ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сплетение
64
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Чардаш смерти
Мой любимый демон
Шаги Командора
Тамплиер. Предательство Святого престола
Ухожу от тебя замуж
Шаг над пропастью
A
A

— Прошу разрешения, господин адмирал, — сказал, вставая, полковник Ирвинг Бернштейн. — Я только что получил шифровку из Тель-Авива. Один из наших Р—51 сбил над аэропортом «Бен-Гурион» ливийский «Мессершмитт», оснащенный устройством для дозаправки в воздухе. Как вы знаете, «сто девятые» создавались для европейского театра и дальность у них всего 660 километров. — Он взглянул на Брента. — То есть 410 миль. А когда Хосни Мубарак выгнал ливийцев из Египта, они поставили на свои машины дополнительные емкости — сразу за двигателем и перед пожарной стенкой. Эскадрилья, атаковавшая наш аэропорт, должна была пролететь в оба конца самое малое полторы тысячи миль. Теперь нам известно: они обходили Египет с севера и над Средиземным морем состыковывались с заправщиками. — И добавил с горечью: — Они застали нас врасплох, а потому натворили в аэропорту Бог знает что.

Фудзита понимающе покивал и повернулся к адмиралу Аллену:

— Хотелось бы знать ваше мнение, адмирал.

Американец медленно поднялся. Бренту показалось, что на его лице прибавилось много новых морщин.

— Господин адмирал, — сказал Аллен, окинув Фудзиту взглядом водянистых глаз. — Два самолета, упавшие на Гинзу, вызвали страшные разрушения и жертвы. «Зеро», которым управлял ведомый подполковника Мацухары — Иназо Нитобе, — взорвался на углу Сотобори-Дори и Харуми-Дори и сжег первые три этажа в штаб-квартире «Сони». А «Мессершмитт» Розенкранца рухнул совсем неподалеку от императорского дворца и врезался в небоскреб Син Мару-билдинг.

Впервые Брент увидел смятение на обычно невозмутимом лице японского адмирала.

— Императорский дворец невредим! — он стукнул кулаком по столу. — Он неуязвим для врага!

— Вот свежие данные, — продолжал Аллен. — По меньшей мере сто восемьдесят семь мирных граждан погибли в огне и под обломками. Больше четырехсот ранено.

— О Благословенный!.. — воскликнул Фудзита. — Неужели столько жертв?!

— Да, сэр. Мое ведомство предупреждает, что следует ждать злобных нападок на нас в газетах и ТВ. Начнут во всем винить «старых маразматиков, заигравшихся в „морской бой“.

— Ох уж эти электрические ящики с, экранами, в которые люди смотрят с утра до вечера, пока мозги не отсохнут, — сказал адмирал. — Нынешние японцы совсем разучились думать…

— Верно! — выкрикнул Окума.

Адмирал сердитым взмахом руки заставил его замолчать и продолжал:

— …не читают «Хага-куре», им нет дела до священной особы императора и до тех жертв, которые приносят его самураи. Они счастливы, когда проклятый ящик скажет им, что они счастливы, и когда у них есть на что купить бензин для всех этих «Хонд» и «Тойот». — Он угрюмо помолчал и, выбросив вперед сцепленные в замок руки, со стуком бросил их на стол. — А за этот бензин мы платим кровью наших храбрецов.

— За нами — император, господин адмирал, — сказал Окума. — А больше нам ни до чего дела нет.

— Хорошо сказано, подполковник, — суровое лицо Фудзиты немного смягчилось. — Прошу продолжать, адмирал Аллен. Есть ли у военно-морской разведки данные по арабским авиабазам? Откуда прилетели «Дугласы»? По сообщениям ЦРУ, Каддафи договорился с русскими и арендует у них пятьдесят квадратных километров вот в этом квадрате, — он ткнул пальцем в висящую на переборке карту.

— В Сергеевке, сэр, около семидесяти миль севернее Владивостока. Мы так и думали. Дальности бомбардировщиков вполне хватает, а истребители они дозаправляют в воздухе над Японским морем, примерно вот здесь, западней Хонсю. — На мгновение задумавшись, он взглянул на карту: — То есть в Ниигате, менее чем в двухстах милях от Токио, они вторгаются в воздушное пространство Японии.

— А что значит «арендуют»?

— Впервые эта идея пришла в голову президенту Рузвельту еще до вступления США в войну, когда надо было, формально соблюдая нейтралитет, помогать союзникам бить страны «оси», — Аллен покраснел, понимая, что сорок лет назад сидящие сейчас в кают-компании старики были его злейшими врагами и его слова им неприятны.

