ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Поток: Психология оптимального переживания
Тень ингениума
Беззаботные годы
Перевал
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Няня для олигарха
Канатоходка
Неукротимый граф
A
A

Брент переключил приемник на частоту истребителей.

— Креллин, это Файф! Выручай!

— Уходи вправо, Файф!

— Что с твоей рацией, Креллин? Ни хрена не слышу!

— Шоу! Двое на двух часах!

— Вижу, Йейтс! Возьми правого!

— Креллин, это Спивак! Пикируй, черт возьми, у тебя трое на хвосте! Пикируй, тут им за нами не угнаться!

— Креллин горит!

— Вот гадство!

Брент посмотрел на хвост черного дыма, тянущийся к морю. Парашюта не видно. Галантный американец Конрад Креллин нашел упокоение в вечности вместе с тысячами других пилотов. Они едва познакомились, а того уж нет, и даже ногтей и волос не пошлешь домой.

Воздушная драка сместилась на юг, однако не все «Мессершмитты» занялись «Хеллкэтами». Брент разглядел, как что-то быстро подходит к ним снизу.

— Вираж, Ивата! — крикнул он в устройство внутренней связи. — Влево вираж!

Пилот дал ручку влево, и большой самолет лег на крыло. Привстав, Брент потянул за рукоятки и уставился в огненную пасть смерти. Me-109 «висит» на хвосте и палит в них.

Он тоже нажал на гашетку; потоки трассеров вонзились в обтекатель. И «мессер» их зацепил, но сразу же отвалился и полетел в свой последний путь.

Ивата выровнял машину и сказал на удивление спокойным тоном:

— Отличная работа, бортстрелок! Держитесь! Идем на новый заход.

Брент бросил быстрый взгляд к югу. Подбито больше десяти «Мессершмиттов» и четыре F6F. Из восьми уцелевших два дымятся и разворачиваются. Он глянул вниз и ахнул: от сорока двух торпедоносцев осталось двенадцать. Лейтенант Йодзи Каи все еще возглавляет эскадрилью, но с левого крыла его машины содраны большие куски обшивки, фонарь весь в трещинах, штурман и стрелок либо убиты, либо без сознания. И все же «Накадзима» заходит на «Эль-Куфру», авианосец типа «Эссекс». Его ни с кем не спутаешь: высокая надстройка с пятидюймовыми установками на носу и корме.

Оперативное соединение арабов бьет из всех калибров по левому борту. Два крейсера и семь «Джирингов» обступили авианосцы, чтобы сконцентрировать огневую поддержку. Все корабли окутаны огнем и дымом. Бомбардировщиков встречают потоки трассеров. Шесть «Мессершмиттов» из ВВП отчаянно пытаются уничтожить прорвавшихся. «Накадзима» потерял крыло и подпрыгивает в воздухе, как на бетонном покрытии. Другой взорвался, еще два со страшными всплесками попадали в море. Восемь уцелевших с фатальной решимостью пробиваются сквозь огонь и наконец-то начинают сбрасывать свои торпеды.

Авианосцы быстро нацелили на них зенитки. Все самолеты отвернули в сторону, и только «Накадзима» с желтым обтекателем прет прямо на «Эль-Куфру». Кабина вся изрешечена, с крыльев и фюзеляжа отскакивает обшивка, но B5N упрямо идет на сближение с авианосцем, которому удалось счастливо избежать попадания торпед.

Йодзи Каи выпустил свою со ста метров. Сейчас он сделает вираж для набора высоты. Но у ненависти долгая память — лейтенант Каи не забыл своего невезения у Окинавы, не забыл позора камикадзе, вернувшегося живым. Должны же боги быть к нему благосклонны за все его муки. Второй раз промахнуться по той же самой цели было бы до смешного обидно.

— На таран идет! — крикнул Брент.

«Накадзима» врезался прямо в мостик «Эль-Куфры». В небе вырос огромный огненный гриб на дымной ножке. Горящие обломки бомбардировщика дождем хлынули на полетную палубу. Затем, взметнув колоссальный столб воды, по миделю ударила торпеда. Пламя окутало мостик и надстройку, но авианосец не сбавил хода.

Настала очередь «Рамли эль-Кабира». Он буквально выпрыгнул из воды, когда две торпеды угодили в правый борт. Выпуская клубы дыма и пара из двух пробоин, он повернулся и сбросил скорость. Видимо, повреждения серьезны.

Брент почувствовал вибрацию «Айти». Ивата установил шаг винта на максимум.

— Не падать, бортстрелок, — предупредил он. — Идем в атаку! Банзай!

