ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Представьте 6 девочек
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Страна Сказок. За гранью сказки
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Дикий
Несбывшийся ребенок
Влада. Перекресток смерти
The Mitford murders. Загадочные убийства
48 причин, чтобы взять тебя на работу

Скотт поднялся на второй этаж. За дверями детских слышались глухие шаги. Но это не шаги мисс Тайлер.

Ну и хорошо. А может, и нет. Он хотел расслабиться и отдохнуть. Но невозможно расслабиться, когда рядом эта женщина.

Скотт вошел в свою комнату и плотно закрыл за собой дверь.

Приняв душ, он стал собираться. Подошел к шкафу и, открыв дверцу, постоял в раздумье, не зная, в чем пойти. Случайно его взгляд упал на синий пиджак в самом углу.

Пиджак остался здесь с последнего посещения Саммерхилла. Тогда, после похорон Чэда, он был настолько удручен и подавлен горем, что в спешке уехал домой, забыв упаковать его. Ни он, ни его семья не могли больше оставаться здесь — все напоминало о Чэде.

Интересно, подойдет ли ему сейчас пиджак?

После смерти Чэда он долгое время пропадал на тренировках в спортзале. Доводил себя до изнеможения. Нисколько не щадил себя и на работе, стараясь заглушить горе. Но от мысли о том, что его не было тогда рядом с Чэдом, избавиться не удавалось.

Усилием воли Скотт заставил себя перейти от печальных воспоминаний к сегодняшним заботам.

Сняв пиджак с вешалки, он надел его. Сидел пиджак хорошо. В нем он и пойдет на вечер. Чэд мертв. Скотту уже удалось приучить себя к этой мысли. Надо жить сегодняшним днем.

А проблем полно и сегодня. Все проблемы имеют имя — мисс Тайлер. Сначала влюбилась в него, а потом стала его презирать.

Родители Кэмрин обязательно заметят натянутые отношения между ними. Ему не хотелось портить праздничный вечер своими проблемами. Придется попросить мисс Тайлер, даже приказать, если потребуется, спрятать на время свое презрение к нему.

Надев шерстяные брюки, наглаженную белоснежную рубашку и сине-серый галстук в полоску, он вышел из комнаты.

Уиллоу с детьми ждали его в холле.

Пока он спускался по лестнице, все наблюдали за ним. Девочки светились от радости. Мики весело подпрыгивал на месте от нетерпения. Уиллоу, спокойная и молчаливая, одарила его холодным взглядом.

Дети были в желтых плащах и в красных резиновых сапогах. На Уиллоу были старенькая черная накидка и черные резиновые сапоги. Она, как и дети, накинула на голову капюшон. В полумраке ее глаза казались еще чернее. От ее взгляда у него подкосились ноги. Его бросило в жар.

Он обратился к детям:

— Готовы?

— Да, пап.

— Тогда вперед. — Он взял из шкафчика в прихожей большой зонт и открыл дверь. Тут же ворвался ветер с дождем. — Подождите секунду. Я открою все дверцы, и вы добежите до машины. Лиззи, ты сядешь на переднее сиденье. Мисс Тайлер устроится с малышами сзади.

Когда они подъехали к дому Моффэтов в стиле «тюдор», Уиллоу на нервной почве стало подташнивать. Скотт вышел первым из машины. Уиллоу заметила, как он напряжен. У него действительно был тяжелый день. Неважно, что она презирала его за высокомерие и тщеславие. Она все еще переживала за него. Человек, который работает так много, как он, должен иметь возможность спокойно отдохнуть в свободное время. Он рассчитывал, что она приглядит за малышами, но у нее это плохо получилось. Всю дорогу, возбужденные предстоящей вечеринкой, дети шумели и ссорились.

Она ничего не могла с ними поделать. За время поездки Скотт не сказал ни слова. Но Уиллоу заметила, как напряглись его плечи. Он так впился руками в руль, что даже пальцы побелели.

Когда Скотт выключил мотор, Уиллоу поспешила вывести шалунов из машины.

Дождь закончился минут пятнадцать назад. В воздухе пахло сырой землей и цветущими розами.

Лиззи вышла из машины, взяла Мики за руку, и они побежали.

— Куда вы? — закричала Эми.

— Зайдем с черного хода!

— Подождите меня. — Эми поспешила следом.

Уиллоу рванулась за ними. Но Скотт, закрыв дверцу, обошел машину и встал перед Уиллоу.

— Подождите минуту.

Первый раз за последнее время это было сказано не пиратским грубовато-добродушным тоном.

Голос его был низким и серьезным.

