ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Джоэл, — оборвала Клер. — Я не задавала вам вопросов.

— Тише. Я хочу, чтобы между нами было доверие, — упрекнул он. Ее отчаянный взгляд обратился на него, но он надвинул ей шапочку на глаза и продолжил:

— Я женился на Нэнси, когда учился в юридической школе. Ей нравилась идея стать женой юриста, но в итоге она хотела быть замужем за владельцем ресторана высшего класса. Проблема заключалась в том, что я не мог постоянно играть парадную роль. Мне нравится делать деньги, с этим все в порядке, но, когда я дома, я предпочитаю пиво шампанскому, бутерброд с ореховым маслом говядине по-бургундски и вообще ношу джинсы с дырками.

— Джоэл…

— Я, наверное, устроил ей ад. Конечно, она была немного снобом, но это не преступление, а я пытался ей доказать последнее. Я был слишком молодым, упрямым и, вероятно, бесчувственным.

— Вы замолчите, наконец, а? — резко выпалила Клер. — Это меня не касается. — Она остановилась как вкопанная и отвела взгляд в сторону далекой рощицы, где играла Дот.

Мягко, но уверенно его рука в перчатке повернула ее подбородок в свою сторону.

— Я не хочу великосветской дамы, у меня уже такая была. А что касается коротких любовных связей, я их тоже имел предостаточно. Я хочу женщину. Клер, с которой я мог бы поговорить, посмеяться, поссориться и быть уверенным, что она не исчезнет на следующий день. Я хочу женщину, с которой удобно иногда помолчать. Ты понимаешь, о чем я говорю?

— Да, — сказала она, еле дыша. Его рука удерживала ее лицо в неподвижном состоянии. Она видела только его синие, яркие и такие проницательные глаза.

— Никаких игр. Клер. Я не буду с тобой играть в игры. Ты слышишь меня?

— Да.

Он вздохнул и коснулся пальцем ее носа.

— А самое главное — ты веришь мне?

— Я верю, — проговорила медленно Клер, — верю тому, что передо мной тяжелый случай сердечного недомогания, а больной весьма резво передвигается на ногах.

— Пообедаем вместе в среду?

Согласиться — значит впустить его в свою жизнь, так ей казалось. Она всматривалась в его лицо в поисках возможного ответа. Но она увидела лишь упрямый подбородок и еще сильнее сверкающие глаза. Он прекрасно понимал, что выиграл.

— А сколько времени мне дается, чтобы обдумать ваше предложение? — попыталась увильнуть она.

— Еще три секунды.

— Ну ладно, один раз, — в ее голосе звучало раздражение.

Его лицо расплылось в непристойно радостной ухмылке.

— Побежим наперегонки до Дог?

— Извините? — Ведь только что они говорили о самом важном для них.

— Посмотрим, в какой вы форме, доктор. Конечно, он со своими длинными ногами выиграл забег, да еще на старте вырвался вперед. Обвив рукой ее шею и держа Дог за руку, он вывел их из парка. Он сделал ошибку, попытавшись заговорить с Клер в машине. Дог, не мешкая, завела одну из своих историй, и на этом все закончилось.

Джоэл остановил машину перед домом. Дог соскочила с коленей Клер, вышла из машины, пролезла к Джоэлу обнять его на прощание и побежала в дом, чтобы рассказать бабушке о полярных медведях. Не успела Клер выйти из машины, как Джоэл оказался рядом. Она поколебалась немного, улыбнулась и сказала:

— Если мои домашние не слишком вас запугали, то добро пожаловать на чашку кофе. У меня в распоряжении есть полчаса до сборов на работу, мы могли бы выпить кофейку и согреться.

— Спасибо, но мне нужно не кофе.

Нет, конечно, она прекрасно знала, что ему нужно, прежде чем он потянулся к ней. Какое-то мгновение его губы были холодными. Он снял перчатки и обхватил руками ее лицо, отведя ее волосы.

Ее губы были почти бесчувственными от холода, но ощущения потихоньку возвращались. Его язык проник в ее рот и согрел огненным теплом.

Вокруг был старый квартал каменных домов с коваными железными воротами, огромными дубами и вязами, сучковатые ветви которых окоченели, застыли под падающим снегом. Мимо проехала машина, затем другая… Под зимним солнцем сверкал гололед, на тротуаре лежал талый снег.

