ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еще целый час могучая армада беспрепятственно следовала на юг. Брент включил рацию и поочередно настроился на все шесть рабочих частот, но лишь пустая волна авианосца трещала и шипела в наушниках. Он оставил рацию на частоте истребителей — им сверху лучше видно, и они, конечно, углядят врага первыми.

Вскоре Йоси и впрямь нарушил радиомолчание:

— Эдо, Эдо, на связи Эдо Старший! Истребители на одном часу! — Он по очереди вызвал командиров групп. — Сего и Мусаси атакуют. «Пивные бутылки» держат верхнее прикрытие.

Брент напряженно изучал в бинокль южный горизонт, пока не разглядел приближающийся к ним осиный рой. Йоси пошел наперехват со своими «Зеро» и «Сифайрами». «Бутылками» командует подполковник Конрад Креллин. Его «Хеллкэты» должны прикрывать отряд Мацухары, поскольку уже отсюда видно, на чьей стороне будет численное превосходство.

И тут по внутренней связи донесся взволнованный голос Иваты:

— Группа Йосано, говорит Йосано Старший! На юге вижу суда!

Брент привстал в кабине и посмотрел в бинокль. Ошибки быть не может: это линейные силы противника, одиннадцать судов возле самого горизонта. Друг за другом авианосцы, по флангам два крейсера, и всю группу окружают семь судов сопровождения. Идут на полном, вспенивая лазурную гладь океана. Он скосил глаза на восток. А вон и Ju-87 с АТ6 под прикрытием истребителей. На север летят, к «Йонаге». Враг слишком поздно начал атаку; его самолеты не обладают дальностью японских. Тут преимущество за ними. Зато у противника машин больше.

Брент услышал команду лейтенанта Йодзи Каи своим торпедоносцам:

— Гуппа Ками, на связи Ками Схауший! Звеньям с пеувого по сеймов ахаковахь пеувый авианосец, с восьмого по чехыунацахое — вхорой. Банзай!

Торпедоносцы начали снижаться и разбились на две группы.

Ивата тоже распределил свои «Айти» между двумя целями; Брент почувствовал, как набирает обороты двигатель «Сакаэ». Отомкнув замок «Намбу», он выставил его за борт. Вверху он насчитал около пятидесяти истребителей противника, идущих в лоб двадцати семи самолетам Мацухары, и прочел короткую молитву.

Йоси глянул в безбликовое стекло кабины и почувствовал, как что-то сдавило внутренности. По меньшей мере пятьдесят Me-109 парами пикируют на него. И кажется, по всему южному сектору компаса рассыпались еще двадцать коршунов и рвутся к бомбардировщикам. Теперь ему нужны все истребители, все до единого!

Он отдал приказ в микрофон:

— Командир Пивных бутылок, говорит Эдо Старший! Наперехват! Прикрыть бомбардировщики!

— На связи командир Бутылок! — откликнулся голос Креллина. — Спасибо за приглашение. Терпеть не могу стоять на балу у стенки. Идем наперехват!

Глянув вверх, Йоси увидел, как раскололся строй больших птиц, уходящих за командиром в головокружительное пике. Конечно, все «мессеры» «Хеллкэтам» не сдержать, но там по крайней мере перевес незначителен. А вот сам он остался без резерва. Враг не оставил ему выбора.

Он довел обороты нового двигателя до трех тысяч ста; температура приблизилась к максимальной — 290°. Йоси не решался перегружать мотор дольше одной-двух минут, но даже не доходя до предела скорости, он сильно оторвался от ведомых и потому немного убрал газ.

Противник заполнил первое кольцо дальномера. Сердце летчика заколотилось под ребрами, зрачки расширились. К нему стремительно приближаются кроваво-красный «Мессершмитт» и его неизменный спутник — Зебра. Горло сдавила жгучая ненависть.

— Всем звеньям держаться за мной до первого захода. Потом одиночные бои.

Красный «мессер» заполнил второе кольцо.

У него преимущество в высоте и скорости. Но при стычке лоб в лоб побеждает тот, у кого вернее глаз и кому улыбнется удача. Розенкранц тоже его заприметил и нацелил свой винт на нос «Зеро». Видно, американца гложет какая-то своя ненависть, и в храбрости ему не откажешь.

Оба открыли огонь с трехсот метров. Небо вокруг расчертили перекрещивающиеся ряды трассеров. Один «Зеро» взорвался, другой вошел в штопор. У «мессера» отвалилось крыло, второй кувырком летит в океан; за ним в облаках дыма и гликоля следуют еще два.

