ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ничего!

— Тогда, — продолжал он устало и нетерпеливо одновременно, — почему вы выплакали все глаза после разговора с ним?!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Душевное смятение Уиллоу сменилось паникой.

Любым способом ей надо убедить Скотта, что все в порядке. Но как? Он смотрел на нее испытывающим, проницательным взглядом. В его голубых глазах была железная решимость докопаться до истины, узнать причину ее печали. Уиллоу казалось, что он читает все ее мысли и чувствует ее душевное состояние.

— Мисс Тайлер! — окликнул он ее мягко, но настойчиво.

Уиллоу сжала губы. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, но она взяла себя в руки.

— Спасибо за заботу, — выдавила она из себя, но я в порядке. То, о чем мы говорили с Дэниелом, осталось в прошлом. Он вспомнил кое-что, о чем я давно забыла… ну вы знаете, как бывает с воспоминаниями. Внезапно нахлынут на тебя, всколыхнут все давно забытые чувства и мысли, и… — Уиллоу беспомощно улыбнулась и оборвала фразу.

Скотт сурово посмотрел на нее. По его лицу без слов было понятно, что он не удовлетворен подобным объяснением. Напряжение росло. У Уиллоу пересохло в горле. Она нервно ждала его дальнейших расспросов.

Скотт оперся кулаками о стол и произнес:

— Значит, не хотите рассказать?

— Разговоры ничем не помогут. — Это была правда. Разговорами о Чэде не вернешь его. Ей лучше уйти. Слезы комом стояли в горле.

Она резко встала.

— С вашего разрешения, я хотела бы подняться к себе. Слишком поздно.

В его глазах мелькнуло раздражение. Но, будучи воспитанным человеком. Скотт тоже поднялся с места. Уиллоу чувствовала, что он опять начнет расспрашивать. Она постаралась опередить его:

— Спокойной ночи, доктор Гэлбрейт. — И, не дожидаясь ответа, поспешила покинуть комнату.

Скотт не последовал за ней. Он даже не окликнул ее.

Уиллоу была признательна ему за это. Она с трудом дошла до лестницы. Слезы застилали глаза.

На следующее утро, садясь завтракать, Эми напомнила отцу:

— Пап, не забудь, сегодня ты должен отвезти нас в школу. Надо записаться на прием и пройти…

Лиззи, что еще пройти?

— Собеседование, — четко и медленно произнесла Лиззи. Она села на стул и добавила:

— Ты, наконец, оторвешься от газеты и послушаешь нас?

— Уиллоу говорит, что неприлично читать за столом. — Эми потянулась за пакетом с хлопьями. — Она никогда не разрешает Лиззи приносить книгу в столовую.

Уиллоу усаживала Мики на стул и старалась не смотреть в сторону Скотта, когда он отложил в сторону газету. Она так надеялась, что он уже ушел в клинику. Но не повезло.

— Итак, — медленно, растягивая слова, начал Скотт, — мисс Тайлер говорит, что я плохо воспитан?

— Нет, конечно. Я не… — возразила Уиллоу.

— Разве вы не приводили меня в пример? — В его глазах играл смех. — Нельзя вести себя за столом, как я?

— Я имела в виду детей. — Уиллоу положила Мики кукурузных хлопьев и залила их молоком. — Я не имею права критиковать вас. — Она села за стол, взяла кусок хлеба и стала намазывать его маслом. — И я никогда не делала ничего подобного.

— Пап, все в порядке, — успокоила его Эми. Уиллоу никогда не говорит о тебе плохо. Только хорошо.

— А-а. — На губах Скотта мелькнула улыбка. Что же хорошего говорила про меня Уиллоу?

Эми наморщила носик, пытаясь вспомнить.

— Это было в гостях у Уиллоу. Когда мы играли в прятки с Джэми, я спряталась в кустах, как раз в это время мимо проходила Уиллоу со своей мамой.

Я слышала, как Уиллоу рассказывала, что ты самый замечательный человек на свете.

Уиллоу густо покраснела. О чем еще она могла проболтаться? Отчаянно пытаясь вспомнить, она торопливо подгоняла Эми:

— Ешь хлопья, а то они льдом покроются.

Эми отмахнулась ложкой и продолжала:

— Еще она говорила, что ты потрясающе привлекательный мужчина. Ей приходится сдерживать свои чувства из-за страха потерять работу. Эми удовлетворенно посмотрела на отца. — Пап, разве не хорошо говорила про тебя Уиллоу?

