ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И их перевооружают, — заметил Брент. — Видите, сэр, на миноносцах демонтируют пусковые установки для торпед-ракет «Асрок» и ракет класса «корабль-воздух». Заменяют на 20-мм зенитные установки «Гатлинг».

— Вижу, — кивнул Аллен. — 20— и 40-мм многоствольные зенитные установки, автоматические 76-мм пушки и пятидюймовки двойного назначения. А плавать не на чем! Мазута нет!

— Все швартовы отданы! — доложил боцман. — Трап спущен!

Аллен побарабанил пальцами по ограждению и стал спускаться с мостика на палубу навстречу группе офицеров, которые гуськом всходили по трапу.

Заправившись топливом «под завязку», заполнив запасами продовольствия каждый дюйм свободного пространства — даже гальюны, — «Блэкфин» на следующее утро вышел из Перл-Харбора курсом на запад, оставив на юге остров Джонсона, а на севере — Уэйк. От редких встреч с другими судами Аллен старательно уклонялся, заблаговременно уходя в сторону, как только радары сообщали об их появлении. Пересекли линию смены дат, прошли к северу от Маршалловых островов и двинулись параллельно Каролинским. Это была зона оживленного судоходства: радар то и дело извещал о появлении очередного малотоннажного судна, курсирующего между островами и атоллами. Лодка каждый раз избегала встречи.

Условия жизни на «Блэкфине» оказались куда более комфортными, чем думал Брент. Члены японо-американского экипажа притерлись друг к другу, втянулись в службу, неся ее привычно, старательно и легко. Два кока и пекарь трижды в день вкусно и сытно кормили экипаж, стараясь потрафить и восточным, и западным пристрастиям. Морозильные камеры были забиты стейками, ростбифами, гамбургерами, рыбой, каждое утро пекарь подавал свежую порцию хлеба, булочек, сдобы и печенья — каждый брал себе что хотел и сколько хотел. Любой мог в любую минуту дня и ночи подойти к холодильнику и закусить рисом, тофу суси, беконом, яйцами, сделать себе сандвич с заранее нарезанной ветчиной, сыром или холодным мясом. Как всегда на военном корабле, в распоряжении экипажа двадцать четыре часа в сутки был горячий кофе или чай.

Приятной неожиданностью для Брента стало и изобилие свежей воды: опреснительные установки давали ее в таком количестве, что не реже двух раз в неделю можно было принимать душ. Постоянно работала стиральная машина. Свободные от вахты моряки любили собираться в столовой или в кормовом торпедном отсеке, превратив их во что-то вроде клуба: там американцы обучали японцев играть в покер, а те их — премудростям го. В кают-компании и в носовом аккумуляторном отсеке каждый вечер крутили по видео новый фильм — на лодке был большой запас кассет.

В то утро, когда лодка пересекла сто пятьдесят пятый градус восточной долготы, Брент стоял утреннюю вахту. На мостик поднялся адмирал, вскинул к глазам бинокль.

— Вот они… Всего в ста милях к югу.

— Что именно, сэр?

В это утро Аллен выглядел просто больным стариком. С тяжелым вздохом он привалился к ветрозащитному экрану.

— Острова Трук. Тихоокеанский Гибралтар — там была во время войны главная база объединенного японского флота. Было принято решение отомстить японцам за Перл-Харбор.

— Если мой школьный учитель истории не наврал, это было поручено 58-му оперативному соединению, — улыбнулся Брент.

— Поручить-то поручили… Дело было в феврале сорок четвертого. Но взять его мы так и не смогли. Устроили из него что-то вроде полигона: бомбили и обстреливали Трук, Маршалловы острова, Джалуит, долбили и ковыряли их день и ночь — учили на нем молодых летчиков и артиллеристов. — Он показал на юго-восток: — И Понапе тоже. А вот с Таравой получилось по-другому. Нам этот остров был не нужен совершенно, — с нахлынувшей от воспоминаний горечью продолжал он. — Я был против и отстаивал свое мнение на всех советах. Но начальству, как всегда, оказалось видней, и вот оно в своей неизреченной мудрости уложило при штурме тысячи отличных ребят, причем большую часть перебили еще в воде, они и на берег-то не успели выбраться. Здесь была форменная бойня! Сам понимаешь, Брент, это ведь почти экватор, жара несусветная… Смрад гниющих трупов чувствовался в море за целую милю… — Он стукнул кулаком по ограждению. — На черта все это делалось?! Мы Таравой так и не воспользовались.

