ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Земля лишних. Последний борт на Одессу
Изобретение науки. Новая история научной революции
Зло
Принц Зазеркалья
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Кровь, кремний и чужие
Спасти лето
Перстень Ивана Грозного
Хроники одной любви
A
A

— «Штуки»! Пеленг два-шесть-ноль, высота две тысячи двести метров, дальность двадцать километров.

Американец тут же вылетел из головы. Руки летчика замелькали над приборами, машинально выполняя нужные действия: обогатить смесь, запереть фонарь, надвинуть очки и маску, ручку на себя, откинуть колпачок с красной кнопки. Под обтекателем сверкнула голубая линия горизонта, и «Зеро» устремился ввысь; небо очистилось с быстротой, характерной для Тропика Рака. И тут Йоси увидел рой точек вдали, на западе. Эти крылья и шасси даже на таком расстоянии ни с кем не спутаешь. Летят, как всегда, перевернутым клином. Строй неровный, разболтанный. Не иначе арабы-наемники, слетанность плохая.

Йоси выплюнул проклятие. Позиция для перехвата наипоганейшая: низко, вне створа и как на ладони у противника. Зато Йорк и Уиллард-Смит в выгодном положении и уже разворачиваются, не дожидаясь приказа.

Подполковник заговорил в микрофон:

— Это Второй и Третий, я — Эдо Старший! Следуйте наперехват!

Он услышал подтверждения ведомых, взглянул на белую стрелку высотомера, опять выругался и саданул кулаком по прибору.

— Идзанами, Идзанаги! — воззвал он к двум божествам, сотворившим Японские острова. — Быстрей! Быстрей!

И снова в наушниках раздался безупречно правильный выговор капитана Колина Уилларда-Смита:

Эдо Третий, я — Эдо Второй! Пристраивайся к моему правому крылу. Дистанция двести ярдов. Зацепим двух последних. Ты бери правого. Понял, старик?

Металлический голос Йорка чуть сдобрен смехом без малейшего намека на нервозность:

— Роджер, командир! Последнего, стал-быть, вырубить справа.

Йоси одобрительно кивнул. Уиллард-Смит знает, что делает, а Йорк для новичка держится очень даже уверенно. Зайдя арабам в хвост, «Сифайры» застигнут их врасплох и сразу не подставятся под пулеметы. Все-таки он недооценил своих ведомых. Вздохнув, Мацухара переключился на частоту авианосца.

— Полярник, Полярник, я — Эдо Старший!

— Эдо Старший, на связи Полярник! Слышу вас.

— Обнаруженная лодка — «Блэкфин». Ju-87 подходят с запада. Координаты те же. Атакую. Прошу огневой поддержки.

— Вас понял. Шесть звеньев вылетают к вам. Истребителей нет?

Подполковник быстро повел глазами — вверх-вниз, вправо-влево. Две грозовые тучи наползают на северный горизонт, сливаясь в одну. Вон за теми перистыми облаками вполне могут скрываться истребители. Не пошлет же Каддафи свои бомбардировщики без прикрытия. Впрочем, поди их разбери: то они безрассудно смелы, то трусливей побитой собаки. Арабы непредсказуемы. Он перевел взгляд на «Штуки» и на два английских истребителя, уходящих в неглубокое пике для первого захода.

— Истребителей пока не видно, — откликнулся в микрофон Йоси.

Но через несколько секунд в наушниках прозвучало леденящее кровь сообщение:

— Эдо Старший! Много истребителей идут вашим курсом с северо-запада. Мы засекли их частоту.

Мацухара снова обвел взглядом небо и никого не увидел. Но «Мессершмитты» могут вынырнуть из-за облачной пелены в любой момент, и теперь Йоси молился только о том, чтоб у него хватило времени хотя бы на один заход, прежде чем они покажутся.

Он подошел совсем близко к бомбардировщикам. Под фюзеляжем каждого 500-килограммовая бомба и еще четыре — по пятьдесят кило — укреплены под крыльями. Внезапно из хвостовых пулеметов последних шести «Юнкерсов» хлынули потоки трассирующих пуль. Рой белых светлячков взметнулся кверху и окутал «Сифайры» убийственным снежным бураном. Англичане проигнорировали его и продолжали пикировать, приберегая огонь для стрельбы с короткой дистанции. Японец видел, как они приблизились к двум замыкающим и накинулись на них, точно акулы, учуявшие запах крови. Их 20-миллиметровые пушки полыхнули красными вспышками и зачернили перед собой небо.

Одна «Штука» потеряла крыло и вошла в мертвый штопор; другая, оставляя за собой густую дымную полосу, выбилась из строя и стала падать почти вертикально. Молодцы англичане!

В наушниках раздался торжествующий голос Уилларда-Смита:

— Цель уничтожена!

Ему вторил Йорк.

— И я сучьего сына приделал!