Уиллоу мечтала о чуде: если бы она могла провалиться сейчас сквозь землю, если бы случилось землетрясение…

Скотт был в шоке. Он издавал какие-то непонятные всхлипы. Уиллоу не могла понять, то ли он давится от смеха, то ли сдерживает ярость.

Однако ни то ни другое не сулило ей ничего хорошего. Во всяком случае, дни ее пребывания в Саммерхилле сочтены. Капельки пота выступили у нее на лбу. Уиллоу собралась с духом, чтобы выслушать все, что выскажет ей Скотт. Но вдруг открылась дверь и вошла миссис Кэрд.

— Доктор Гэлбрейт, мне только что позвонил муж моей дочери Энжи. У Энжи начались схватки.

Муж отвез ее в больницу. Он просил вас прийти туда.

Землетрясения не произошло, но новость была спасительной для Уиллоу.

Скотт стремительно встал из-за стола. На ходу бросив извинение, он, не взглянув на Уиллоу, пошел следом за миссис Кэрд. Чуть позже она услышала, как хлопнула дверца автомобиля. А затем донесся звук мотора, который быстро стал удаляться.

Уиллоу без сил откинулась на стул. У нее было ощущение, будто по ней проехался каток. Какой ужас…

Лиззи была достаточно взрослой, чтобы понять, что к чему. Она давилась от смеха.

Мики беззаботно запихивал пригоршнями кукурузные хлопья. Его совершенно не интересовала разыгравшаяся здесь мелодрама.

Эми весело и простодушно смотрела голубыми глазенками на Уиллоу. Она наивно ожидала похвалы.

Уиллоу вяло улыбнулась ей. О Эми! — думала она. Что ты наделала! Стараясь защитить меня, ты поставила меня в безвыходное положение. А отца своего — в еще более идиотское положение.

Как она теперь посмотрит ему в глаза? Ей предстояло тягостное ожидание его возвращения из больницы, когда он произнесет мучившие ее давно слова: Мисс Тайлер, собирайте вещи! Вы уволены!

— Большое вам спасибо, доктор Гэлбрейт. — Энжи Прэт откинула со лба прядь взмокших волос. Я не представляю, как бы справилась без вас.

Скотт с улыбкой смотрел на новоиспеченную маму и ее первенца, уютно лежавшего в колыбельке.

— Вы молодец, Энжи. Справились сами, без моей помощи. Этот малыш стоил того.

— Говорят, женщины забывают о боли сразу же после рождения ребенка. Они не вспоминают про адские муки до следующих родов, когда уже поздно сожалеть о намерении рожать второго.

Скотт засмеялся.

— Да, похоже, так оно и есть. А теперь мне пора. Сегодня я еду записывать детей в школу.

Муж Энжи, Том, повернулся к Скотту и пожал ему руку.

— Еще раз спасибо. Вы потрясающий врач. Должен признать, мы были обеспокоены известием об уходе доктора Макрая. В течение многих лет она была лечащим врачом нашей семьи. Но вы просто ас в своем деле!

Пока Скотт ехал домой, слова, сказанные Томом, эхом отзывались в голове. Он вздохнул. Похоже, сегодня день комплиментов. Скотт про себя иронично отметил, что он не только «потрясающий врач», но и «потрясающе привлекательный мужчина».

С тех пор как он утром уехал из Саммерхилла, у него не было времени обдумать слова Эми, сказанные за столом.

Его как током ударило сейчас при воспоминании об утреннем разговоре.

Боже мой, думал Скотт, мысленно повторяя слова Эми. Его опасения оправдались. Няня увлечена им. Она почти влюблена в него.

Но он не хотел, чтобы это произошло.

Уиллоу была замечательной няней. Он не намерен ее терять. Он не хочет ее увольнять.

Ему надо поговорить с мисс Тайлер.

Но сейчас у него не было времени на разговоры. К трем часам он с детьми должен приехать в школу. Было уже почти двенадцать. А вечером, когда дети заснут, они смогут спокойно все выяснить.

«Только бы подобрать правильные слова», беспокоился Скотт.

Нужны такие слова, после которых у нее пропал бы личный интерес к нему.

Когда Скотт въехал во двор, он увидел, как Уиллоу выходит из двери. Одна. На минуту задержалась на ступеньках. Подняла руку, загораживая глаза от солнца. Потом спустилась вниз ему навстречу.

19
{"b":"11043","o":1}