ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Розы мая
Бунтарь. За вольную волю!
Я манипулирую тобой. Методы противодействия скрытому влиянию
Я, мой убийца и Джек-потрошитель
Хрупкие жизни. Истории кардиохирурга о профессии, где нет места сомнениям и страху
Здесь и сейчас
Брачная ночь с графом
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Как купить или продать бизнес
A
A

Вторая странность Мацухары — американское происхождение. Он родился в Лос-Анджелесе, но отец — садовник и мусорщик — воспитал его в лучших традициях бусидо. В пятнадцать лет Йоси поступил в знаменитую «Эта Дзима» — аналог Королевского военно-морского колледжа — и в сороковом году участвовал в «китайском конфликте». Его беспримерная Первая эскадрилья «Зеро» меньше чем за год сбила девяносто девять вражеских самолетов, а своих потеряла только два. Потом Йоси Мацухара попал на «Йонагу» и пережил с авианосцем всю его одиссею.

Да, китайская орбитальная система и впрямь поставила мир с ног на голову. Поскольку ракеты и реактивная авиация вмиг превратились в груду лома, Соединенные Штаты и Россия поневоле утратили свою гегемонию. Их телеуправляемые крылатые ракеты никому больше не нужны. Нынче мировую политику диктуют малые страны — Греция, Индия, Бразилия, Чили и другие, — у которых имеется вооружение времен Второй мировой войны. Над гласностью теперь так же смеются, как некогда над разрядкой. Террористы опять распоясались. Купаясь в деньгах, вырученных от продажи нефти, полковник Муамар Каддафи взял на себя роль вождя арабского джихада против Израиля и всех неверных, прежде всего нового израильского союзника — Японии. Страны ОПЕК наложили эмбарго на нефть, огромные арабские армии атакуют Израиль, Каддафи сотнями захватывает и убивает японских заложников.

Подполковник Йоси Мацухара возглавлял авиаотряд «Йонаги» во время боев в Средиземном море ради спасения Израиля. За ними последовали новые сражения в юго-западном районе Тихого океана, близ Кореи и Желтого моря. Арабы по природе очень мстительны, самураи тоже не прощают обид, поэтому война не только не утихает, а живет своей, отдельной жизнью, питаясь ненавистью таких людей, как Мацухара и Розенкранц. На счету у Мацухары уже тридцать сбитых арабских самолетов, и число это непрерывно растет.

Англичане тоже имеют зуб на Каддафи. В безумной жажде загнать в угол мировой нефтяной рынок он приказал своим подлодкам торпедировать одиннадцать британских буровых вышек в Северном море; при этом погибло больше тысячи нефтяников. Маргарет Тэтчер в приступе ярости снарядила оперативное соединение в Средиземное море, где были разрушены авианосцы «Иластриес» и «Гермес» вместе со всей авиацией. Уиллард-Смит потерял десятки друзей и твердо решил отомстить. Он добился назначения на «Йонагу» и теперь летает в истребительной эскадрилье, номинально числясь сотрудником Департамента национальных японских мемориалов (смехотворное прикрытие, навязанное Фудзите парламентом). Так вышло, что он и лейтенант авиации Элвин Йорк прибыли на борт «Йонаги» в один и тот же день. Кажется, у Йорка брат служил на одной из взорванных нефтяных вышек.

Его размышления прервал четкий голос Мацухары в наушниках:

— На связи Эдо Старший. Вижу кильватер на двух часах. Продолжаю наблюдение. Эдо Второму и Третьему обеспечивать прикрытие сверху.

— Я — Эдо Второй. Есть держать верхнее прикрытие, — отозвался Уиллард-Смит.

Англичанин лег на правое крыло и стал напряженно всматриваться сквозь брешь в облаках. С северо-западной стороны его взору предстало в волнах белое тире, оканчивающееся голубовато-зеленой точкой. Похоже, и впрямь подлодка. Но ведь в этом районе дрейфуют и подводные силы Каддафи; поди разбери с воздуха, где «Блэкфин», а где арабские «Виски» и «Зулусы».

Используя кодовое наименование «Йонаги» — «Полярник», — Мацухара передал сведения авианосцу, после чего с присущей одному только «Зеро» грацией пошел на снижение, направляясь к неопознанному судну.

Четыре мощных дизеля «Фэрбенкс-Морзе» неуклонно тянули подводную лодку «Блэкфин» курсом на север. С трудом удерживаясь на высоко вздымающейся палубе, лейтенант Брент Росс вцепился в стальной ветрозащитный экран и выругался, когда его окатило ледяными брызгами. Верзиле двухметрового роста и весом под сто килограммов не так-то легко сохранять равновесие при такой качке, особенно если стоишь за пулеметом. Но, слава Богу, на силу своих мышц жаловаться пока не приходилось.

