ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
AC/DC: братья Янг
Венецианский контракт
Последнее прости
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Двенадцать
Конец Смуты
Записки учительницы
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
A
A

И наконец, проведя шестнадцать часов под водой, после тщательного поиска радарами и обзора в перископы, «Блэкфин» осторожно вынырнул, всплыл на белый свет. Когда Брент отдраил люк, свежий воздух ударил ему в голову, как залпом выпитый бокал ледяного шампанского. Стоя на мостике рядом с Уильямсом, он оглядывал безмятежную океанскую гладь, покрытую следами недавней катастрофы — вокруг кормы, насколько хватало глаза, плавали каски, обломки деревянной обшивки и настила, пустые баки из-под горючего, крыло от Ju-87, бутылки, бочки.

— Шансы уравнены, — пробормотал Уильямс. — Смотри! — Он вытянул палец. — Люди!

Брент подкрутил колесико бинокля и увидел спасательный плот, на котором теснились уцелевшие моряки с авианосца. Те, кому места не хватило, плыли рядом, вцепившись в его края.

— Подберем?

— Еще чего. — Уильямс махнул рукой в сторону юго-востока. — Пусть плывут в Томонуто. Погода хорошая, а морские ванны освежают.

Оверстрит и впередсмотрящие прыснули.

— Радио на «Йонагу», — приказал Уильямс. — Потоплен один авианосец, ударное соединение в составе крейсера и пяти эсминцев ушло курсом на Томонуто, скорость неизвестна. «Блэкфин» поврежден. Следуем в Токийский залив.

— Передать ТАКАМО?

— Да.

— Шифровать?

— Не обязательно. Весь мир и так знает, где мы и чем были заняты. Передай стандартным кодом — так будет быстрей.

Брент по переговорному устройству продиктовал Симпсону текст радиограммы и через минуту получил доклад о том, что радио ушло и прием подтвержден.

Уильямс как-то неловко потоптался на месте и сказал:

— Как только можно будет, надо устроить в столовой службу за упокой души адмирала Аллена. Явиться всем свободным от вахты. — Он прикусил губу и с несвойственной ему неуверенностью добавил: — А ты — как хочешь. Смотри сам.

Брент молча смотрел перед собой, все еще испытывая гнев и скорбь. Потом опустил бинокль:

— Самураи сказали бы: «Чтобы меч жил, его надо вынуть из ножен». — Он обеими руками стиснул леер. — Я стараюсь убедить себя, что адмирал, как боевой клинок, сломался в схватке и что самой своей смертью он нам помог. — Он снова поднял бинокль к глазам. — На отпевание приду.

Уильямс кивнул, улыбнулся. Потом медленным, плавным жестом обвел штилевой океан.

— Мы уравняли шансы.

— Да, — проговорил Брент, не отрываясь от бинокля. — Уравняли. Теперь Фудзита ударит по ним. Против «Йонаги» — авианосец, крейсер, десять эсминцев. Шансы равны.

Уильямс издал негромкий смешок.

76
{"b":"1102","o":1}