Фудзита подался вперед:

— Наша авиация расторгнет эту аренду!

— Это необязательно, сэр. Американский представитель в ООН уже заявил официальный протест.

— Эта ваша ООН — вздорная бабья говорильня!

— Допускаю, сэр, но мы пригрозили передать наши базы в Турции и Греции израильтянам и японцам.

— А-а, это дело другое, — кивнул адмирал. — Тогда, может, и послушаются.

— Арабы уже отозвали своих летчиков и сейчас грузят оборудование во Владивостоке на два парохода.

— Кому они принадлежат?

— Плавают под ливийским флагом. Вот данные о них, — он достал еще один листок. — «Мабрук», водоизмещение — двадцать четыре тысячи тонн, и «Эль-Хамра» — восемнадцать тысяч.

Глаза адмирала сузились, губы поджались, придавая лицу жестокое» выражение, возвещавшее чью-то смерть. Брент легко мог прочесть его мысли.

— Сопровождение? — медленно спросил Фудзита.

— Нет, сэр. В порту военных судов нет.

— Отчего это вы так уверены?

Марк Аллен обвел всех сидящих за столом требовательным взглядом:

— Прошу помнить, джентльмены, что эти сведения — совершенно секретные. — Он откашлялся. — Мы держим на траверзе Владивостока некую плавединицу… Атомную ракетную лодку класса «Огайо». Ну, разумеется, ракет на борту она не несет, но зато оснащена новейшими системами слежения и обнаружения, а потому знает всех, кто входит в гавань.

— И Пентагон, расшифровав, передает ее информацию вам?

— Ну зачем нам Пентагон, сэр?! Мы и сами с усами. Вот лейтенант Росс займется декодированием.

Брент слегка смутился.

— Сэр, вы имеете в виду наш новый дешифратор? Так он для этого предназначен? Однако он переводит сведения в другой код…

— Ничего страшного, Брент. Мой персональный компьютер запрограммирован на окончательную расшифровку.

Фудзита как бы приподнялся на локтях, упертых в край стола:

— Я должен знать дату их выхода в море! И желательно за день до того, как они снимутся с якоря!

— Нет, сэр, это невозможно. Лодка подаст нам сигнал, что они вышли, в самый момент выхода, но никак не раньше. Обычная команда справляется с погрузкой судна такого типа за шесть дней. Поскольку мы имеем дело с арабами, накиньте еще четыре.

Раздавшийся в кают-компании смех несколько разрядил атмосферу.

— Вы позволите, господин адмирал? — внезапно сказал Бернштейн и, когда Фудзита кивнул, продолжил: — Насчет кораблей сопровождения… Вчера мне передали информацию, но до сообщения мистера Аллена я не знал, как ее толковать… Думаю, это важно. Вчера вечером наш разведывательный самолет засек два ливийских эсминца класса «Джиринг», вышедших из Суэцкого залива на большой скорости.

— Какой именно?

— Не менее двадцати узлов.

Медленно поднявшись, адмирал подошел к карте, долго смотрел на нее и наконец тихо, словно разговаривая сам с собой, произнес:

— От тридцати пяти до сорока дней, считая заход на заправку… — Он подергал себя за единственный седой волос, росший у него на подбородке. — Отлично. Отлично. Мы управимся с ремонтом и будем готовы встретить их — если, конечно, это конвой. Ну, а если нет и сухогрузы в самом деле идут без сопровождения, мы подождем их вот здесь. — Тонкий палец ткнул в Восточно-Китайское море на карте. — Хотя я предпочел бы перехватить арабов в Корейском проливе, — палец пошел вверх, — там, где мы уничтожили в девятьсот пятом русский флот.

— Банзай! Банзай! — разнеслось по кают-компании, и Брент Росс, подхваченный общим порывом, тоже вскочил, взмахнул кулаком и закричал вместе со всеми. Сидеть остались лишь адмирал Марк Аллен, Джон Файт и Бернштейн. Престарелый капитан третьего ранга Хакусеки Кацубе, не устояв на ногах, повалился на стол, продолжая ликующе выкрикивать боевой клич самураев.

Фудзита жестом успокоил своих подчиненных, а Брент под недоуменно-ироническими взглядами соотечественников и израильского полковника смутился и вернулся на свое место, по дороге одной рукой приподняв и усадив Кацубе. Старик благодарно кивнул ему.

13
{"b":"1104","o":1}