ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И сколько же они могут взять на борт?

— Если сократить экипаж до минимума, — человек пятьдесят.

— Пятьдесят! Да ведь такой скученности и скотина не выдержит!

— Эти люди могут и не такое выдержать.

Пальцы адмирала нащупали и дернули длинный белый волос на подбородке.

— Десять лодок по пятьдесят человек в каждой… Пятьсот. Это батальон! Два транспорта и эти лодки могут доставить куда угодно полнокровный полк с тяжелым вооружением. — Он поочередно взглянул на обоих разведчиков. — Хотя бы примерный курс?

— Данных нет, — сказал Кинг, а Бернштейн покачал головой.

— Сэр, — сказал Аллен. — Восемь наших субмарин класса «Огайо» постоянно несут боевое дежурство на основных морских путях.

— Вы сами, адмирал, понимаете, что арабы как раз постараются держаться от этих путей подальше.

— Да-а, — протянул тот. — Спутниковая разведка нужна, а спутников нет, все уничтожены.

Фудзита медленно поднялся и подошел к карте Тихого океана, висевшей на переборке под портретом микадо.

— Тысяча двести миль, — проговорил он задумчиво. — Сотни островов, и каждый может стать авиабазой. — Указкой он очертил широкую дугу вокруг Японии, охватив южную оконечность Сахалина, Боненг, Марианские острова, север Филиппин, Тайвань, Рюкю, западное побережье Китая, Корейский полуостров, восточную часть Манчьжурии.

— Да, господин адмирал, — следя за указкой, заметил Тасиро Окума. — Вы, наверно, не ждали такой безрассудно дерзкой, такой сумасшедшей выходки от Каддафи?

— А чего же еще мне было ждать от маньяка? — адмирал опустил указку. — Он скрыл свои намерения в иглах сосны, и пока не подует муссон, ветвь не будет видна. — Костлявый кулачок стукнул по карте. — Он направляется сюда, в южную часть Тихого океана, и мы должны быть готовы к встрече. А прежде всего — решить вопрос с «Мабруком» и «Эль-Хамрой», — указка ткнула во Владивосток. — Когда они выйдут из гавани, мы их примем.

— Банзай! — привстав, дружно выкрикнули Окума и Сайки.

Кацубе хотел последовать их примеру, но не удержался на ногах и осел на стул.

— Господин адмирал! — громко сказал Брент. — Разрешите доложить соображения?

— Прошу вас, лейтенант Росс.

— Слишком все просто.

— Просто? — фыркнул Окума. — Еще бы не просто! Я разнесу их в клочья, прежде чем они выйдут из гавани!

— А я уничтожу их еще до того, как подполковник успеет пустить торпеду! — вскричал лейтенант Сайки, стукнув пенсне о стол.

Однако Брент не смутился.

— Позвольте указку, господин адмирал. — Фудзита кивнул, отдал ему указку и вернулся на свое место. Брент прочертил линию от Корейского пролива к Японскому морю. — Пролив в самой своей широкой части имеет всего около двухсот миль, Японское море — семьсот. Весь этот район вполне досягаем для самолетов, базирующихся предположительно где-то в Манчьжурии, Китае или Северной Корее. Помните, господин адмирал, перед началом средиземноморской операции вы нам говорили, что судно с габаритами «Йонаги» должно избегать попадания в такую акваторию, и приводили в пример гибель «Бархэма» и «Арк Ройял» во время второй мировой войны.

— Верно! — сказал Фудзита. — Обоих потопили подлодки. И еще я вспомнил, как наша авиация пустила ко дну «Рипалс» и «Принца Уэльского» на траверзе Малайского архипелага. Заметьте, лейтенант, я бы и сейчас никогда не сунулся в Средиземное море если бы не приказ императора Хирохито.

Подполковник Окума улыбнулся так, что лицо его стало похоже на нелепую карнавальную маску:

— Господин адмирал, если лейтенант Росс опасается за свою жизнь, его можно списать на берег, а мы отомстим за подлый позавчерашний налет как подобает мужчинам.

