ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брент, поднеся к глазам бинокль, навел его на запад, чуть откинул голову, большим пальцем подкрутил колесико настройки. Вот они! Три самолета — тихоходные транспортные «Дугласы» — шли к авианосцу.

— Пеленг два-восемь-ноль, дальность тридцать пять, угол возвышения тридцать два. DC—6 и два DC—3. Идут в строю кильватера. Вошли в наше воздушное пространство, сэр! — перекрывая шум, крикнул он адмиралу. — У них опознавательные знаки государственной авиакомпании Израиля.

— Отлично, лейтенант! — раздался в ответ надтреснутый голос адмирала. — У вас орлиный глаз.

Лейтенант вытянулся:

— Опознавательные знаки, сэр…

— Не обращать внимания. Они вторглись в наше пространство.

— Есть, сэр!

Маленький, высохший, столетний адмирал Фудзита всегда напоминал Бренту египетскую мумию, виденную несколько лет назад в нью-йоркском музее «Метрополитен». Выдубленное ветром, соленой водой и солнцем, изрезанное бесчисленными морщинами, пергаментное лицо было похоже на рельефную карту побережья, по которому прокатилась сотня штормов. Однако он до сих пор сохранил выправку, держался прямо, а узкие черные глаза, поблескивавшие как полированные ониксы, светились живым умом. Адмирал ухватывал суть проблемы и выдавал решение с быстротой и четкостью компьютера.

— Орудия и зенитные установки к бою готовы, БИП[3] готов, дивизион живучести готов, аварийная команда готова, машинное отделение готово, за исключением котлов третьего, шестого, десятого и двенадцатого, — доложил телефонист Наоюки.

— Добро. Взлет!

— Сэр, ветер слаб. Не подождать ли, пока не снимемся с якоря? — перекрывая все звуки, раздался густейший бас-профундо, способный заполнить большой концертный зал. Его обладатель — шестидесятипятилетний адмирал Марк Аллен — сражался на трех войнах и участвовал в двенадцати морских боях. Помимо всего прочего, он был известным ученым и помогал Сэмюэлу Морисону в подготовке капитального труда «Военно-морские силы США во второй мировой войне». На этом авианосце он вместе с лейтенантом Россом осуществлял взаимодействие с разведуправлением ВМС США. О возрасте этого высокого, юношески стройного человека напоминали только густые белоснежные волосы, падавшие на лоб.

— Скорость ветра — один балл по шкале Бофорта, — заметил адмирал Фудзита, глянув на него снизу вверх.

— Да, сэр, один узел. Маловато. Можем потерять самолет. Не стоит рисковать.

— Нет, в данном случае — стоит.

— Слушаю, сэр, — нехотя уступил Аллен.

В эту минуту Брент Росс заметил на западе поблескивающую точку, запрокинув голову, прижал к глазам бинокль, торопливо наводя его на фокус. Он увидел две пары остроносых самолетов, заходящих на боевой разворот.

— «Мессершмитты» по правому борту! Вижу две двойки Ме-109! Пеленг два-восемь-пять, угол сорок, высота пять тысяч, пикируют на наш воздушный патруль!

— Быть этого не может! — воскликнул Аллен. — Им дальности не хватит! Наверно, это наши P—41!

— Дать радарное подтверждение! Запросить по системе «свой — чужой»! — приказал Фудзита.

Наоюки торопливо заговорил в головной телефон и спустя мгновение повернулся к адмиралу:

— Радар подтверждает, господин адмирал! На запрос не отвечают! Идут на сближение с большой скоростью. Пеленг два-восемь-пять, высота четыре-два-два-ноль! Они держались за грозовым фронтом, а потом влезли в чужой коридор!

— Передайте нашим самолетам в воздухе: четыре истребителя противника, пеленг два-восемь-пять. При выходе на пеленг два-семь-ноль атаковать и уничтожить! — Фудзита стукнул сухоньким кулачком по ветрозащитному стеклу рубки. — Для отражения атаки с воздуха по местам стоять! Изготовиться к стрельбе! Следить за целью, заходящей с пеленга два-семь-ноль. Управление с местного поста.

Наоюки отрепетовал команду.

Брент Росс, неотрывно следивший за приближающимися транспортами, крикнул, точно не веря своим глазам:

— Бомболюки, сэр! У «Дугласов» открываются бомболюки!

— Невероятно! — сказал адмирал Аллен. — Значит, они замаскировали бомбардировщики под невинные транспорты. Фантастика!

