ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Все приказы — произвол, лейтенант, — снова перебил Фудзита. — Пора бы вам это усвоить.

— Вы… Сэр, вы снижаете боеспособность моей подводной лодки.

Фудзита вдруг сменил тон на примирительный:

— Я вас вполне понимаю. «Блэкфин» отлично себя зарекомендовал. Однако мне приходится думать о боеспособности всего оперативного соединения или, как говорят у вас в Америке, «линейных сил». Официально лейтенант Брент Росс откомандирован на «Йонагу» в качестве связного ВМР, и он вернется к выполнению своих обязанностей. Мы лишились адмирала Аллена и коммандера Каррино. А у вас хороший подбор младших офицеров. Вы обязаны найти лейтенанту Россу замену среди своих людей. За время похода все они стали опытными подводниками, иначе вы были бы уже в лоне предков. А с обязанностями командира группы, думаю, все равно лучше вас никто не справится.

— Это верно, адмирал, — подтвердил Брент.

Уильямс рухнул на стул и стал теребить повязку на голове. Потом посмотрел на Брента, и лейтенант впервые увидел в его глазах не просто уважение, а дружескую теплоту.

— Извините, — пробормотал он. — Я все понимаю, адмирал. Конечно, мы справимся.

— Вот речь настоящего самурая.

Старый секретарь Кацубе, видимо, принял слова как руководство к действию и заголосил «банзай», разбрызгивая потоки слюны.

Фудзита потряс рукой прямо у него перед носом. В этот момент дверь отворилась, и младший лейтенант Асайти Кубо робко переступил порог.

— Господин адмирал! Прибыл контр-адмирал Уайтхед.

— Хорошо. Пригласите его.

Все поднялись, включая адмирала Фудзиту. Кацубе, вставая, зашатался и не упал только благодаря поддержке старшего помощника Араи.

Неся под мышкой небольшой чемоданчик, контр-адмирал Байрон Уайтхед по прозвищу «Забортник» вступил в командный пункт. Бренту он показался ниже ростом, толще и гораздо старше, чем он его запомнил. Много морщин, старческая походка, хотя Брент знал, что ему нет еще семидесяти. И все-таки впечатление он производил внушительное. Большой нос, выступающие скулы, тяжелая нижняя челюсть, выпуклый скульптурный лоб и шапка серебряных, зачесанных назад волос. Но вся его аккуратность и подтянутость кончалась прической; форма сидела мешковато на грузном теле; галстук сбился набок.

Судя по всем повадкам, в молодости это был человек атлетического сложения, но с годами обрюзг от неподвижного образа жизни и, видимо, от переедания. Под мундиром явственно обозначилось брюшко. Серые глаза глядят строго и чуть настороженно; взгляд полностью сконцентрирован на Фудзите. Брента он то ли не заметил, то ли не узнал.

Адмиралы обменялись приветствиями, потом Фудзита представил свой штаб; каждый японец почтительно кланялся. Когда очередь дошла до Брента, Уайтхед расплылся в улыбке и протянул молодому лейтенанту руку.

— Брент! Какая встреча! — У него был характерный акцент выходца со Среднего Запада. — Жаль Марка Аллена. Таких людей мало на свете.

— Думаю, больше нет, — сказал Брент.

— Да уж!..

Контр-адмирал поздравил Уильямса с успешным завершением похода и, по знаку Фудзиты, подошел к стулу рядом с ним. Но не сел.

— У меня донесение, сэр.

— Слушаю вас.

Уайтхед вытащил из чемоданчика бумаги, вывалил их на стол. Нацепил на нос старомодные очки в роговой оправе.

— Эту щекотливую информацию мы не решились передавать по радио. К тому же «Синий Альфа» запеленговали арабские основные стойки, и он будет заменен «Зеленым Гамма» только в двадцать четыре ноль-ноль по Гринвичу. — Уайтхед выдержал небольшую паузу… — Сегодня на заводе отравляющих газов в Рабте вспыхнул пожар.

Послышался взволнованно-счастливый ропот.

— Предприятие разрушено почти полностью. Каддафи считает, что это диверсия Запада.

— Откуда у вас такие сведения? — спросил Фудзита. — У вас же нет шпионских спутников и АВАКСов над Северной Африкой.

Уайтхед загадочно улыбнулся.

— Из французских источников. От агентов в Чаде.

— Они надежны?