Он замолчал, машинально барабаня пальцами по перилам. Брент видел, что тени прошлого обступают его со всех сторон, томя душу старика печалью.

— Помнишь, я сказал, что в Палау нас будет ждать танкер? — продолжал адмирал.

— Помню.

— Палау мы тоже брали штурмом, и это тоже была пустая и зряшная затея. Я возражал тогда, и меня поддерживал Дуглас Макартур. — Он провел пальцами по лбу, откинув назад густую седую челку. — Из сотни островков на южной оконечности архипелага взяли два — Пелелью и Ангаур, тоже никому не нужных. Еще две тысячи убитых. Никакого толка от этих островов не было, а матери, получившие за своих погибших сыновей медали, так и не узнают никогда, что те погибли ни за понюх табаку.

Брент, не зная, что на это сказать, хранил угрюмое молчание, словно не стоял на мостике, а шагал за катафалком в похоронной процессии.

К атоллу Томонуто лодка приближалась, соблюдая все предосторожности, с севера подбираясь к входу в бухту, находившемуся в юго-западной части. Уйдя из зоны действия локаторов, Аллен вызвал в кают-компанию старшего помощника, штурмана и Брента.

— Пойдем тем же курсом, — сказал адмирал, водя пальцем по карте. — Два-семь-ноль, на север до девятой параллели, а там пошарим по Томонуто радаром.

Чарли Каденбах при этих словах выронил параллельные линейки:

— Сэр, но это всего восемьдесят миль к северу от побережья. Их РЛС РЭБ сейчас же засекут работу наших!

— Засекут. Но делать нечего: нам необходимо знать точное место их якорной стоянки, а в бинокль нам их рассмотреть не дадут. Приблизительно это вот здесь, — он ткнул в середину изображенного на карте атолла. — Довольно далеко от входа в бухту, и это понятно: они не хотят подставлять свои корабли под удачный торпедный залп с дальней дистанции какой-нибудь шальной лодки, которая даже не будет входить в гавань. — Палец его пополз к западу. — Смотрите: Филиппины, Яп, Палау. Между ними все время курсируют десятки мелких судов: мы постоянно пеленгуем их, как только появились на Маршалловых островах. Мы пойдем по этому судоходному пути и обогнем атолл, где будем уже недосягаемы для радаров. Если нас запеленгуют, то примут за одно из этих мелких суденышек, шастающих взад-вперед от острова к острову. А потом мы отключим не только наши радары, но и вообще всю электронику, за исключением РЭБ, которая импульсов не испускает. — Палец прочертил по карте прямую линию к юго-востоку. — И тогда метнемся назад, проскользнем в гавань и начнем патрулирование.

— Сэр… — подал голос старший помощник, — а ливийская воздушная разведка?

— Можно не опасаться, — сказал адмирал. — На Томонуто нет ВПП, а тяжелым Me-109 и Ju-87 для взлета с палубы авианосца нужно, чтобы скорость ветра была не меньше двадцати семи узлов.

Офицеры, тая про себя невысказанные сомнения, молча переглянулись: альтернативы плану адмирала ни у кого из них не было.

В ста восьмидесяти милях от лодки ее РЛС РЭБ засекли работу трех локаторов, ведущих поиск надводных целей.

— Мощные штуки, сэр, — сказал Мэтью Данте стоявшим за его спиной адмиралу и офицерам. — Два ведут поиск в диапазонах «E» и «F»: по моему каталогу «угроз» — это авианосец класса «Маджестик» и испанский «Принсипе де Астуриас». Третий, судя по всему, — дозорный эсминец класса «Джиринг».

— Досадно, черт возьми, — сказал адмирал. — Я-то хотел потопить «Маджестик» на входе и думал, что у нас в запасе еще неделя. Он нас опередил всего на несколько часов.

Когда лодка оказалась в восьмидесяти милях севернее атолла, ее радары детально сообщили обстановку на атолле. Восемнадцать кораблей стояли на якорях в бухте посередине атолла — там, где и думал Аллен. Радар отметил на экране неподвижную цель у входа в бухту — дозорный эсминец.

68
{"b":"1102","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Обжигающие ласки султана
Альянс
Assassin's Creed. Преисподняя
Обреченные на страх
Посею нежность – взойдет любовь
Браслет с Буддой
Пророчество Паладина. Негодяйка
Аграфена и тайна Королевского госпиталя