Они с таким же успехом могли быть и в тропиках. Его руки обвили ее шею, и она просто дала волю чувствам. Он заставил исчезнуть и снег, и холод, и одинокую пустоту. И ничего он не делал, просто целовал ее. Им мешали пальто, шарфы, шапки — все мешало. Ее губы и язык отвечали в любовной игре, она опустила руки ему на плечи, на спину, пытаясь почувствовать его тело сквозь одежду.

— В снегу будет достаточно тепло, — зашептал он.

— Черта с два, — тихо ответила она.

— Я тебя согрею.

— Вы должны тогда быть внизу. — Она вспыхнула, как только сказала это. Могла бы и сообразить, что он воспользуется двусмысленностью ее высказывания. Он слегка откинул голову и игриво улыбнулся.

— Мы попробуем в этом и в любом другом положении, какое тебе нравится. Когда угодно, хоть сейчас, если хочешь.

— Бранниган. Дома мама, и она, наверное, смотрит в окно.

— Да пусть хоть все соседи смотрят. — Он поцеловал ее в мочку уха, шею, очертил поцелуями овал лица и вернулся к губам. У нее ослабели колени. Он просунул руки под ее пальто, и она почувствовала его нетерпение, нетерпение мужчины.

Она чувствовала и свое собственное, женское нетерпение, стучавшее громким пульсом во всем теле. Она согласилась только на обед, и ничего больше. Хотя, конечно, знала, что он зайдет далеко. Она сказала «да» возможным страданиям, очень слабо надеясь, что он не такой, как другие, что она сможет полюбить этого мужчину и быть любимой и он не загонит ее в угол.

Возможно… От движения его рук у нее упала шапочка, но ей было все равно. Его губы нашептывали что-то в ее волосы, виски, ресницы. В этом холодном мире его дыхание было невероятно теплым.

— Я бы так не делала на вашем месте. Тоненький голосок застал их обоих врасплох. Они посмотрели вниз на Дог, которая стояла, засунув варежки в карманы комбинезона, и была настроена на разговор.

— Моей тете это не нравится, — заявила она Джоэлу.

— Ей не нравится что? — Джоэл пытался овладеть своим голосом.

— Что кто-то целует ее так, кроме меня. Тетя Клер говорит, что целовать можно, когда крепко обнимаешь и крепко любишь. И она не разрешает другим так себя целовать.

— Дот, иди назад к бабушке, — быстро приказала ей Клер.

Дог кивнула и зашагала к дому, но прежде серьезно посмотрела в лицо Джоэлу.

— Я просто предупреждаю вас: никто не может ее так целовать, кроме меня. Я думаю, вы должны знать об этом.

— Спасибо, малышка.

Через минуту парадная дверь хлопнула, давая знать, что Дот вошла в дом. Джоэл видел, как лицо Клер то краснело, то бледнело, но не обращал на это внимания.

— Я думаю, малышка ненароком сообщила мне, что в вашей жизни давно не было мужчины, — спокойно сказал он.

Клер сверкнула улыбкой.

— Вы уже слышали от нее тысячу всяких историй. Дог исключительно изобретательный ребенок.

— Как давно. Клер?

— Если вы хотите кофе… — ее тон был безразличным.

— Увидимся в среду, в полдень.

От отъехал, а она все еще стояла на тротуаре. Ноги замерзли, а губы горели, как угли. Казалось, она не могла сдвинуться с места. Но через секунду она уже шла к дому с намерением изничтожить свою племянницу.

Ее чувства были в смятении. Джоэл увидел слишком много, узнал слишком много и слишком быстро. Она же знала его очень плохо, чтобы доверять ему.

Но ей страшно хотелось довериться ему.

Глава 5

— Разве это не замечательно? — изрекла Нора, стоявшая у окна гостиной.

— Что? — Клер появилась из спальни, на ходу надевая клипсы из красной кожи.

— Джоэл уже приехал. Клер остановилась.

— Не может быть. Всего четверть двенадцатого.

— Но он здесь, у него просто восхитительная машина.

Клер исчезла и появилась с парой красных туфель, которые она надела на ходу. Черная шелковая блузка и белоснежная юбка показались ей слишком обыденными, пока она не нашла красную отделку, чтобы оживить ансамбль. Но не был ли он слишком строгим? Откуда она могла знать, как ей одеться, ведь он ничего не говорил, куда они собираются ехать.

11
{"b":"11040","o":1}