ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Vaya con Dios! С богом! — попрощался он, сходя по штормтрапу.

Аллен и Брент помахали ему вслед. Потом адмирал повернулся к лейтенанту:

— Держать один-восемь-ноль и идти средним ходом, пока не оставишь по правому борту этот мыс и острова. Я пойду к штурману. Когда минуешь их, доложи — сообщу курс на Перл-Харбор.

— Есть, сэр, — ответил Брент, и адмирал спустился в рубку.

Двигаясь на северо-запад, курсом на Гавайские острова, по спокойному морю, под затянутым плотной пеленой облаков небом, лодка несколько раз попадала под короткие, но яростные ливни. За все время «Блэкфину» лишь дважды встречались суда, оба были сухогрузами.

В трехстах восьмидесяти милях от Гавайев, на десятый день после выхода из Панамского канала, их заметил гидросамолет базовой патрульной авиации «Мартин», снизился и изящно, как чайка, стал кружить над лодкой. Хотя Брент приказал Дону Симпсону и его помощнику старшине второй статьи Гороку Кумано включить систему связи «мостик — мостик», вызова не последовало. Вместо этого, четырежды облетев лодку, «Мартин» «окликнул» ее — из кабины высунулась рука и моргнул сигнальный фонарь. Когда Пит Ромеро немедленно отозвался условной вспышкой, бомбардировщик ушел к западу и скрылся из виду.

— Какая высокая бдительность! — усмехнулся Аллен. — Научились все-таки.

Через два часа старшина первой статьи Мэтью Данте — светловолосый молодой электронщик из Калифорнии, отвечавший на лодке за радиоэлектронную борьбу — вызвал Брента из радиорубки в центральный пост, к пульту РЛС:

— На сверхвысоких и высоких частотах эфир просто забит всяким мусором — даже какая-то станция из Лос-Анджелеса с позывными KFI поминутно влезает, — но что-то большое пытается пробиться сквозь все это, — отведя один наушник, он показал на экран, где между двух мигающих огоньков ровным красным светом загорелась третья лампочка. — Вот он! Ого! Пять тысяч пятьсот мегагерц. По характеристикам — военный корабль. Пеленг ноль-ноль-пять, дальность один-семь-пять, скорость тридцать два узла, идет на сближение. Помехи сильнейшие, но все-таки послушайте, мистер Росс, — он тронул тумблер, и из прикрепленного на переборке динамика следом за треском разрядов раздались неотчетливые гудки.

— Слышу. Он пеленгует нас?

— Нет, хотя толковому оператору это не составило бы труда. В этом случае гудок стал бы непрерывным. Вы ведь знаете, мистер Росс, что мы можем обнаружить его, прежде чем он получит эхо-сигнал. — Мэтью крепче прижал наушники. — На такой дальности кривизна земной поверхности заставляет его импульсы проходить над нами. Антенна у него, полагаю, футов восемь ширины и на ста футах от ватерлинии. Скорее всего это миноносец класса «Халл»… И все-таки он должен нас подцепить — получить отраженный сигнал… Слабый, но этого достаточно, чтобы засечь нас… Что они, заснули? Или от жары мозги раскисли? Или это наше покрытие так здорово действует? — Он пробежал пальцами по клавиатуре, повернул ручку, и на дисплее вспыхнул зеленый огонек. — В нашем каталоге «угроз» его нет.

— Запрос «свой — чужой» посылали?

— Пока нет. Доложить адмиралу?

— Я сам доложу. Держите его, Данте, — Брент снял трубку телефона и сообщил Аллену о миноносце.

— Наверно, это дозорный корабль, вызванный «Мартином», — ответил тот. — Все-таки после Перл-Харбора американский флот кое-чему научился. Поднимись на мостик, Брент. Нужны твои глаза.

Брент поспешил к трапу.

Общая скорость сближавшихся судов составляла больше пятидесяти узлов, и расстояние между ними через полтора часа сократилось до тридцати миль. «Блэкфин» так и не был обнаружен радарами неизвестного корабля, и адмирал ликовал.

Брент видел в бинокль, как из-за горизонта выплыли сначала антенны радаров на мачте, потом надстройки и наконец узкий, как лезвие ножа, нос.

— Он запеленговал нас, сэр, — доложил Мэтью.

— Запеленговал так запеленговал, — ответил Аллен. — Иначе быть не может. В конце концов, впередсмотрящието у него стоят на марсах.

