, и там до сих пор очень высокая радиоактивность, — сказал Аллен.

— Он необитаем.

— Это точные сведения? — осведомился Фудзита.

— Нет, адмирал, приблизительные. — Глаза офицеров неотрывно следили за тем, как она уперла руку в бедро, потом через миг опустила ее на стол. — Наши спутники уничтожены, дальней авиации катастрофически не хватает, с Гавайев нам пришлось уйти, и потому мы просто физически не в состоянии обследовать каждый клочок суши в океане. Но от местных жителей поступила информация о приходе группы крупных судов.

— Каких местных жителей? — удивился Аллен. — Вы же сказали, что атолл необитаем?

— Сказала и повторяю. Это сильно затрудняет сбор сведений. Информацию мы собираем в Труке.

— И, разумеется, этот атолл не просто якорная стоянка… — задумчиво произнес Аллен. — Скорее база.

Дэйл приоткрыла улыбкой сверкающие белизной ровные зубы:

— Разумеется. — Она снова заглянула в свое досье. — Там уже стоят две плавучих базы и танкер-заправщик с сорока тысячами тонн мазута.

По рубке прошел тревожный шумок.

— По нашим данным, второй авианосец — это новый корабль испанской постройки «Принсипе де Астуриас»: длина — семьсот футов, пятьдесят самолетов на борту, скорость — тридцать два узла, мощная зенитная артиллерия и новейшие радары.

Макинтайр кивнула:

— И еще два крейсера. Арабы купили у Пакистана «Бабур»: бывший корабль британского королевского флота «Лондон». Водоизмещение — семь четыреста, длина — пять семьсот, главный калибр — шесть «Армстронг-Виккерс» калибра пять-двадцать пять, двадцать шесть скорострельных орудий и много зенитных «Эрликонов» и «Бофорсов» соответственно по двадцать и сорок миллиметров, смонтированных на двух— и четырехствольных установках. — Под взглядами офицеров она продолжила чтение справки: — «Умар Фаруз», купленный у Бангладеш бывший британский крейсер «Лландафф». Длина — всего триста шестьдесят футов, но способен развивать скорость до тридцати шести узлов, мощное вооружение — четыре орудия по пять-двадцать пять, двадцать четыре двадцатимиллиметровых «Эрликона», двадцать «Бофорсов».

Японцы обменивались мрачными взглядами. У Брента опять заныла голова, и он стиснул пальцами лоб.

— Так, с крейсерами ясно, — сказал Фудзита. — По нашим данным, корабли сопровождения и охранения насчитывают семь эсминцев класса «Джиринг».

— А по нашим — не семь, а двенадцать кораблей класса «Флетчер» и «Джиринг». Вооружение стандартное — соответственно по пять и шесть орудий калибра пять-двадцать пять, торпеды, зенитные установки.

— Радары управления огнем имеются? — оживился кэптен Файт.

Дэйл, к его явному облегчению, покачала головой.

— Нет, только системы поиска воздушных и надводных целей. — Она обвела рубку глазами и обратилась к Фудзите: — Я привезла шифратор.

Адмирал кивнул Аллену.

— Шифрами и кодами у нас занимается лейтенант Брент Росс из РУ ВМС, — сказал тот. — По окончании совета вам надо будет с ним поговорить, миссис Макинтайр.

— Где же он, лейтенант Брент Росс? — оглянулась она по сторонам.

— Это ваш сосед справа, — подсказал Аллен.

Она повернула голову и улыбнулась:

— О, я вас не заметила, мистер Росс! Рада с вами познакомиться.

— Очень приятно, — пробормотал Брент и тоже улыбнулся.

— Сэр, вы позволите мне представить лейтенанту Макинтайр старших офицеров «Йонаги»? — спросил Аллен.

Фудзита, сморщившись, медленно наклонил голову. Поднявшись, адмирал Аллен быстро представил Дэйл командиров БЧ и служб. Ее зеленые глаза останавливались на каждом, а пожилые японские офицеры забавно вытягивались, как желторотые кадеты, желая произвести наилучшее впечатление на гостью. Фудзита мрачнел на глазах и, явно теряя терпение, все громче барабанил пальцами по столу: в его владения вторглось чуждое существо — женщина. Это дурная примета и недоброе предзнаменование. Брент уже видел адмирала в такой ситуации два года назад, когда на борт «Йонаги» поднялась капитан израильской разведслужбы Сара Арансон. Тогда адмиралу удалось довольно быстро отделаться от нее.

— Проводить воздушную разведку Марианских островов и атолла Томонуто нам нечем. Нужны подводные лодки, — сказал он, когда церемония знакомства завершилась.

Дэйл вытащила из папки листок бумаги и быстро проглядела его.

26
{"b":"1102","o":1}