«Сифайры» пошли на второй заход. «Юнкерсы», невзирая на потери, рвались в бой. С присущей им небрежностью они перестроились косой линией, что предвещало скорую атаку. Йоси мельком увидел, как опустились закрылки «Штук»; эскадрилья сбрасывала скорость, готовясь к пикированию на подлодку. Ишь, как расхрабрились! Ну да, три истребителя все равно их не перебьют, кто-то обязательно прорвется к цели.

Первый «Юнкерс» заполнил второе кольцо; Йоси нетерпеливо гладил кнопку и все время осаживал себя:

— Рано! Рано! Еще одно кольцо! — А краем глаза продолжал следить за выходящими из пике «Сифайрами».

Корпус «Зеро» возмущенно вибрировал от резкого набора высоты. Подполковник с тревогой взглянул на приборы. Стрелка тахометра приближается к красной черте, показывая 2800 оборотов в минуту, давление превышает норму — 105 сантиметров, температура головки цилиндра дошла до 255 °C, и стрелка индикатора тоже скоро зашкалит за красную отметку. Так и двигатель сжечь недолго. Но выбора нет. До крови закусив губу, он скрючился в кресле и ощутил во рту солоноватый привкус. Первая «Штука» выросла в дальномере и заполнила три кольца.

Мотор вот-вот заглохнет, истребитель дрожит, словно молодое деревце под муссоном. Йоси наконец нажал красную кнопку. Отдача двух «Эрликонов» и двух пулеметов снизила скорость: «Зеро» будто завис в воздухе вопреки всем законам гравитации и аэродинамики. Ведя огонь с упреждением и с дистанции всего сто метров, он не может промахнуться. Теплая волна сродни экстазу согрела все существо, когда он увидел, как его снаряды и трассеры пулеметов вгрызаются в брюхо «Юнкерса». Огромные куски алюминиевой обшивки стали слезать с бомбардировщика, обнажая киль и стрингеры, провода и приборы. На миг он испугался взрыва, от которого подчас хищник погибает вместе с жертвой. Но «Зеро» все решил за него.

Перевернувшись на левое крыло, легкий истребитель завертелся безумным волчком. Отдав от себя ручку и «поиграв» педалями, Мацухара восстановил управление и скорость. Опять услышав свист ветра, взял на себя ручку.

Крикнул «банзай», уже не видя перед собой «Штуки» с мертвым пилотом в кабине, и почти сразу различил голос Уилларда-Смита в наушниках:

— Истребители на северо-западе. Пикируют с большой высоты.

— Вон оттеда тоже подходят, суки! — добавил кокни.

Высунувшись из кабины, Йоси огляделся. Двенадцать «Мессершмиттов» вынырнули из-за высоких перистых облаков — откуда он и ждал. Впереди кроваво-красный вожак. В животе заворочалась холодно-скользкая змея. Капитан Кеннет Розенкранц со своей Четвертой эскадрильей! Опять этот мясник!.. Но, к счастью, Йорк ошибся, не распознал своих. С северо-востока на сумасшедшей скорости движутся четыре звена «Зеро». Сердце командира забилось ровнее.

Уцелевшие бомбардировщики упрямо рвались вперед, где на крохотном пятачке Тихого океана дрейфовала виновница переполоха — маленькая отважная лодка «Блэкфин». Вот так всегда разворачиваются бои — неожиданно, незапланированно. Возникшая внезапно тактическая ситуация влечет за собой все новые и новые повороты, пока не обернется стратегией, в которой задействованы корабли, самолеты, люди, перемещаемые, словно пешки по доске, пьяными вдрызг шахматистами. Существует и возможность прямого столкновения авианосцев. Тысячи могут отдать жизнь за одну старую поврежденную лодку, беззащитно покачивающуюся на волнах. Йоси знал, что, если у арабов хватит смелости бросить в бой свои авианосцы, адмирал Фудзита не колеблясь примет вызов.

В шлемофоне зазвучал новый голос. Подполковник тут же узнал его: лейтенант Тодоа Сигамицу, юный ветеран Сил береговой самообороны.

— Эдо Старший, на связи Самурай Старший. Вас вижу. Прошу разрешения следовать наперехват истребителям.

— Вас понял, Самурай Старший. Атакуйте! Я буду добивать «Юнкерсы». Конец связи.

Ум Йоси работал с быстротой и точностью компьютера. «Зеро» Сигамицу непременно настигнут Розенкранца где-то на севере, но только дурак может рассчитывать, что японцам удастся задержать все Me-109. Четвертая эскадрилья сформирована сплошь из наемников: немцы, русские, американцы, кажется, даже один японец — ходили такие слухи. Это вам не арабы, а настоящие, отборные пилоты. Он посмотрел налево, потом направо. Йорк и Уиллард-Смит набирают высоту.

5
{"b":"1103","o":1}