ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фудзита пробежал глазами ксерокопию.

— Все хорошо говорят по-английски. Большое количество налетанных часов. В настоящее время еще сто пилотов проходят обучение в Соединенных Штатах и Великобритании. Проблема в том, чтобы подобрать подходящие машины для ваших операций. «Сифайры» вас удовлетворили?

— Вполне, — ответил подполковник. — Я еще слышал о «Груммане FH—1000». Нельзя ли получить один для испытаний?

Сотрудник со вздохом откинулся на стуле.

— Вам известно, что Кертис Райт создал новый двигатель мощностью в четыре тысячи пятьсот лошадиных сил?

Йоси захлебнулся от восторга. Фудзита недоверчиво покачал головой.

— Они назвали его «Супер-Циклон». Однако… с ним большие проблемы. Слишком много магния. Имеет свойство возгораться на больших оборотах. Они уже лишились двух летчиков-испытателей.

Фудзита впился в Мацухару взглядом; тот неловко повертелся на стуле и перевел глаза на Брента.

— Они закрыли программу? — спросил адмирал.

— Нет. Двести машин уже подготовлены, и Кертис Райт полагает, что через месяц-другой они разрешат все трудности. На флоте специально конвертируются тринадцать авианосцев под новые самолеты.

— А бомбардировщики? — спросил Мацухара.

— «Дженерал дайнэмикс», «Нортроп» и «Дуглас» строят новые пикировщики и торпедоносцы. Поскольку «Дуглас» — главный подрядчик, оба самолета носят его имя. Пикирующий именуется «Дуглас Снайп», а торпедоносец — «Дуглас Шарк». «Снайп» создан по модели старого «Кертиса SB—2C», а «Шарк» — по типу «Груммана TBF». К концу года, надеюсь, у нас будет по меньшей мере две ударных группы, каждая из трех авианосцев и морского сопровождения.

Мацухара привстал со стула.

— Значит, вы сможете оказать нам поддержку? Отобрать Средиземное море у террористов?

— Боюсь, это приведет к тому, чего мы всеми силами стремимся избежать.

— К русской интервенции, — констатировал Фудзита. — Возможно, к ядерной войне.

— Увы, да, адмирал. Больше сорока лет нашим ядерным боеголовкам удается поддерживать равновесие страха. — Оглядевшись, он заметил скептические улыбки на лицах. — Имейте в виду, что русские не отстают от нас в своих ядерных программах. Они создали новые военно-воздушные силы на основе старых моделей истребителя «Як-9», штурмовика «Ил-2» и бомбардировщика Туполева.

— Штурмовик, — размышлял Фудзита. — Так называемый «летучий танк».

— Именно, адмирал, — удивленно взглянул на него Мэйфилд. — Его основные механизмы одеты в броню.

— Атакующий бомбардировщик. Два орудия калибра тридцать семь миллиметров, три пулемета и бомбы. Мог бы служить прекрасным торпедоносцем. У арабов появятся эти новые машины?

— Нет, адмирал. Мы не станем поставлять новые самолеты нашим союзникам.

— Это вы о нас, — вставил Брент.

— Да, мистер Росс. — Мэйфилд взял на октаву выше. — Но русские обязались соблюдать то же самое в отношении арабов. Штурмовик и «Як» будут использоваться только в их собственных военно-воздушных силах. — Он потянул себя за мочку уха. — Как ни странно, гласность пока работает. Мы добились больших успехов в Женеве.

— Ага! — язвительно проговорил Мацухара. — А мои ребята успешно перебираются в могилы!

— Вы несправедливы. Мы помогаем вам всем, чем можем, исключая вступление в войну. И я сюда явился не для того, чтобы сидеть сложа руки. Я буду служить вместе с вами и подвергаться такой же опасности.

Мацухара криво усмехнулся.

— Нам нужен не мертвый агент ЦРУ, а новые авианосцы, эскорты, самолеты, летчики, горючее. А без этого у нас у самих все есть.

Кровеносные сосуды резче обозначились на носу Мэйфилда.

— Мы направляем к вам наших людей, посылаем весь запас нефти с Аляски, осуществляем постоянный дозор силами наших атомных подводных лодок.

— Этого недостаточно. И ваша гибель на «Йонаге» тоже ничего не будет значить и ничему не послужит. Со смертью мы здесь накоротке. Агенту ЦРУ Фрэнку Демпстеру полчерепа снесло в Южно-Китайском море, но его смерть ничего нам не дала, кроме грязи на мостике.

