ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прошли пятьдесят футов, — крикнул наверх Бэттл.

— Продуть кормовую и выровнять. Средний ход.

— Есть продуть кормовую…

— Так. Перископ поднять!

Уильямс нажал на свисающую с верхней переборки кнопку на длинном проводке — послышался металлический щелчок реле, и стальная труба, погромыхивая подшипниками, скользнула вверх по своей шахте.

— Шестьдесят четыре фута, сэр, — доложил Бэттл.

Аллен согнулся, ухватил вылезшие из шахты ручки, расщелкнул их наподобие перекладины креста, приник к резиновому наглазнику окуляра и стал плавно распрямляться, одновременно поднимая перископ и описывая вместе с ним полную окружность.

— Ничего, — со смешком кивнул он Джордану, сделав шаг от перископа.

С повадкой опытнейшего подводника тот привычно взялся за ручки перископа и взглянул в окуляр. Потом перевел увеличение с полутора единиц до шести, повернулся и стал что-то пристально рассматривать справа по борту.

— Вы не правы, адмирал, — заметил он, уступая тому место. — Взгляните на горизонт: у нас гости.

— А-а, «медовоз», — сказал Аллен.

— Вам не приходилось, сэр, топить транспорт говна? — как ни в чем не бывало осведомился тот.

— Что?

— Почему бы нам не предпринять учебную атаку? Баржа делает не больше пяти узлов. — Он обвел рукой вокруг. — Идеальные условия для совершенствования боевой выучки и огневого мастерства: море тихое, небо чистое, команда… Гм! Ну, о команде и говорить нечего! Давайте-ка засадим дуру в ассенизационную баржу.

Аллен, причмокнув в предвкушении губами, ладонью прижал кнопку, и сейчас же по лодке разнесся сигнал боевой тревоги. Когда Брент подскочил к КУТу[21] и повернул тумблер включения, Аллен уже поднял командирский перископ.

Уильямс как помощник командира, руководящего атакой, стоял напротив Аллена, считывая показания дальности и пеленга на перископе. Дэвид Джордан занял место рядом с рулевым, чутко вслушиваясь в каждую команду, зорко всматриваясь в каждое движение Сторджиса. По знаку адмирала Чарли Каденбах уже скатился по трапу в центральный пост и прокладывал курс «Блэкфина». Дышать в рубке стало чуть легче.

Брент обвел взглядом сосредоточенные лица вокруг: здесь, в тесном — длиной всего шестнадцать и шириной восемь футов — отсеке рубки, на главном командном посту лодки собрались те, кто должен был направлять смертоносный удар. Для того чтобы эти шесть или семь человек, сгрудившихся в стальной каморке, могли произвести торпедный залп, и работал весь остальной экипаж «Блэкфина», беспрекословно повинуясь малейшему знаку высокого седого старика, припавшего к окуляру перископа, и твердо зная, что от него, от его решений зависит — жить им или умереть.

— ГКП готов, — доложил Уильямс.

— Отлично.

— Носовой торпедный отсек готов, первое и второе машинные отделения готовы, носовой аккумуляторный отсек готов, — репетовал Дэвидсон звучавшие в его наушниках доклады БЧ.

Брент глядел на свой КУТ, издававший приглушенное басовитое гудение: он уже оценил достоинства этого незамысловатого счетно-решающего устройства, его умение выдавать варианты решений и схематическую диаграмму атаки, его способность определять положение лодки относительно цели, вычислять гироскопический угол торпеды, наводить ее на цель и по электрическим цепям передавать команду в торпедный отсек.

Верхняя панель компьютера была черного цвета, около четырех футов высотой, с двенадцатью круглыми калиброванными шкалами, ярко светившимися изнутри: «Скорость цели», «Длина цели», «Цель», «Курсовой угол цели», «Лодка», «Курс лодки», «Время» и другие.

Брент вместе с остальными — теми, кто стоял сейчас в рубке, готовясь к атаке, — много часов провел у этого прибора во время учебных тревог. Он научился оживлять двенадцать окошечек и, повернув расположенные под ними восемь маленьких тумблеров, закладывал в машину сведения о предполагаемой цели и о собственных курсе и скорости, а потом ждал, когда вспыхнет красный огонек и машина выдаст решение, которое будет означать неминуемую гибель вражеского судна и мучительную смерть ничего не подозревающего экипажа.