Бомбардировщики один за другим разворачивались, заходя для атаки на авианосец. Но бомбометание требовало выхода на цель под углом в 50 градусов, и до точки сбрасывания тихоходным машинам, медленно одолевавшим огромное пространство, раскинувшееся от Токийской гавани до полуострова Урага и от Йокагамы до Кизарасу, было еще несколько минут полета. Летчики Таку Исикавы, как ловчие соколы, заметившие добычу, неслись на них с юго-запада. С запад приближались, переходя в пике, четыре Ме-109 — теперь в этом уже не было сомнений, — которых вел ярко расписанный в красно-белую шахматную клетку истребитель.

— Это Иоганн Фрисснер! — закричал Брент Росс.

— Что за черт?! — недоумевал адмирал Аллен. — Откуда здесь взялся «убийца Фрисснер»?

В эту минуту первый А6М2, за штурвалом которого сидел Йоси Мацухара, командовавший всей палубной авиацией «Йонаги», пролетел по палубе и, убрав шасси, взмыл в воздух. Второй «Зеро», начавший разгон следом за ним, проскочил сквозь вяло висящее в воздухе облако отработанных газов, но на носу словно споткнулся — подпрыгнул, вильнул, потерял скорость и рухнул в море, взметнув фонтан голубой воды, белой пены и покореженных обломков фюзеляжа.

— Великий Будда! — присвистнул адмирал Фудзита.

Все, кто стоял на мостике, затаив дыхание, следили за тем, как третий «Зеро», словно прянувшая с тетивы стрела, промчался по палубе, обдав всех струей воздуха от винтов, задрал нос и, натужно взревев двигателем, круто полез вверх, пристраиваясь в хвост к машине Мацухары. Четвертый истребитель, перевернувшись через крыло, описал крутую дугу, вздымая белую пену, и сорвался в море. Тело выброшенного из кабины летчика с безжизненно болтающимися руками и ногами мелькнуло высоко в воздухе и с громким всплеском ушло под воду.

— Якорь встал! — доложил вахтенный.

— Отлично, — сказал Фудзита и прокричал в переговорную трубу: — Убрать якорь по-походному! Самый полный вперед! Право на борт! Держать ноль-один-ноль.

Брент почувствовал, как махина авианосца, чуть накренясь, подалась вперед.

Таку Исикава заметил четверку истребителей за секунду до того, как его оповестили об этом с авианосца. Но сейчас было не до них.

— Снежинки, я — Первый! Перехватить и уничтожить «Дугласы»! Почаще оглядывайся, береги хвост. Проверить оружие. Делай как я!

Когда в наушниках прозвучали голоса ведомых, подтвердивших приказ, он включил форсаж, отчего сразу надсадно взвыл двигатель, взял ручку на себя, дал левую педаль и соскользнул в пике. Поглаживая гашетку на штурвале, он дал пробную очередь из 20-миллиметровых эрликоновских пушек, укрепленных на крыльях, и пары 7,7-миллиметровых пулеметов, стоящих на обтекателе. 950 «лошадей» ввели машину в почти отвесное пике, разгоняя ее с каждой секундой все быстрее — скорость перевалила за четыреста узлов, белая стрелка альтиметра крутилась как безумная и все ускоряла вращение — и бешено завывающий истребитель, содрогаясь всем корпусом от чудовищного напора воздуха, несся вниз.

Таку изо всех сил стиснул вибрирующую ручку, нажал на обе педали — на левую чуть сильней, — чтобы не сорваться в штопор. Почувствовав горечь во рту, с трудом сглотнул — горло саднило от чистого кислорода. Оглянулся назад. Четыре «Мессершмитта» попарно заходили на боевой разворот, но пока еще были вне досягаемости его огня. Шахматная клетка и кроваво-красная машина. Это Фрисснер и его ведомый — американский бандит Кеннет Розенкранц по прозвищу «Рози». Как только его звено займется «Дугласами» — уже совершенно ясно, что это бомбардировщики, — «сто девятые» свалятся на «Зеро».

— Внимание! Атакуем фронтом! Йосано бьет второй «Дуглас», Танизаки — третий. Прослеживайте, чтобы «сто девятые» не зашли нам в хвост.

Таку решил заняться головным DC—6, медленно ловя тихоходную громоздкую машину в искатель. Нет. Слишком далеко: «Дуглас» не попал даже во внешний круг прицела. Метров восемьсот, по крайней мере.

вернуться

3

Боевой информационный пост.

6
{"b":"1104","o":1}