Брент вспыхнул от этого оскорбления, но прежде чем он успел открыть рот для ответа, адмирал Фудзита вмешался и не допустил нового столкновения:

— Прекратить «это подкусывание и подкалывание! — он стукнул кулачком по столу. — Сколько раз вам повторять: нельзя сражаться одновременно и со своими, и с врагами! Лейтенант прав! Это действительно слишком просто. А у нас есть поговорка: „Бесплатный сыр бывает только в мышеловке“. Вот как бы и нам туда не попасть. — Он повернулся к Мацухаре: — Двенадцать наших B5N оборудовать дополнительными емкостями для горючего. Когда мы выйдем, проводить по крайней мере тысячемильный поиск в режиме кругового обзора, не заботясь при этом, в чье воздушное пространство вы вторгнетесь. — Он взглянул на адмирала Аллена, а потом на Кинга: — Мы получим бортовые радары?

— Видите ли, сэр, — начал разведчик, не поднимая на него глаз. — Бортовые радары — это…

— А-а, понимаю, можете не продолжать. Они входят в перечень, о котором вы договорились с русскими!

— Совершенно верно. Мы можем поставлять только бортовые системы опознавания «свой — чужой».

— Но хоть судовой электроники это не касается?

— Нет, не касается. И с вашего позволения, мы смонтируем на «Йонаге» кое-что из новейших систем РЭЗ, РЭКП и РЭР…

— Скажите по-человечески! — воздел руки к небу Фудзита.

— Простите, сэр. Я имел в виду радиоэлектронную защиту, радиоэлектронное контрпротиводействие и радиоэлектронную разведку, мы еще называем ее ЭЛИНТ.

— А это что такое? Ваши мудреные компьютеры?

— В некотором роде, — улыбнулся Кинг. — ЭЛИНТ способен анализировать излучения судов противника, определяя основные параметры — используемую частоту, периодичность импульсов, типы частотных модуляторов и умножителей частоты, а также безошибочно идентифицировать…

— Довольно, довольно! — умоляюще простер руки Фудзита. — На авианосце за связь и всю электронику отвечают адмирал Аллен, полковник Бернштейн и лейтенант Росс. Обсудите все с ними и завтра к шестнадцати подайте подробный рапорт и наставления по эксплуатации всего нового оборудования.

— Есть, сэр.

Капитан третьего ранга Ютака Накано, робко откашлявшись, решил напомнить о себе, и Брент сообразил, что совсем забыл о присутствии маленького офицера сил самообороны.

— Господин адмирал, — сказал он тихим, нерешительным голосом. — Мы располагаем шестью сторожевыми фрегатами, двумя транспортами и большим количеством мелких вспомогательных судов. Если арабы высадятся, — он показал на карту за спиной Фудзиты, — у нас есть конституционное право дать им отпор.

— Разумеется.

— И девятая статья вам в этом случае ее указ, — добавил Марк Аллен. — Тем более что наши силы и средства даже не диетический рацион, а подкормка для новорожденных котят.

Фудзита оглядел присутствующих:

— У кого есть вопросы»? — Все молчали, и тогда он обратился к Йоси Мацухаре: — Подполковник, вы поэт. Пожалуйста, прочтите одну из своих хайку.

Йоси медленно поднялся и негромко сказал:

— Господин адмирал, многие из наших самураев уже вошли в храм Ясукуни, многим еще предстоит путь туда. И вместо моих топорных стихов я позволю себе прочесть строки монаха Риокана.

Адмирал, кивнув в знак согласия, откинулся в кресле и скрестил руки на своей впалой груди. Мацухара, вскинув голову, отчего в глазах его отразился свет ламп, торжественно произнес:

— Риокан оставил этот мир с такими словами:

«Что оставлю в наследство?
Цветение вишни весною,
Кукование кукушки в предгорье,
Осенние листья».

Он сел на место, а адмирал подался вперед и сказал:

— Благодарю, подполковник. Будем надеяться, что те, кому придется отправиться в последний путь, сохранят мужество и твердость, достойные самураев.

В ответ грянули крики: «Банзай!» и «Да здравствует император!» Окума и Сайки размахивали над головой кулаками, а престарелый Кацубе, держась одной рукой за стол, вскинул другую в воздух.

— Все свободны, — сказал Фудзита, а потом, когда восторженные крики сменились грохотом отодвигаемых стульев и офицеры стали выходить из салона, добавил: — Лейтенант Росс, задержитесь на минуту.

31
{"b":"1104","o":1}