Мэйфилд понизил голос.

— В будущем году, если нам удастся уломать наших болванов в Конгрессе, мы поставим вам авианосец типа «Мидуэй» — «Корал Си».

— Банзай! — хором выкрикнули трое офицеров.

Мэйфилд изумленно воззрился на Брента и поспешно добавил:

— Но это еще не точно.

— И все же надежда есть? — спросил Брент.

— Да. Его «купит» Тайвань — на лом. Думаю, оттуда будет легко перегнать его в Японию.

— Однако, мистер Мэйфилд, — заметил Фудзита, — нас больше заботит настоящее, а не будущее. Мое соединение выходит в море через пять недель. Вы намерены отправиться с нами?

— Да, сэр. Мое назначение перед вами.

— Я не хотел бы вас принуждать. Мы все можем погибнуть. Как уже сообщил подполковник Мацухара, один из ваших сотрудников погиб во время боевой операции. Мистер Демпстер был рядом со мной, когда осколок пятисоткилограммовой бомбы угодил ему в голову.

Щуплый американец упрямо стиснул челюсти.

— Мое решение твердо.

— Хорошо, — улыбнулся Фудзита. — Лейтенант Росс, покажите мистеру Мэйфилду ваш БИП. Ему, наверное, будет интересно.

— Да, сэр, благодарю, — отозвался Мэйфилд.

Трое встали и направились к двери, но их остановил голос Фудзиты:

— Йоси-сан, осторожнее с «Тайфуном».

— Слушаюсь, адмирал.

Они были уже у порога, когда затрещал телефон. Фудзита взмахом руки задержал Брента и Мэйфилда, а Мацухара поспешил вперед по коридору. После короткого разговора Фудзита положил трубку и повернулся к Бренту.

— Кэптен Файт и лейтенант Реджинальд Уильямс выписаны… то есть сами выписались… из лазарета. Мистер Уильямс ждет вас в ходовой рубке.

— Понял, сэр.

Брент повернулся и вместе с Мэйфилдом покинул каюту.

Лейтенант Реджинальд Уильямс поджидал Брента в конце коридора. Голова его все еще была обвязана, но в глазах появился веселый блеск. После краткого знакомства с Хорейсом Мэйфилдом, Уильямс объявил:

— Все отлично, Брент. «Блэкфин» уже в сухом доке вместе с побитым эсминцем Файта. Файт поспешил туда, а я решил повидаться с вами, прежде чем отбыть. — Он протянул Бренту руку.

— Может, немного прогуляемся? — предложил тот. — Это займет не больше получаса — БИП, ангарная палуба и на полетную заглянем, если время останется.

Уильямс секунду подумал.

— Неплохая мысль. Мне тоже любопытно взглянуть на ваше хозяйство.

Брент двинулся вперед, указывая дорогу. Сперва они прошли через штурманскую рубку, где два человека изучали карты Марианских и Каролинских островов. Оба вытянулись по струнке. Из штурманской Брент провел посетителей в радиорубку. Старые аппараты на лампах соседствовали здесь с новейшими транзисторными приемниками.

— Вольно. Оставайтесь на местах, — то и дело повторял Брент.

Но при виде его и командира отважной лодки «Блэкфин» отовсюду слышалось: «Банзай!», «Молодцы!». Брент заметил, что многие поглядывают на Уильямса с благоговейным ужасом, но и с уважением. Хорейс Мэйфилд впитывал дружелюбную атмосферу и расточал улыбки.

Брент заговорил с молодым шифровальщиком первого класса, который тут же сдвинул на затылок наушники.

— Хасимото, новый кодировщик установлен?

— Да, мистер Росс, согласно вашему приказу. «Зеленый Гамма» действует.

— Хорошо. Возвращайся к своим обязанностям. — Он похлопал шифровальщика по плечу, и японец вновь надел наушники.

Вслед за Брентом Уильямс и Мэйфилд прошли в ходовую рубку, просторное помещение с низким потолком. Переборки обшиты дубовыми панелями, полы из полированного тика. По внешнему периметру рубка обложена шестидюймовой броней; десяток иллюминаторов сверкает медными рамами. Бронестекло в пять дюймов толщиной. Под иллюминаторами расположен репитер гирокомпаса, наполовину прикрытый медным колпаком. Рядом указатели скорости, четыре счетчика оборотов, четыре телеграфа связи с машинным отделением. Двери, ведущие на крылья мостика, открыты и защищены навесами на случай жестоких штормов.

51
{"b":"1103","o":1}