ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
На краю пылающего Рая
Перстень отравителя
Призрак
Как устроена экономика
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Homo Deus. Краткая история будущего
Девушка из тихого омута
A
A

— Что за куклы? — спросил Брент для того лишь, чтобы хоть что-нибудь сказать.

Маюми медленно высвободилась, не отрывая от него глаз:

— Этот храм посвящен Бодисатва Каннон, богине милосердия. Она покровительствует женщинам. Эта небожительница отказалась от нирваны, чтобы даровать другим благодать и просветление.

— Но куклы-то при чем?

— Бесплодная женщина жертвует свою куклу и молится о том, чтобы зачать и выносить ребенка, а девушка — о том, чтобы встретить суженого.

— Готов сузиться, — заявил под общий смех Брент. — Ну, а вы-то обе зачем бросили своих кукол в огонь?

— Понимаете, Брент-сан, — стала объяснять Кимио, — кукла для японки не просто игрушка, которую забывают, когда вырастают. Мы привязаны к нашим куклам на протяжении всей жизни, мы относимся к ним с нежностью и уважением и даже верим, что у них есть душа. Вы никогда не увидите куклу на помойке. Ее жизнь оканчивается обрядом очищения.

— То есть в огне?

— Да, Брент-сан, мы их сжигаем.

— Ну, теперь пойдем посмотрим на храм Тосогу, — сказал Мацухара. — Это великолепное сооружение, оно тебе понравится.

— А потом — музеи! — воскликнула Маюми.

Все четверо двинулись обратно, и когда почти добрались до невысокой вершины, порыв ветра зашевелил листья на деревьях и кустах, росших по обе стороны тропинки, и Брент вдруг ощутил знакомый ненавистный запах немытого человеческого тела. На секунду почудилось, что щека его стала влажной и комочек желтой слизи скатывается по ней к подбородку. Он оглянулся, не заметил ничего подозрительного и выбранил себя мысленно за излишнюю мнительность.

На самом верху холма, среди валунов, Маюми вдруг споткнулась о камень и, вскрикнув от боли, упала во весь рост. Брент и Йоси подскочили к ней.

— Маюми! — вскрикнула и Кимио. — Ты…

Но слова ее заглушил частый отрывистый треск — словно, рвали парусину, — и Брент безошибочно узнал «голос» автомата АК—47.

— Ложись! Ложись! — крикнул он, одной рукой выхватывая из кобуры свой «Оцу», а другой оттаскивая Маюми за прикрытие валунов. Над головой раздалось шипение, как будто они разворошили целое змеиное гнездо, а потом характерные шлепки разрывающих человеческую плоть пуль сменились долгим пронзительным воплем Кимио — этот вопль боли и ужаса наотмашь бил по нервам, парализовывал волю и обращал мышцы в студенистую массу. Вопль перешел в захлебывающееся бульканье, и Брент почувствовал на лице теплые брызги крови. Кимио, у которой изо рта и шести пулевых отверстий на груди толчками выхлестывались кровавые струи, широко открыв остекленевшие глаза, медленно оседала наземь, съеживаясь как проколотая автомобильная шина.

— Нет! Нет! — закричал Йоси, тоже выхватив пистолет.

Маюми попыталась подняться, но Брент грубо пригнул ей голову к земле — и вовремя: снизу и с противоположной стороны тропинки хлопнули несколько выстрелов. Пули с визгом отскочили от камней, рассыпая искры и мельчайшую каменную пыль.

— Лежать! — прохрипел Брент. — Лежать, не шевелиться! Поняла?

Всхлипывая, девушка кивнула и плотнее приникла к камням. Брент повернулся к летчику. Тот склонился над бездыханным телом Кимио, гладя ее по волосам, заглядывая в открытые неподвижные глаза. Брент окликнул его по имени. Тот не отзывался.

— Йоси! — громче повторил он и дернул его за руку. — Йоси, очнись! Без тебя мы пропали.

Подполковник медленно повернул голову. Слезы текли у него по щекам, но голос был тверд:

— Сейчас я их перестреляю.

— Только попробуй привстать, я сломаю тебе челюсть. Обойдемся на сегодня без камикадзе. Им же только того и надо. Понимаешь? — Он показал на Кимио. — Сам погибнешь, а ее не вернешь. — Удерживая Йоси взглядом, он вспомнил священное для самурая понятие. — Надо отомстить за нее. Отомстить.