Линия горизонта взмыла вверх, и перед глазами замаячили корабли противника. Избрав своей целью «Кабир», Ивата глядел на приборы и маневрировал, пока не вышел на идеальный угол бомбосбрасывания — восемьдесят пять градусов.

Повернув голову, Брент увидел за собой только пять машин; еще шесть бросились добивать «Эль-Куфру». Да что же это — и у них из сорока пяти уцелело лишь двенадцать!..

Гигантский авианосец взял на правый борт. Изрыгающие огонь зенитки палили по Бренту Россу — по нему одному. Белые полосы медленно подползали и со свистом, точно получив внезапное ускорение, проносились мимо. Страх ледяной рукой стиснул все внутренности. «Айти» задрожал и подпрыгнул от разрывов пятидюймовых снарядов, но благодаря огромной скорости ни один осколок их не зацепил. Шесть истребителей ВВП занялись торпедоносцами. Мозг Брента вдруг пронзила дикая мысль: Мидуэй… Мидуэй наоборот! И он рассмеялся безумным смехом.

Ивата тем временем подался вперед: выбор момента бомбометания — прерогатива исключительно пилота. Машина приплясывала среди потоков огня и порывов ветра, свистя закрылками. Мир сузился до прямоугольной палубы авианосца. Она уже в тысяче футов, не больше… Брента подкинуло на сиденье — значит, Ивата сбросил все три бомбы: 250-килограммовую и две маленькие, по 30 кило.

Затем рванул на себя ручку, оставляя авианосец под крылом. Брента придавило к креслу; желудок ухнул куда-то вниз; небо на мгновение расплылось в тумане. Ивата убрал шаг винта, отвел ручку влево и дал педаль, разворачивая на север. Брент с трудом различал линию горизонта. Проходя между двумя «Джирингами», Ивата вдруг метнулся вниз, к самой воде, опасаясь, что вражеский истребитель подрубит его снизу. Удивленные зенитчики на внешних батареях дали по ним безнадежно неточный залп.

Сзади клокотал огнедышащий Везувий. Их бомбы поразили полетную палубу по центру судна, раскололи ее, как перезрелую дыню, и прошли на ангарную. Два бомбардировщика сбиты; остальные совершили еще несколько попаданий. Теперь на авианосце взрывались запасы горючего и боеприпасов — впечатляющее пиротехническое зрелище. «Рамли эль-Кабир» накренился на правый бок и выпускал огромные красные и желтые шары; над морем стелился тяжелый, маслянистый дым.

Сжав кулак, Брент завопил:

— Банзай! Банзай!

К нему присоединился Ивата, не отрывающий глаз от зеркала заднего обзора.

«Эль-Куфре» повезло больше. Три пикирующих разлетелись в воздухе на куски, два промахнулись. Зато одно попадание было славным: 250-килограммовая бомба унесла в небо кормовой подъемник вместе с гидравлическим насосом. Скособочась и волоча за собой дымные ленты, «Эссекс» пополз на юг.

Оставляя винтом рябь на воде, «Айти» летел на север — домой, к «Йонаге». Весь южный горизонт заволокло дымом разрушенного авианосца. За ними следовало всего шесть D3A. Да, великую цену пришлось заплатить за победу! Брент обшарил глазами небо. Где-то там Йоси… Или уже не там? По клубам дыма он понял, что бой продолжается, и стал беззвучно молиться за друга.

Четыре вражеских истребителя подходили к Мацухаре с левого борта, а Розенкранц и Ватц атаковали правый. Подполковник крикнул в микрофон:

— Эдо Второй и Третий! Взять на себя двух черных!

Красный и полосатый «Мессершмитты» шли к нему на полной скорости. Сегодня все истребители противника показали хорошую скорость — не иначе, благодаря новой «Валькирии». Они, как и «Зеро», нарастили мощность, и Розенкранц умело использует ее для закрепления главного преимущества — высоты.

Йоси злобно оскалил белые зубы.

— Ладно, мы вам тоже кое-что изобразим! — Он прибавил газ и взял на себя ручку.

Двигатель взревел на форсаже во всю яростную мощь своих трех тысяч двухсот лошадиных сил. Пилота отбросило на сиденье, как будто исполинское чудовище уперлось ему в грудь и молотит что было сил. Линия горизонта оборвалась, в глаза ударила чистейшая синева. Он взлетал почти вертикально и на немыслимой скорости — 340 узлов. Легкое нажатие ручки обеспечило ему хороший обзор двух Me-109 с левого борта. Ошарашенные противники остались внизу, теряя скорость. Йоси расхохотался, еще взял на себя ручку и вошел в «мертвую петлю».

61
{"b":"1103","o":1}