ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брент взглянул на Маюми, и она встретила его взгляд своим — гипнотически притягивающим, открытым и властным, проникавшим прямо в душу, обжигавшим и пьянившим не хуже сакэ. Во взгляде этом было обещание и, быть может, предостережение. В голове Брента билась одна мысль: этот только что распустившийся бутон не должен выскользнуть у него из пальцев. Он должен снова увидеть эту девушку.

Низко склонившись, Кимио окончила свой танец. Йоси и Брент в восторге наградили ее рукоплесканиями, а женщины, скрывшись на миг за перегородкой, вернулись и снова сели к столу.

— Спасибо, Кимио-сан, — сказал Йоси. — Это было чудесно.

— Рада, что вы оценили мои старания, — в обычной для японок подчеркнуто-скромной манере ответила она.

— Потрясающи, — сказал Брент, — обе. — И, набравшись отваги, спросил: — Маюми, мне бы хотелось увидеться с вами. Можем пойти пообедать или в музей, или в театр Кабуки…

— Это честь для меня, лейтенант Росс, — глаза и щеки ее горели. — Я живу в Токио: у меня квартирка недалеко от университета.

— Могу я позвонить вам?

— Разумеется.

Улыбающаяся Кимио протянула ему через стол карандаш и листок бумаги.

На обратном пути Йоси Мацухара, немного осоловев от такого изысканного и обильного угощения, откинулся на сиденье, склонил голову, и вскоре Брент услышал его глубокое ровное дыхание. Сам он внимательно смотрел на дорогу, но мысли его были далеко: он припоминал ту цепь обстоятельств, благодаря которым он оказался в Японии и на «Йонаге».

Брент происходил, что называется, из морской семьи и даже появился на свет в военно-морском госпитале Сан-Диего. Отец его, Тед-Порох Росс, служил в то время старшим офицером на авианосце «Филиппинское море». Потом его назначили военно-морским атташе в Германии. Потом были Испания, Турция, Япония, Бахрейн. Переезжая вместе с мужем из страны в страну, мать Брента неизменно отправляла сына учиться в самую обычную местную школу, чтобы он мог узнать быт и нравы и в совершенстве овладеть языком. Помимо этого, кочевая жизнь научила Брента и драться: очень рано обнаружилось, что он унаследовал от отца его взрывной темперамент, которому тот был обязан своим прозвищем. Так, например, в Германии, когда один из одноклассников обозвал его «вонючим янки», Брент, почувствовав, как огненный туман застилает глаза, не помня себя, зверем бросился на обидчика. Троим учителям удалось оторвать его от одноклассника лишь после того, как Брент подбил ему оба глаза и сломал нос.

Вопрос «кем быть?» никогда не стоял перед ним. Разумеется, моряком! Других профессий и видов деятельности в семье Россов не признавали. Брент неизменно был первым учеником и разносторонним спортсменом, отдавая предпочтение футболу и регби. Уже к шестнадцати годам он был шести футов ростом и весил почти двести фунтов, что не мешало ему, к восторгу тренеров, пробегать сорок ярдов за 4,65 секунды.

Мать заболела, у нее обнаружили рак и положили в военно-морской госпиталь в Норфолке, куда был вынужден перевестись Тед Росс. Она таяла на глазах, отец переходил от угрюмого отчаяния к вспышкам бешеной ярости, кляня на чем свет стоит судьбу и врачей.

Когда Брент уже кончал школу, Тед вышел в запас и, перевезя жену домой, самоотверженно ухаживал за ней. Военно-морских врачей сменили гражданские: больная получала облучение радиевой пушкой, химиотерапию и лошадиные дозы витаминов. Ничто не помогало. Тед, обозвав всех врачей «бандой неучей и шарлатанов», отказался от их услуг.

А Брент, окончив школу первым, получил приглашения из десяти лучших университетов и всех трех военных академий. В марте 1978 года он послал документы и рапорт о зачислении в Военно-морскую академию. Спустя месяц скончалась его мать.

Тед, который не смог ни пересилить, ни хотя бы отсрочить смерть жены, замкнулся в мрачном одиночестве, месяцами не выходил из дому и пил, кляня неумолимую судьбу. Брент не мог оставить его и, отложив отъезд в академию, день и ночь слушал, как отец кроет последними словами все медицинское сословие. Наконец, когда со дня смерти жены минуло полгода, Тед вышел из своего столбняка, немножко ожил и даже стал поговаривать о возвращении на флот. Сын горячо поддержал эту идею, и Тед пошел старшим помощником на пароход.

