ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Огонь открытым веером!

При малой скорости цели и артиллерии, сосредоточенной по одному борту, открытый веер наиболее эффективен. Уж две-то наверняка попадут. Раненый «Джиринг», видимо, уже не способен увеличить скорость. Трюхает по воде так, будто штурвал заклинило. Но пятидюймовые снаряды уже начали сыпаться вокруг них. Огонь беспорядочный: перелет — недолет, а то вилкой по бортам. Ребята на той артиллерийской установке, видно, уже поняли, что им грозит торпедная атака.

Брент посмотрел в дальномер и как следует закрепил маховик настройки.

— Пеленг!

— Ноль-один-ноль, — ответил Оуэн.

— Угол на нос ноль-восемь-ноль, дальность две тысячи семьсот.

Он берет прицел на левый борт эсминца, находясь прямо перпендикулярно ему. О такой позиции мечтают все командиры подводных лодок.

Голос Оуэна:

— Путь торпеды две тысячи сто. Разрешающий сигнал, мистер Росс.

Брент весь дрожал от возбуждения. Теперь все решает скорость, цель может уйти с выгодной огневой позиции; к тому же снаряды бороздят воду вокруг.

— Первая! — крикнул Брент.

Глянул на часы, потом в люк на энсина Фредерика Хассе, командира торпедной боевой части. Молодой офицер не спеша протянул руку к щиту, на котором горели шесть красных лампочек, сдвинул рычажок под первой и ладонью надавил медную пусковую кнопку. Потом пустил секундомер, зажатый в другой руке. После приказа «Пуск!» он обязан хронометрировать и делать пометки карандашом на циферблате после каждого взрыва. По сути, он таймер, и полученные им данные выверят точное расстояние между подлодкой и целью — если, конечно, будет попадание. Так осуществляется план торпедной атаки.

Лодка подпрыгнула, будто столкнувшись с китом, и воздух под давлением вытолкнул торпеду из аппарата. Наращивая скорость до сорока пяти узлов, она унеслась в облаке пузырей и под углом двадцать четыре градуса вышла на путь поражения цели.

— Первая пошла! — крикнул телефонист Берт Нельсон.

— Путь торпеды сорок восемь секунд, — сказал Оуэн, глядя на КУТ.

Хассе переключил селектор на второй аппарат и, не сводя глаз с секундомера, выждал шесть секунд. Затем запустил вторую торпеду. Одна за другой пошли еще четыре, и звенящее напряжение нависло над «Блэкфином». Два снаряда разорвались очень близко по правому борту; лодка содрогнулась.

Пора наращивать расстояние от противника.

— Вперед помалу. Лево на борт, — приказал Брент Гарольду Сторджису. — Курс ноль-три-ноль. — Он прокричал изменение курса вахте на центральном боевом посту, потом обратился к энсину Оуэну: — Приготовиться кормовому торпедному отсеку.

— Десятый аппарат вышел из строя.

— Черт, и правда! — Брент ударил кулаком о поручень. Взглянул на часы и опять выругался.

Первая торпеда не попала. Вторая — тоже мимо. У Брента вдруг застучали зубы.

Но тут страшный взрыв по миделю «Джиринга» выбросил его из воды. Прежде чем он успел погрузиться снова, другой колоссальный взрыв почти в том же месте расколол его киль и перевернул судно вверх тормашками. Взорвался погреб боеприпасов и смел кормовую рубку, зенитную установку и трубу. Десятки людей взлетели в небо, оседлав гигантский язык пламени. Брент, разинув рот, смотрел, как стальные листы и обломки весом в десятки и сотни тонн рассыпаются над водой полукругом в радиусе полумили.

Вся команда «Блэкфина» — от аккумуляторного отсека до мостика — вопила как безумная. Кром подпрыгивал на полметра и хлопал Брента по спине, пока не опрокинул старшего помощника на ветрозащитный экран.

— Вот это шоу! Блеск! — голосил Уиллард-Смит и помог старшине колотить Брента.

А тот, хохоча во все горло, не замечая сыплющихся на него ударов, подхватил Сторджиса и хорошенько его встряхнул. Но тут заметил огромную волну.

— Всем привязаться!

Мимо с диким ревом промчался горячий ветер. Брент, успокоившись, повернулся к Сторджису.

— Право руля, вперед помалу, курс на разбитое судно! — Такое же распоряжение он передал боевому посту и отменил приказ о готовности кормового торпедного отсека.