— Лодка к бою готова, — доложил Дэвидсон.

— Добро, — ответил адмирал, не отрываясь от окуляра. — Перископ убрать. — Он отступил от перископа и потянул к себе висевший на верхней переборке микрофон. — Внимание! — сказал он. — Сейчас мы с вами произведем имитацию торпедной атаки на буксируемую из гавани баржу. Хотя залпа не будет и торпед у нас на борту нет, действовать и выполнять команды надлежит как в бою, то есть точно, четко и быстро. — Он обвел всех глазами. — Так, поехали! Право на борт, держать два-шесть-ноль.

— Есть право на борт, держать два-шесть-ноль, — отозвался рулевой.

— Перископ поднять! Старший помощник, приготовиться взять пеленг! — он снова припал к окуляру.

Реджинальд Уильямс, стоявший с противоположной стороны перископа, всматривался туда, где вертикальный волосок перекрестья прицела соответствовал появившемуся наверху азимуту.

— Ноль-восемь-ноль, — прочел он.

Брент вложил эти данные в компьютер.

— Мачтовая антенна у нее короткая, — сказал Аллен. — Высота всего двадцать пять футов. А общая высота от ватерлинии до топа — около сорока пяти. — Его рука скользнула к маленькому колесику сбоку от перископа, повернула его сначала резко, а потом медленно, совмещая раздвоенное изображение в дальномере. — Дальность!

— Восемь-пять-пять-ноль, — сказал Уильямс, читая показания прибора, появившиеся на уровне мачты.

Брент повторил свою операцию.

— Перископ убрать! — скомандовал Аллен, делая шаг назад. — Курсовой угол цели никуда не годится — широкий и плоский. Вправо тридцать!

— Начальная дальность восемь пятьсот, — сказал Брент. — Скорость пять.

Уильямс, сверившись с показаниями своего прибора, кивнул.

— Сколько узлов мы даем в воде?

— Четыре, сэр, — ответил рулевой Сторджис, взглянув на лаг.

— Полный вперед! — крикнул Аллен в люк. — Центральный, глубина шестьдесят пять футов. — Послышались звонки машинного телеграфа, и гул электромоторов усилился. — Эту обсервацию сделаем быстро. Приготовиться! Перископ поднять!

Аллен, обхватив ручки перископа, кружился вместе с ним, стараясь, чтобы линзы были над поверхностью как можно меньше времени. — Дальность! Пеленг! Перископ убрать!

— Ноль-шесть-ноль, сэр! Дальность — шесть пятьсот.

— Так. Наша скорость?

— Девять узлов, сэр.

— Сколько перископ был над водой?

— Девять секунд, сэр, — ответил акустик, глянув на хронометр.

— Так. Отлично. Средний вперед! Первый, второй, третий, четвертый торпедные аппараты — товсь!

Прошла почти целая минута, прежде чем последовал доклад о готовности, и еще несколько минут стояла тишина. Наконец Аллен рявкнул:

— Открыть выходные люки! Последняя обсервация! Перископ поднять! — Снова с шорохом скользнула вверх стальная труба. — Пеленг! Дальность!

— Ноль-семь-ноль, дальность — две пятьсот.

— Курсовой угол — ноль-восемь-пять, — Аллен отступил от перископа. — Убрать!

Брент, колдовавший над КУТом, оторвался от него и с торжеством объявил:

— Есть! — Дальность, замеренная перископом, была введена в компьютер.

Вспыхнула красная лампочка, означавшая, что сработал механизм, вырабатывающий угол гироскопического прибора, и можно было произвести пуск в любую минуту.

— Торпедные аппараты с первого по четвертый… Глубина восемнадцать футов, скорость средняя… Залп!

Уильямс подскочил к пульту управления огнем — длинной металлической коробке с десятью окошечками, четыре из которых светились красным. Под ними шли ряды тумблеров, а еще ниже находилась «залповая кнопка» — поршень, снабженный круглой латунной головкой, изогнутой по форме человеческой руки. Уильямс изобразил, что включает тумблер и нажимает кнопку.

— Первая! — крикнул он в микрофон.

— Есть пуск! — ответил телефонист.

Выждав несколько секунд, Уильямс еще трижды повторил «пуск».

вернуться

21

Компьютер управления торпедами.

63
{"b":"1102","o":1}