Внезапно из люка донеслись пронзительные трели звонков, заставившие всех, кто стоял на мостике, взглянуть вниз, в рубку, откуда прозвучал встревоженный голос Данте:

— Сэр, он перешел на восемь тысяч мегагерц — это значит, что заработали радары управления огнем.

— По местам стоять, к погружению! — Скомандовал адмирал, и тотчас по лодке прокатился звук ревуна и затопали по стальным палубам башмаки матросов, разбегавшихся к постам по боевому расписанию.

В динамике раздался радостный голос Данте:

— Сэр, он отключил РЛС управления огнем! И я запросил по системе «свой — чужой!» Это наши!

— Отставить погружение! — крикнул в люк адмирал. — Выключить ревун. Сигнальщик, ответить ему!

Пит Ромеро повернул прожектор в сторону приближающегося корабля и помигал. Световая морзянка миноносца сообщила, что это корабль из состава ВМФ США — «Сомерс». Лодка сбавила ход.

— Эсминец класса «Халл», — сказал Брент.

— Все правильно, мистер Росс, — ответил адмирал, не отрываясь от бинокля. — Он нас принял за лодку типа «Виски» или «Зулус»: издали «Блэкфин» от них не отличишь.

Брент видел: адмирал, хоть и доволен тем, что опасность миновала, как-то необычно бледен и на висках и на лбу у него вздулись синие жилы.

— «Выделен… для вашего… сопровождения… — стал читать Пит Ромеро световую морзянку миноносца. — Держать… мне в кильватер».

«Сомерс» замедлил ход и стал разворачиваться по широкой дуге.

— Сигнальщик, запросить фамилию и звание командира миноносца, — громогласно откашлявшись, приказал Аллен.

Снова замигали с мостиков прожектора, и Пит ответил:

— Коммандер Брюс Дохэни, сэр.

— Сигнальщик, передать на миноносец: «Лодкой „Блэкфин“ командует адмирал Аллен. Приказываю следовать за мной».

На мостике раздался общий смех. «Сомерс» вошел в кильватер лодки.

Спустя несколько часов на горизонте появились зубчатые склоны островов Оаху и Молокай, замелькали многочисленные пароходы и рыбачьи суда, радары зафиксировали интенсивную работу береговых локаторов. По гладкому, как зеркало, морю, под сияющим небом лодка и миноносец, двигавшийся в пятистах ярдах у нее за кормой, вошли в пролив Кайви. Свободные от вахты подводники вылезли на палубу, разглядывая небоскребы Гонолулу. «Блэкфин» взял севернее, к входу в Перл-Харбор. С маяка замигали проблесковые огни.

— Сигнальщик, запросить разрешение на вход в гавань.

Под руками Пита защелкали шторки прожектора.

— Вход разрешен. Следовать на базу подплава к двенадцатому причалу.

— Добро. — Аллен кивнул Бренту.

Согнувшись, тот припал к окуляру дальномера:

— Курс три-пять-пять, сэр.

Брент отдал приказ, и лодка вошла в узкий пролив, ведущий в Перл-Харбор. Впереди зелеными уступами, похожими на крепостные бастионы, высились холмы Оаху, переходившие в горную гряду Кулау, вершины которой были покрыты облаками. На фоне поразительно яркой зелени бетонные коробки небоскребов Гонолулу и Вайкики неприятно резали глаз и казались совершенно неуместными и чужеродными.

«Блэкфин» медленно входил в гавань, оставляя по правому борту мыс Бишопа, казармы морской пехоты, судоремонтную верфь, потом так же медленно свернул еще правее, огибая остров Форда и двигаясь вдоль вереницы белых буйков — надгробий покоящихся на дне кораблей: «Оклахома», «Невада», «Теннеси», «Мэриленд», «Калифорния»… Мимо проплыла белая низкая рубка превращенного в мемориал авианосца «Аризона», и подводники молча проводили ее глазами.

«Сомерс», дав прощальный гудок, отвернул в сторону и пошел к причалам миноносцев. «Блэкфин» еще раз свернул направо — на базу подводных лодок. Через несколько минут он ошвартовался у двенадцатого причала.

Марк Аллен заметно опечалился. Брент подумал было, что настроение ему изменили тягостные воспоминания о гибели американского флота в 1941 году, но оказалось, что дело не в этом.

— Смотри, Брент, — сказал адмирал. — Какое множество кораблей — эсминцы, сторожевики, плавбазы! И все стоят на приколе! Нет горючего, чтобы вывести их в море.

67
{"b":"1102","o":1}