Уиллоу поняла, в чем дело. Он собирался отчитать ее за поведение детей. Даже сейчас, в ожидании выговора, она залюбовалась им. При одном взгляде на него у нее подкашивались ноги.

— Нам надо поговорить прежде, чем мы войдем туда.

— Я знаю, я виновата, что не могла усмирить детей. Вы так устали за день, а тут еще эти ссоры.

— Да, я устал и они страшно меня раздражали, но речь не об этом. Дело касается нас двоих. Точнее, то, что происходит между нами, беспокоит меня. Вечеринка должна быть безупречной. Согласны вы заключить перемирие на несколько часов? Ради семьи Моффэт и остальных гостей. А потом, — в его глазах мелькнула усмешка, — можете продолжать открыто презирать меня.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Перемирие? — Уиллоу страшно удивилась и одновременно облегченно вздохнула. Он не собирался упрекать ее за поведение детей. — Не возражаю. Чтобы скрыть свое презрение, вам достаточно не быть столь резким со мной, — сухо добавила она.

Уиллоу заметила, как у него дрогнули губы. Не успел он ответить, как на пороге дома появилась Кэмрин. Черное платье с блестящими вставками выглядело на ней очень элегантно.

Выйдя им навстречу, Кэмрин поцеловала Скотта в щеку в знак приветствия.

— Где дети? — поинтересовалась она.

— Решили войти в дом со двора, — ответил он.

— Отлично. На кухне командует мама с кухаркой. Она даст детям что-нибудь перекусить перед ужином. — Кэмрин повернулась к Уиллоу. — Рада снова видеть вас. Я провожу вас наверх переодеться.

Она взяла Скотта под руку, и они все втроем пошли к дому.

— Как хорошо, что кончился дождь. Дороги так развезло. Я представляю, как вы добирались сюда.

Поскольку вы приехали первыми, — говорила Кэмрин, ведя их в холл, — у вас есть время привести себя в порядок. Гости начнут собираться к семи.

Она закрыла за ними входную дверь, и Уиллоу обнаружила себя в просторном холле среди персидских ковров, темной массивной мебели, в свете сверкающей люстры. Кэмрин повела ее наверх, попутно бросив Скотту:

— Папа в баре. Иди к нему. Он что-нибудь нальет тебе.

Кэмрин привела Уиллоу в комнату для гостей.

Это была самая уютная и прекрасная комната из всех, которые видела Уиллоу. Мягкий розовый и серо-зеленый цвет стен действовал успокаивающе.

Из окна причудливой овальной формы открывался красочный вид на извилистые холмы. В комнате пахло лавандой. Уиллоу вслух восхитилась уютной обстановкой, а Кэмрин недовольно произнесла:

— Забыла закрыть окно. Дождь хлестал прямо в комнату. Извини, Уиллоу, я сейчас вытру мокрый пол. Снимай свой плащ. Вешалку возьми в шкафу.

Уиллоу сняла плащ и подошла к зеркалу на двери шкафа.

Дома она не знала, то ли забрать волосы в хвост, то ли оставить распущенными. В итоге решила распустить их. Но что-то было не так. Вот только что? Платье сидело безупречно. В магазине на вешалке оно было бесформенным куском шелка. Надев его на себя, Уиллоу была поражена. Платье красиво облегало фигуру. Нигде ничего лишнего не висело и не торчало. Ей шел темно-зеленый цвет. В глазах появлялся особенный таинственный блеск.

— Уиллоу, да платье будто на тебя сшито! — воскликнула Кэмрин. Она подошла к Уиллоу. — Но волосы надо уложить. Я помогу тебе, если ты не против.

— Конечно, я не против, но не стоит беспокоиться.

Кэмрин с задорным блеском в глазах сказала:

— Нет, стоит. Ты носишь платье из бутика Кэмрин Моффэт. Ты рекламируешь мой товар. Все должно быть безупречно.

Скотт был расстроен.

И все из-за этой няни.

Он не то чтобы винил ее в вызывающем отношении к нему. Как раз наоборот. Ее поведение было безупречным на протяжении всего вечера, даже во время ужина, где их места за столом оказались рядом. После кофе все пошли в бар. Гости занялись детьми. Уиллоу отошла в сторонку. Но, как и положено профессиональной няне, внимательно следила, когда потребуется ее помощь.

Однако в ее помощи не нуждались.

Скотт жадно поглощал ее глазами. Стройную фигуру в шелковом платье, красиво уложенные волосы, стройные ноги в красных босоножках на каблуках.

21
{"b":"11043","o":1}