ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Щегол
Мой беглец
Жизнь в моей голове: 31 реальная история из жизни популярных авторов
Как прожить вместе всю жизнь: секреты прочного брака
Цена вопроса. Том 1
Ж*па: инструкция по выходу
Авернское озеро
Алхимик
A
A

— А мы потопили их крейсеры в Южно-Китайском море, — добавил Фудзита.

— Банзай! — грянул дружный хор.

Фудзита все-таки подошел к карте и заговорил с Уайтхедом не отрывая от нее глаз:

— Какова скорость хода «Нафузы»?

— От двенадцати до тринадцати узлов, сэр. В порту ее охраняют два «Джиринга». Видимо, они же будут ее сопровождать.

Фудзита ткнул указкой в точку на Персидском заливе и, бормоча себе под нос, провел оттуда линию на юг и восток; остальные внимательно следили за указкой, которая остановилась у атолла Томонуто.

— Если они пойдут кратчайшим путем на двенадцати-тринадцати узлах, то это двенадцать тысяч километров, или семь с половиной тысяч миль. Около тридцати дней пути. — Он обернулся, на лице его застыло подобие улыбки. — Это хорошо, господа! Боги благоволят к нам. Агент ЦРУ Дэйл Макинтайр сказала, что три их «Джиринга» находятся в доках Сурабая.

— Дэйл Макинтайр? — Глаза Уайтхеда сузились.

Брент невольно подался вперед. Уайтхед знает Дэйл? И почему он так переменился в лице при упоминании о ней?

— Она что, была на борту «Йонаги»? — расспрашивал контр-адмирал.

Фудзита махнул рукой, словно отгоняя муху.

— Да. Была. Но больше не будет. Вернемся к эсминцам в Сурабае. Этот вопрос имеет для «Йонаги» решающее значение.

Уайтхед опять порылся в бумагах и достал соответствующую.

— Они должны быть готовы к выходу в море через пять недель.

Фудзита сжал губы.

— Следовательно, все оперативное соединение выйдет в море через шесть недель. А что у арабов с материально-техническим обеспечением?

— По вчерашним данным, нефтеналивное судно и три самоходные баржи стали на якорь у Томонуто.

— Вместе с авианосцем «Рамли эль-Кабир», двумя крейсерами и тремя «Джирингами». Мисс… э-э… ЦРУ нам доложило.

— Для массированной атаки у них достаточно дизельного топлива, — сообщил Уайтхед. — Однако запасы бензина уже на исходе, поэтому способность арабов наносить концентрированные удары с воздуха под вопросом. Им совершенно необходимо, чтобы танкер «Нафуза» прибыл на Томонуто через шесть недель.

Фудзита постучал по столу указкой.

— Все сходится. Надо потопить танкер. — Он нацелил указку на Уильямса. — Это задача для подводной лодки.

Реджинальд выпрямился, лицо его просветлело. Он встал, указал пальцем на карту.

— Если через три недели моя лодка будет готова, мы сможем патрулировать в море Сулавеси, у северного входа в Макасарский пролив. Дождемся, когда он подойдет и аккуратненько его подцепим.

Брент внес свою лепту в оглушительное «банзай».

Фудзита довольно долго размышлял, устремив взгляд на карту.

— Хороший план, мистер Уильямс. Однако же они не дураки. А умный капитан будет избегать узких мест, где можно нарваться на подводную лодку.

— Арабы не умеют думать, — возразил Уильямс.

— Капитан танкера — американец, по имени Гэри Кун, — вмешался Уайтхед. — Очень опытный моряк. Много лет служил на нашем флоте.

Уильямс, Брент и Файт переглянулись. У всех в глазах читались гнев и унижение. Неужели все можно купить за деньги?

— Кун участвовал во Второй мировой войне, — продолжал Уайтхед, — и географию знает, будьте уверены. Думаю, он пойдет Южно-Китайским морским путем, который длиннее, но безопаснее.

Фудзита вперил взгляд в командира подлодки.

— Вы сможете быть у Томонуто через четыре недели. Если «Нафуза» изберет более длинный путь, то времени у вас и подавно будет достаточно. Танкер с его большой осадкой наверняка войдет с юга, где вы и встретите его торпедами.

— Подступы к атоллу охраняются, — заметил Брент. — Один эсминец патрулирует у самого входа, другой держит гидролокаторную линию за милю в открытом море. В таких условиях атаковать трудно. Подводная лодка будет одна против четырех эсминцев со всеми их сонарами и электроникой.

— А кто сказал, что воевать просто, мистер Росс?

