ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Слушай, приятель, а чем ты вообще тут занимаешься? — спрашивает он.

— Я провожу экскурсии по местным достопримечательностям, причем в основном в ночное время. Посмотрите направо. Вы видите на стене живописное пятно. Там только что кто-то пописал. Ну как, интересно?

— Ты мне мозги не пудри, — говорит Эдди. — На сотрудника Корпуса Мира ты не похож. На хиппи тоже. Да и на туриста не очень.

— На кого же я похож?

— Честно? Ты похож на торговца наркотиками.

— Неужели? А знаешь, как будет по-испански “торговец наркотиками”?

— Нет. И как же будет по-испански “торговец наркотиками”?

— “Заткни пасть” — вот как это будет.

Они сворачивают налево.

— Только я не очень понимаю, чем именно ты тут занимаешься, — продолжает Эдди. — На специалиста по обработке ты не похож, по очистке тоже…

— Знаешь, как по-испански будет “очистка”?

— Да, знаю.

— И я не шучу, — сердится южанин.

— Ладно-ладно, я все понял. Скорее всего, ты занимаешься доставкой…

— Черт бы тебя подрал!

Эдди хватает южанина за плечо и останавливает его.

— Понимаешь, приятель, мы с барышней действительно очень торопимся. Нам нужно попасть в Туй-Куч как можно скорее. Может быть, ты нам поможешь?

Южанин пожимает плечами.

— Я не могу. Вся надежда на Чино. И вообще, что ты имеешь в виду?

— Да так, просто подумалось…

— А ты не думай. Туй-Куч — это дыра, каких свет не видывал. Там даже ровной площадки нету, только горы и больше ничего. Да еще ночь на дворе. Нет, только на машине, и никак иначе. Ишь, чего удумал. Совсем сбрендил.

— Эдди, у нас нет времени, — говорит Энни. — Идем дальше!

Но Эдди не двигается с места, смотрит южанину в глаза.

— Помоги нам, и я тебя озолочу.

— Да хватит чушь нести. Довести до Чино — это пожалуйста. Больше я ничего не могу. Так мы идем к Чино или вы сами будете с ним объясняться?

— Ну хрен с тобой, — сдается Эдди, и они бегут дальше. Через полквартала они находят Чино в маленьком ресторанчике, где готовят китайскую, латиноамериканскую и индейскую пищу. Чино сидит за столиком возле кондиционера. Южанин быстро объясняет ему что-то по-испански. Чино говорит:

— Этой ночью?

— Да, — кивает южанин. — Этой ночью. Само собой.

— Куда?

— Туй-Куч.

Чино смеется, отрицательно мотает головой.

— Тысяча долларов, — вмешивается в разговор Эдди. Чино кривится, отворачивается.

Через две минуты сделка заключена. За пользование машиной в течение одной ночи Чино получит три тысячи долларов. Он вручает Энни ключи и показывает пальцем в сторону черного хода. Энни, Эдди и южанин быстро идут через грязную кухню, то и дело натыкаясь на чавкающих собак. За дверью — переулок.

У обочины стоит допотопный драндулет.

— Видите, над зеркальцем висит божок, — говорит южанин. — Его зовут Пепе. Если какие-то проблемы с передачей, нужно потолковать с Пепе, он вам поможет. Желаю приятно прокатиться. Увидимся завтра.

Энни решительно направляется к машине, но Эдди хватает ее за руку.

— Ну уж нет, поведу я.

— Нет, я!

— Вы угробите нас обоих. Если вы не дадите мне вести машину, я не поеду.

— Ну и пожалуйста. Я поеду одна.

Внезапно дверца “плимута” распахивается. Оттуда появляется Учитель.

— Боюсь, на этой машине вы далеко не уедете. Распределительный клапан не работает. Но я могу взять вас, Энни, с собой.

Энни на него не смотрит, она стоит, повернувшись лицом к Эдди.

— У меня тут за углом такси, — объясняет Учитель. — Могу подвезти вас, Энни, до места. Мне это будет приятно. А что до тебя, Эдди, мой старый друг, проклятый Иуда, ты поедешь другим путем. Отправляйся в царство туманных иллюзий, которые ты так обожаешь. Погуляй там, очисти свою душу, пройди цикл тысячи перерождений, а потом встретимся вновь. Договорились?

Он стреляет Эдди в грудь.

— НЕТ! — кричит Энни.

Эдди сползает на асфальт. Растревоженные выстрелом собаки устраивают настоящий концерт.

— Бросьте вы его, Энни, — говорит Учитель. — У него свое путешествие, у нас свое.

Энни наклонилась над умирающим. У него из груди вырывается хрип, он силится что-то сказать, но не может.

— Эдди, Эдди, — повторяет она.