На мостике сегодня людно: двое впередсмотрящих, еще двое по бортам, пятеро возле универсальной артиллерийской установки двадцать пятого калибра в кормовой части мостика, шестеро у 25-миллиметровых «Эрликонов» и по паре перед двумя пулеметами «Браунинг» пятидесятого калибра, в том числе Брент Росс со своим заряжающим, старшиной-артиллеристом третьего класса Хамфри Боуменом. За вторым «Браунингом», по правому борту, стоят шифровальщик третьего класса Тони Ромеро и старшина Юидзи Итиока. За штурвалом рулевой второго класса Гарольд Сторджис, на оповещении матрос первого класса Тацунори Хара. А туша командира подлодки Реджинальда Уильямса одна заменит целую толпу. Он застыл между Сторджисом и Харой у ДПЦ[5] — водонепроницаемого прибора, автоматически передающего координаты цели ударной группе в рулевую рубку под мостиком.

Несмотря на старую конструкцию, посудина производит впечатление. Десять торпедных аппаратов — это вам не шутка, да и цилиндрический прочный корпус на удивление вынослив. Построенный в 1942 году, «Блэкфин» принадлежит к лучшему, по мнению многих, типу подводных судов Второй мировой войны. По современным стандартам лодка, безусловно, маловата: длина всего триста двенадцать футов, ширина двадцать семь, водоизмещение 1526 тонн на поверхности и 2024 на погружении; четыре «Фэрбенкс-Морзе» мощностью в шесть тысяч лошадиных сил позволяют ей развивать надводную скорость до двадцати шести узлов, а под водой до девяти.

Но эта «меч-рыба» подранена шестисотфунтовой глубинной бомбой. Аккумуляторная батарея треснула и пропускает хлор, вышел из строя трюмный насос, повреждены два компрессора и три кингстона — поэтому «Блэкфин» не может лечь на дно. Аварийные команды заделывают трещины, кингстоны заглушены — еще вопрос, удастся ли их отремонтировать или надо ставить новые. А вот с трюмным насосом и компрессорами дело глухо: тут необходимо тяжелое оборудование сухого дока. Корпус угрожающе вздулся между сорок шестым и сорок седьмым шпангоутами, прямо под пятидюймовым орудием. Пока не протекает, но как знать… Рация и электроника не работают, последний радиобуй BRT-I они уже использовали. Короче, лодка в прямом смысле ослепла, оглохла и онемела. В такой ситуации выход у лейтенанта Уильямса один: идти кратчайшим путем в Йокосуку, а путь этот лежит в непосредственной близости от вражеских военных баз на Марианских островах.

Двухдневная глубинная бомбежка не могла не сказаться на команде. Люди устали, взвинчены. В машинном отделении вспыхнула ссора. Первый помощник механика чуть не пришиб второго гаечным ключом. По приходу в порт оба предстанут перед трибуналом.

Брент облегченно вздохнул, когда качка немного успокоилась. Похлопал по стволу «Браунинга», пробежался пальцами по всей длине пулеметной ленты. Эти прикосновения вселили в него уверенность. Он даже немного развеселился над тем, как ярко раскрашена лента: бронебойные помечены голубым цветом, осколочные красным, трассеры желтым. По идее, у пулемета должен стоять кто-нибудь из постоянного состава, а не прикомандированный, но во время учений близ Нью-Йорка Брент показал себя лучшим наводчиком, и его поставили на этот пост, что несказанно ему льстило. За последние пять лет службы на «Йонаге» он уже не раз проявил свою меткость: когда летал бортстрелком на бомбардировщике «Накадзима B5N», сбил «Дуглас DC—3» и два Ме-109. Впрочем, может он просто везучий?..

Брент окинул взглядом широкую спину и бычью шею Уильямса. Негр такой черный, что на солнце кожа его кажется почти синей. Вот он повернулся в профиль, обшаривая глазами горизонт. Резко очерченная скула, шишковатый лоб, приплюснутый нос, как видно, отведавший немало кулаков на своем веку. Уильямс вырос в Лос-Анджелесе и до дна испил чашу расовой нетерпимости. В средней школе он здорово играл в футбол, а когда учился в Университете Южной Калифорнии, стал лучшим полузащитником страны; Брент же удостоился подобной чести как защитник. На поле им встречаться не доводилось, но Уильямс почему-то взял манеру поддразнивать его: что, мол, ты понимаешь в защите? Казалось бы, пережитая смертельная опасность должна породнить их, а Брент никак не мог избавиться от неприязни к этому хвастуну. Надо бы проучить его раз и навсегда.

вернуться

5

Датчик пеленга цели.

3
{"b":"1103","o":1}