— Да-да, отомстить, как мстили врагу сорок семь самураев. — Мацухара потряс головой. — Я готов, Брент-сан…

Брент осознал, что ему придется взять командование на себя. Ему много раз бывало страшно: он испытывал ужас, когда слышал — а однажды и видел — залп главного калибра и восьмидюймовые снаряды неслись к нему роем синих пчел, когда серия авиабомб падала, казалось, прямо ему на голову, когда торпеды, оставляя меловой след в волнах, готовы были ввинтиться в борт «Йонаги». Но тогда все это было безлично — смертью ему и не только ему грозили не люди, а машины. Теперь убийцы были всего в нескольких шагах от него, и охота шла именно за ним, за Брентом Россом. Ощущая знакомое посасывание в желудке и холодок под ложечкой, словно там свернулась отвратительная змея, он несколько раз сглотнул, стиснул челюсти и заговорил со спокойствием биржевого маклера, знакомящего клиента с котировками ценных бумаг:

— У них три-четыре автоматических пистолета и АК—47.

— Откуда ты знаешь, что это «Калашников»?

— Нас учили различать все стволы на слух. АК ни с чем не спутаешь. — Брент показал налево и направо. — Нас окружили. Ни вперед, ни назад. Держи левую сторону и тыл, а я возьму правый фланг и фронт. Займем круговую оборону. Они не могут к нам подобраться, не обнаружив себя. — Оба офицера, двумя руками сжимая пистолеты, распластались на земле. — Маюми, лежи, не поднимай головы. Мы их сейчас выманим.

Маюми испуганно и покорно кивнула.

В зарослях кустарника ярдах в сорока внизу стукнуло несколько коротких очередей, и раздался знакомый голос, шепеляво — из-за выбитых зубов — крикнувший:

— Ты, свинья американская, я Юджин Ниб! Получай!

Опять прозвучала очередь, и пули 7,62 мм вспороли воздух над головой Брента, ударив в валуны и осыпав его каменной крошкой. Плотнее вжимаясь в землю, он успел все же заметить синий дымок, струившийся из кустов. Слева, спереди и сзади раздались пистолетные выстрелы, и снова на него посыпались грязь и мельчайшие осколки камней. Брент трижды выстрелил по кустам.

— Промазал, сука, — донеслось оттуда. — Сейчас я тебе, Брент Росс, хозяйство-то отстрелю, и на кой ты тогда японочке своей нужен будешь?! — Грянул смех, и простучала еще очередь.

Ярость смыла остатки страха, и Брент с трудом поборол искушение вскочить и заткнуть грязную пасть террориста пулями. Однако он осадил себя:

— Им только того и надо, — и в полный голос крикнул: — Эй, Ниб, чего залег? Высуни-ка то, что у тебя осталось от носа! Боишься?

В это время затопали тяжелые башмаки, и Брент увидел не дальше шестидесяти ярдов от себя бегущего по дорожке вверх полицейского.

— Назад! Назад! — крикнул он ему, но тот либо не слышал, либо не понял, и вскоре пожилой полицейский с редкими седеющими усами, тяжело отдуваясь, стал виден как на ладони. Он был безоружен.

«Калашников» выпустил примерно половину рожка, и одновременно Брент увидел метнувшуюся из-за сосны фигуру с пистолетом. Полицейский наткнулся на автоматную очередь, как на стену, вскрикнул от боли и неожиданности и рухнул навзничь, как подкошенный, несколько раз дернулся и замер. Брент уже держал фигуру на мушке и, не снимая пальца со спускового крючка, всадил в нее шесть пуль.

Террорист, ужаленный остроконечными стальными пчелами калибра 6,5 мм, сбившими его ребра, легкие и сердце в один кровавый ком, вскрикнул, подскочил на месте, захлебываясь кровью, и умер еще до того, как его тело тяжело грянулось на землю.

Послышались вопли ярости, и следом в валуны ударили новые пули.

— Осталось трое, — сказал Мацухара.

Брент, перезаряжая пистолет, слышал, как завывают внизу сирены полицейских машин.

— Время работает на нас, Йоси, — сказал он. — Им надо или прикончить нас немедленно, или сматываться.

— Это же люди из Красной Армии, Брент, они не сдаются. — Летчик привстал, опираясь на локти. — Вон они.

Впереди мелькнули два силуэта. Летчик выпустил в них всю обойму. Послышался вскрик, затрещали ветки, подмятые тяжелым телом, покатившимся по склону. Пока он вставлял новую обойму, дико вопящая женщина в разорванном кимоно выскочила из зарослей и кинулась к нему, стреляя без перерыва из большого автоматического пистолета.

46
{"b":"1104","o":1}