Йоси удовлетворенно хмыкнул, увидев, как огненные пятна вспыхнули на крыле красного истребителя и осколки алюминия закружились в спутном потоке. Снаряды и пули свистели мимо; он тоже почувствовал легкое сотрясение крыла — зацепил-таки! В последний миг они разминулись и промчались друг над другом, как два эквилибриста в воздушном шоу. «Мессершмитт» пронесся так близко, что машину Йоси закачало. Ни «Зеро», ни «мессер» не получили серьезных повреждений.

В шлемофоне слышались голоса людей, борющихся за жизнь — свою и товарищей:

— Куруна! У тебя на хвосте один!

— Вижу! Выручай!

— Влево бери! Влево!

Единственному в отряде немцу Генриху Штауферману не повезло. Грек Николас Антонополис предупредил его:

— Они над тобой, Штауферман! Пикируй!

Но Штауферман почему-то медлил. Краем глаза Йоси увидел желто-красную вспышку — взорвались баки «Зеро», и немец перекочевал в вечность.

Небо заполонили маневрирующие самолеты и трассеры, оставляющие за собой белый след горящего фосфора. Уже больше десятка погребальных костров вспыхнуло в воздухе. Видны пять белых парашютов. Одиночные бои перерастают в огромную небесную свалку, растягивающуюся на сотни квадратных километров. Но у командира авиаотряда нет времени смотреть по сторонам. В воздушном бою человек выживает больше инстинктом, чем разумом. Пока овладеешь всеми тонкостями маневра, тебя десять раз убьют.

На вершине петли Йоси сдвинул ручку вправо и почти скатился в иммельман. Зная маневренность «Зеро», Розенкранц и не пытался с ним состязаться, а ушел на юг, в широкий и плавный разворот. Йоси выругался. Опять он вне створа! Потом от голоса Йорка по спине побежали холодные мурашки:

— Эдо Старший, у тя на жопе два жучка!

Он завертел головой. Сзади с двух сторон быстро подходит пара «мессеров». В считанные секунды он может лишиться жизни, поэтому надо на время выбросить из головы Розенкранца. Йоси дал газ, и «Зеро» подпрыгнул, точно испуганный кролик. Стрелка указателя температуры поползла вверх. У «Мессершмиттов» большое преимущество в скорости пикирования: не успеешь глазом моргнуть, как окажешься в пределах досягаемости. Однако в хвост им уже пристроились два «Сифайра», завершив убийственный хореографический ансамбль. «Мессеры» палят, англичане палят, Йоси маневрирует и уходит в пике, спасая свою шкуру.

— Дави гада! — вопил Йорк.

— Еще один головорез в Мекку пошел! — не скрывая торжества, доложил Уиллард-Смит.

С двумя покончено, однако радоваться некогда: Розенкранц и Ватц делают заход под прикрытием еще двух. «Сифайры» подтянулись к Йоси, и отважная тройка полетела навстречу врагу.

Истребители сыплются градом. Брент развернул пулемет и скрючился на сиденье, заслышав зловещий гул. Будто тренируясь в стрельбе по учебным мишеням, противник уже сдул с неба десять или одиннадцать торпедоносцев. А линейные силы открыли зенитный огонь. Черные цветы смерти распускаются вокруг, угрожая в равной мере своим и чужим. С одного захода Me-109 сбил два «Айти». Третий взорвался от детонации своей собственной 250-килограммовой бомбы. Голодные хищники набирают высоту и со всех сторон пикируют на добычу.

Сердце бьется где-то в горле. Черный истребитель вырастает в прицеле. Из крыльев и обтекателя рвется огонь. Свистят мимо трассеры. Наконец черная машина заполнила три кольца. Отклонение — ноль. Он нажал на гашетку и увидел, как пули вошли прямо в центр винта; некоторые рикошетируют от капота и бронированного козырька. «Даймлер-Бенц» мгновенно задымился; из пробитого бака хлынул поток горючего. Брент крикнул, потрясая кулаком:

— Так-то, сучий потрох!

Самолет рухнул в волны.

— Молодец! — услышал он в наушниках одобрительный голос Иваты.

Но бомбардировщики оказались в незавидном положении: меньше чем за три минуты подбита половина машин. И тут копьями Юпитера налетели с высоты «Хеллкэты». Часть арабов кинулась им навстречу, ослабив натиск на «Айти» и «Накадзимы».

60
{"b":"1103","o":1}