Подлодка медленно приблизилась. «Джиринг» тонул двумя отдельными частями: лишь края носа и кормы выступали над водой. Горящее топливо расплывалось по воде, захватывая обычный «мусор»: доски, бочки, деревянную мебель, каски, плоты и, конечно, людей, пытающихся отплыть подальше от места кораблекрушения. Некоторые уже ослабели, и Брент видел, как они задыхаются в пламени, хватают ртом воздух, силятся выпрыгнуть из воды. Криков за гулом дизелей не было слышно. Небо начало затягиваться темным плащом маслянистого дыма.

У Брента внутри шевельнулось что-то подобное плотскому голоду, точь-в-точь как в спальне Дэйл Макинтайр. Голова шла кругом. Он усмехнулся, облизнул губы и пробормотал себе под нос:

— Вот-вот, похлебайте огоньку, сволочи!

— Мистер Росс, — окликнул его впередсмотрящий. — Кэптен Файт идет к нам по корме, пеленг два-ноль-ноль.

Брент бросил взгляд через плечо и облегченно вздохнул. Первый эсминец восстановил управление и подходит с левого борта. Огонь на корабле уже потушили; одно орудие все еще дымится, но, кроме легкого крена и зачерненного участка по бимсу, Брент не заметил серьезных повреждений.

И вновь перевел глаза на останки «Джиринга». Уцелевших довольно много: одни плывут, другие вцепились в обломки, счастливчикам удалось подхватить плоты. Одна такая группа из шести человек лихорадочно гребет по направлению к подводной лодке.

— Малый вперед! — приказал он Сторджису.

Лодка, плавно покачиваясь, сбросила скорость до четырех узлов.

— Ну что, слушается?

— Так точно, сэр. Туговато, правда.

— Ничего, прорвемся. — Брент повернулся к Уилларду-Смиту и Крому. — Стать к пулеметам.

Оба переглянулись, не двигаясь с места.

— Зачем?! — вскинулся Уиллард-Смит.

Брент нетерпеливо махнул рукой.

— Будем расстреливать гадов.

Он впервые заметил на бесстрастном лице англичанина проблеск чувств.

— Знаете, старина, я думаю, это не здорово.

Брент почувствовал, как холодный гнев пружиной скручивается в горле; кровь бешено застучала в висках. И с губ сорвалось яростное:

— Мне начхать, что вы думаете! — Он повернулся к рулевому. — Стоп-машина!

— Есть, сэр!

Уиллард-Смит вытянулся. Лицо его окаменело.

— При всем почтении к вам, — произнес он без всякого почтения в голосе, — я отказываюсь быть исполнителем кровавого убийства. Позвольте напомнить, что я не являюсь членом экипажа.

Теряя самообладание, Брент указал Крому на плот, болтавшийся в ста ярдах от лодки.

— Связист Ромеро, приказываю открыть огонь! — рявкнул он.

Тони Ромеро разрывался между уважением к лейтенанту и выполнением приказа, который был ему ненавистен. Массивная челюсть ходила ходуном, губы побелели.

— Я протестую, сэр, — с трудом выдавил он.

— Протестуй сколько хочешь, мать твою так! Ты слышал приказ или нет?!

Уиллард-Смит, Хамфри Боумен и заряжающий Юйдзи Итиока во все глаза уставились на пулеметчика. Сигнальщик Тодд Доран и другой впередсмотрящий, Бен Холлистер, тоже рты поразевали. Кром глубоко вдохнул и выплюнул слова, точно они жгли ему рот:

— Я тоже отказываюсь, мистер Росс. Не хочу быть убийцей.

Глубокая, ледяная тишина северных широт повисла над мостиком. Из глотки Брента вырвалось рычанье зверя, изготовившегося к прыжку. Его охватило бешенство — ни страха, ни сомнений, ни единой осознанной мысли. Оттолкнув Крома, он направил «Браунинг» на плот. Он видел в прицеле шестерых, с надеждой глядящих на лодку.

Приподнявшись на цыпочках, Брент опустил дуло и придержал ствол, чтоб не качался. Впрочем, со ста ярдов он в любом случае не промахнется. Перед тем как нажать на гашетку, почувствовал тяжесть в паху, точно обнаженная женщина открывает ему свое лоно.

Машина радостно запрыгала у него в руках; металлическая лента с визгом ушла из коробки в приемник. Очереди ударили по плоту, разметав сидящих на нем людей. Пули превращали в кровавое месиво плоть, крошили кости, отрывали конечности, полосовали обнаженные торсы; одному снесло голову. Люди подпрыгивали, вертелись, падали в волны. Брент стал палить короткими очередями в две головы, что наподобие поплавков покачивались возле разрушенного плота, и не успокоился, пока не взрезал их, как дыни. По воде растекалось огромное красное пятно.

21
{"b":"1103","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Драйв, хайп и кайф
Здесь была Бритт-Мари
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Рожденная быть ведьмой
Горький квест. Том 1
Спецназ князя Святослава