Потом сует руку ему под пиджак, ищет револьвер.

— Оставьте вы револьвер в покое, — приказывает Учитель. — Хватит глупостей. Вы же знаете, что я запросто могу вас убить.

Нет, ты меня не убьешь, думает Энни и достает из кобуры револьвер. Сейчас я повернусь и прикончу тебя. Ничто меня не остановит. Она согнулась в три погибели, чтобы Учитель не мог видеть ее рук. Палец уже на спусковом крючке.

— Вам нужно сделать сейчас правильный выбор, — слышит она голос Учителя. — Как следует подумайте. Жизнь вашего ребенка в опасности, поэтому сейчас не время для ложного героизма. По-моему, совершенно очевидно, что вы должны поехать со мной. Нам предстоит выполнить общее дело. Если вы со мной не поедете, а останетесь здесь, у вас не будет ни малейшего шанса спасти своего…

Энни резко разворачивается и не целясь стреляет. После ослепительной вспышки темнота. Рядом с “плимутом” никого нет. Из-за угла доносится звук удаляющихся шагов.

Энни бежит следом.

— Подождите! — кричит она.

Останавливается, прислушивается. Тишина. Только надрываются собаки. Потом Энни слышит рев автомобильного двигателя и бежит на звук.

— Постойте! Я с вами! Простите меня! Пожалуйста!

Она пробегает по какой-то террасе, сворачивает под арку и оказывается на неосвещенной улице. Такси, набирая скорость, удаляется.

— ПОДОЖДИТЕ!

Но машина уже скрылась за поворотом. Все пропало. Энни никогда не выбраться из этого городка, а Учитель исчез. Скоро он прибудет в Туй-Куч, и тогда ничего уже не исправишь. Какая же она дура! Энни слышит шаги за спиной, оборачивается. Это южанин.

— Пожалуйста, ничего не говорите мне, — просит Энни. — Ничего, ничего, ничего…

— Я все видел. По правде сказать, я вам сначала не поверил. Но этот тип и вправду собирается убить вашего сына.

— Пожалуйста, пожалуйста… — бессмысленно бормочет Энни.

— Нужно его опередить.

— А где?…

— Ваш друг? Он мертв. Пойдемте.

— Куда?

— Нам нужно в Туй-Куч.

— А что, машина может ехать? — с надеждой спрашивает Энни.

— “Плимут”? Черт с ним, с “плимутом”. Идемте, нужно поторапливаться.

— Но у нас же нет машины!

— Зачем нам машина? Какая вы бестолковая, мисс. Ваш приятель был посообразительнее. Считайте, что вам повезло, мэм. Я, конечно, буду в полном дерьме, но вам явно повезло.

Пo лицу Энни текут слезы. Она не может ничего понять, все мысли у нее перепутались.

— Но у нас же нет машины!

— Нам и не нужна машина. У меня самолет.

Бадди Баумгартнер сильно озабочен — и не без причин. Во-первых, не так-то просто разыскать этот чертов Туй-Куч в темноте. Во-вторых, надо еще будет найти место для посадки — Туй-Куч расположен среди гор, ничего похожего на посадочную полосу там нет. В-третьих, барахлит левый двигатель — на подъеме начинает вибрировать. В-четвертых, не дай Бог, попадется патруль гватемальских ВВС. В гватемальских ВВС самолетов немного, но те, что есть, отличаются настырностью и любят пострелять. Кроме того, Бадди встревожен историей, которую ему поведала Энни. У Луи Боффано осталось множество братьев, кузенов, племянников, прочих родственников. Не нравится Баумгартнеру и этот Учитель, который тащится сейчас где-то по горной дороге.

Не будем забывать и о более привычных проблемах. Босс, как всегда, в дурном расположении духа и жаждет крови. В Билокси нужно доставить шесть килограммов героина. В штатах Джорджия, Алабама и Род-Айленд выписаны ордера на мой арест. Слава Богу, до Род-Айленда отсюда далеко, хоть об этом можно не беспокоиться.

Но, несмотря на все эти проблемы, чувствует себя Бадди просто превосходно. Да, тревожиться есть из-за чего, но такого душевного подъема он не испытывал уже много лет. Эта женщина, Энни Лэйрд, разбередила ему всю душу. Не то чтобы он в нее влюбился, но чувство, которое сейчас испытывает Бадди, похоже на любовь — во всяком случае, на нежность. Даже к этому парню, Оливеру, которого он в глаза не видывал, Бадди испытывает искреннюю симпатию. Слушая Энни, Бадди все время думает: если мы поспеем вовремя, мальчишка будет спасен. И еще он думает: елки-палки, вот еще спасатель выискался.

67
{"b":"11042","o":1}