Контр-адмирал кивнул.

— В большинстве своем.

— В большинстве своем! — недовольно проворчал Фудзита. — Мы не будем полагаться на агентов, которые в меньшинстве своем могут оказаться ненадежными. Каддафи способен подпустить фальшивку в качестве прикрытия. Мы вырвем этот сорняк с корнем!

— То есть?

— Я объясню позднее, адмирал Уайтхед. Продолжайте, прошу вас.

Контр-адмирал вздохнул, и все приготовились услышать плохие новости.

— Сегодня в пять часов тридцать минут авианосец класса «Эссекс» был замечен нашей атомной подводной лодкой «Лос-Анджелес» у западного входа в Малаккский пролив. Его сопровождают три «Джиринга». Идут на тридцати узлах. Через несколько дней достигнут атолла Томонуто.

— Таким образом, на атолле будет два авианосца, два крейсера и шесть эсминцев, — заключил Фудзита.

— Да, адмирал. Именно так предполагает ВМР. — Уайтхед поправил очки. — Но это еще не все… У арабов, как выяснилось, имеются значительные запасы новой взрывчатки. Называется «семтекс» — без цвета и запаха. Производят ее в Чехословакии на химическом комбинате в Восточной Богемии. Семи унций, или двухсот граммов, оказалось достаточно для того, чтобы взорвать в прошлом году над Англией DC—6 компании «Панамерикэн». Восемьдесят два человека на борту погибли. Операцию провел Абу Нидал с его Фатахским революционным советом. Ему, видите ли, не понравилось, что Англия готовит пилотов к отправке на «Йонагу» и в отместку он уничтожил невинных граждан — в том числе женщин и детей. Надо иметь в виду, что несмотря на открытую войну, которую арабы ведут против нас, активно действуют и террористические группы. Абу Нидал среди них самая крупная величина.

Бернштейн снова подтвердил блестящую осведомленность израильского разведывательного аппарата, сидящего на бюджете, которого ЦРУ не хватило бы даже на скрепки.

— Абу Нидал — это подпольная кличка. Настоящее его имя Сабри Халиль эль-Банна. Родился в Яффе, возраст пятьдесят два года. Своему ремеслу обучался вместе с Ясиром Арафатом в ООП, но порвал с ним из-за того, что Арафат, по его мнению, «чересчур либеральничает с евреями». — Бернштейн дождался, когда утихнут смешки. — Это настоящий шакал, убивает без разбору и пытается привлечь к своим преступным вылазкам внимание мировой общественности. Чем шире огласка — тем больше почет. Сейчас проживает в Триполи и является вторым после Кеннета Розенкранца фаворитом Каддафи.

Брент увидел, как вмиг окаменела лицо Мацухары.

— Опять этот Розенкранц! — прошептал Йоси, выплюнув имя как самое что ни на есть непристойное ругательство.

— Мы прижмем его, Йоси-сан, — тихо пообещал Брент, но пилот лишь уперся невидящим взглядом в переборку.

— И сколько у Каддафи этого семтекса? — поинтересовался Фудзита.

Бернштейн заглянул в записи.

— По нашим оценкам, не менее тысячи тонн.

Фудзита поднял обе руки, чтобы умерить поднявшийся шум.

— Его можно заложить в бомбы и торпеды?

— Да, сэр. Они как раз работают над этим.

— А-а, только в проекте. Иными словами, взрывчатка еще не прошла испытания.

Уайтхед кивнул, снял очки и устало потер переносицу.

— Далее… у меня есть донесения от наших агентов из Кувейта и Бахрейна о том, что танкер «Нафуза» водоизмещением в сто тысяч тонн производит погрузку высокооктанового топлива в иранском порту Бушир. Его отправка на Томонуто и, возможно, на Марианские острова ожидается через неделю.

Фудзита встал, повернулся было к карте, но передумал.

— Зачем отправлять авиационный бензин из Персидского залива, когда его можно доставить из Баликпапана в этой… как ее… Индонезии. Оттуда намного ближе.

— Дело в том, что арабы поставили на все свои истребители и на некоторые бомбардировщики новый двигатель «Валькирия» производства «Даймлера-Бенца». А он требует специального горючего высокого качества, недостижимого на нефтеочистительных предприятиях Баликпапана. Вспомните, два года назад арабские крейсеры обстреляли их по выходе в море Сулавеси.

43
{"b":"1103","o":1}