А к тому времени, когда Брент третьим окончил академию в Аннаполисе, стяжав себе лавры и в американском футболе — его дважды признавали лучшим игроком задней линии, — Тед уже получил капитанский патент и встал на мостике дряхлой «Спарты», курсировавшей между Сиэтлом, Фербенксом и Теллером. Брента, проявившего блестящие способности к математике, зачислили в Управление военно-морской разведки, но перед этим с десятью другими новоиспеченными офицерами отправили на базу ВМФ в Кэмп-Пендлтоне, где они прошли совершенно секретный курс специальной боевой подготовки по программе «рейнджеров». Их учили боевым действиям на суше, выживанию в любых, самых экстремальных природно-климатических условиях, а особое внимание уделяли владению средствами связи и оружием — автоматической винтовкой, пулеметом, минометом, ПТУРСом. Первым местом службы стал для Брента Сиэтл, где он попал под начало коммандера Крейга Белла и лейтенанта Памелы Уорд. Белл знакомил его с тонкостями компьютерной шифровки и расшифровки, а Памела, привлекательная в свои «чуть за тридцать», в уютной квартире посвящала новичка в таинства любовной игры и техники полноценных отношений между мужчиной и женщиной.

Шел четвертый месяц его службы в РУ ВМС, когда стало известно, что «Спарта» пропала где-то в Беринговом море. Затем один за другим бесследно исчезли два вертолета Береговой охраны «Сикорский НН—52», русский Ту-16 сгинул с экранов НОРАД,[12] а русский китобой погиб при загадочных обстоятельствах. Все эти катастрофы происходили примерно в одном районе мореплавания, по прямой линии сдвигаясь к югу — к Гавайским островам. Брент перебирал варианты — не сложившие оружия японцы, подводные лодки, тайная морская база на Алеутских островах, — но у него не возникало и мысли о появлении там авианосца: это было бы настоящим бредом. Правда, это абсурдное предположение закрадывалось в его голову, но он со смехом отгонял его. Затем последовал сокрушительный рейд авианосца «Йонага» на Перл-Харбор, и нелепое допущение подтвердилось.

Еще через три недели он следом за коммандером Беллом поднялся по трапу этого отбившегося от стада мастодонта, ставшего на якорь в Токийском заливе, и увидел невозмутимого адмирала Фудзиту и его замерший в строю экипаж. В конце концов представителям японского правительства удалось убедить всех, что война кончилась сорок два года назад — и не в пользу Японии. Только тогда Брент узнал о том, что его отец попал в плен на «Йонагу» и, не в силах перенести учиненные им расправы, покончил с собой.

В тот самый день, когда авианосец стал на Токийском рейде, китайцы вывели на орбиту свою лазерную систему, уничтожившую все реактивные самолеты, ракеты и спутники связи. Затем случилось так, что Йоси Мацухара, заметив вторгшийся в воздушное пространство над «Йонагой» ливийский DC—3, дал предупредительную очередь, повредившую «Дугласу» двигатель, и это довольно заурядное происшествие взбесило полоумного полковника Каддафи и привело к войне с арабским» миром.

Брента, умевшего обращаться с шифрами и знавшего языки, прикомандировали к штабу адмирала Фудзиты для координации действий. Боевые столкновения начались после того, как Каддафи захватил в заложники лайнер «Маеда Мару» с тысячью человек на борту и потребовал выкуп. За этим последовали бои в Средиземном море, поход на Ливию, высадка десанта на берега Южно-Китайского моря и Малаккского пролива, бурные романы с Кэтрин Судзуки и Сарой Арансон. Одну он застрелил собственноручно, с другой расстался потому, что был слишком предан адмиралу Фудзите, а она этого вынести не могла. И теперь молодой офицер готовился к новым сражениям, одно из которых вполне могло стать для него последним. Адмирал готовил перехват. Два ливийских сухогруза «Мабрук» и «Эль-Хамра» и два эсминца сопровождения будут легкой добычей для «Йонаги», и все же Брент испытывал смутное беспокойство. Слишком легкая добыча. Слишком просто и гладко все получается. Не таков Каддафи, чтобы, разрабатывая операцию, обойтись без арабского изворотливого коварства, не подстроить искусную ловушку. Что-то здесь не то. Но что именно — что? — в тысячный раз спрашивал себя Брент, свернув между тем с магистрали и подруливая к стоянке возле дока.

вернуться

12

North American Air Defence Command — Объединенное командование ПВО североамериканского континента.

27
{"b":"1104","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Азазель
Что посеешь
Записки с Изнанки. «Очень странные дела». Гид по сериалу
Никогда тебя не отпущу
Неправильная любовь
М**ак не ходит в одиночку
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Иди на мой голос