— И потом, — подхватил Уайтхед, — наши атомные подлодки несут вахту близ Персидского залива, в Индийском океане, в море Сулавеси и Южно-Китайском море. Они будут докладывать обо всех арабских и неарабских передвижениях.

Уильямс довольно потирал руки.

— Конечно, будет нелегко, но даю вам слово, мы пригвоздим эту… мать, — пробормотал он вполголоса.

Брент улыбнулся, глаза Фудзиты тоже лукаво сверкнули. Старому адмиралу явно нравился чернокожий верзила.

Но тут в разговор вступил командир эскадрильи пикирующих бомбардировщиков Такуя Ивата. На лице его застыла насмешливая гримаса.

— Если лейтенант считает задание слишком трудным, поручите это мне, адмирал. Мои пикирующие не только потопят танкер, но и уничтожат все оперативное соединение на Томонуто. — Он подбоченился, изображая из себя презирающего опасность самурая по примеру своего учителя Юкио Мисимы. — Вы только подвезите нас километров на двести, и уверяю вас… — небрежный кивок в сторону Уильямса, — никакой «Блэкфейс» вам не понадобится…

Уильямс взревел как раненый зверь и вскочил. Бернштейн, Мацухара, Файт и Уайтхед хором напустились на Ивату, но тот не удостоил их и взгляда.

Брент понял, что оговорку лейтенанта Тадайоси Коги уже разнесли по негласному судовому телеграфу, и она очень понравилась таким, как Ивата.

— Вы подлец! — крикнул Брент командиру бомбардировщиков.

Фудзита прислонился к переборке с видом стороннего наблюдателя. Значит, пускай опять все идет своим чередом? Пускай заседание штаба превратится в уличную потасовку?

Но на сей раз адмирал довольно быстро принял решение, его негромкий голос перекрыл все крики:

— Хватит! Всем сесть!

Кипящие от гнева противники уселись на стулья.

— Я уже говорил и повторяю снова: прежде чем убивать друг друга, мы должны одолеть наших врагов. — Он строго глянул на Ивату. — Лейтенанта Уильямса уже второй раз оскорбляют подобным образом. Первый был явным недоразумением, но я отнюдь не убежден в этом случае с вами, подполковник. Запомните: еще один расистский выпад — и вы будете примерно наказаны. Я обещаю разжаловать любого офицера, который позволит себе оскорбления на этой почве. Если между вами нет согласия, умейте бороться достойно, как подобает джентльменам и самураям.

Уильямс не сводил взгляда с Иваты.

— Прошу простить, адмирал, — проговорил он с натянутым спокойствием, — но я в состоянии сам защитить свою честь и оставляю за собой право ответить на оскорбление в схватке один на один.

— Разумеется, мистер Уильямс, — кивнул Фудзита. — Я всегда удовлетворяю подобные просьбы, поскольку защита чести является основным правилом бусидо.

— К вашим услугам! — рявкнул Ивата.

— Я готов! — ответил Уильямс, опираясь на спинку стула.

— Нет! — отрезал Фудзита. — Когда мы сокрушим джихад — не раньше. — С явным намерением сменить тему он, усевшись в кресло, обратился к полковнику Бернштейну: — Скажите, полковник, израильские оборонные позиции укреплены?

Израильтянин понял его мотивы и быстро передвинулся к карте Ближнего Востока, поблескивающей под прозрачной пленкой.

— Благодаря вмешательству «Йонаги» и четырем двенадцатидюймовым орудиям броненосца береговой обороны «Микаса» линия фронта стабилизировалась. — Он взял красный фломастер и сделал пометку на пленке. — Вот здесь проходит Линия Бен-Гуриона из тяжелых бетонных фортов с перекрывающимися секторами обстрела. Она сопоставима с немецкой Линией Гинденбурга в прошлой войне, поскольку арабы до сих пор мыслят старыми наступательными категориями.

Фломастер переместился на средиземноморское побережье, в район Газы, сдвинулся к востоку от Эль-Халиля, где четыре года назад бомбардировщики «Йонаги» сокрушили арабские танки, севернее Иордании к сирийской границе и Голанским высотам, потом повернул на запад и захватил Эль-Хуснию. Наконец, пройдя южнее Ливана, линия достигла Хайфы. Израильтянин повернулся к столу.

— Каддафи в основном занят «Йонагой», поэтому перебросил большинство своих войск, кораблей и самолетов в западный регион Тихого океана. Таким образом, израильские ВВС все еще удерживают небо над Линией Бен-Гуриона.

44
{"b":"1103","o":1}