ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 13

Шаги Сары были бесшумными, когда она шла через лужайку к розарию. Найти беседку оказалось нетрудно, ибо ее башенка из яркого металла поблескивала под холодными лучами декабрьского солнца. Однако, приблизившись, Сара с тяжелым сердцем убедилась, что беседка пуста.

Она повернулась, чтобы уйти, но вдруг услышала характерный скрип. Обогнув ограду, она увидела на ветвях старого дуба детские качели.

Голые сучья дерева не могли скрыть от глаз Сары девочку, которая, медленно отталкиваясь от земли носками кроссовок, раскачивала качели.

Сара с волнением отметила немаловажную для себя деталь: на Анди был свитер «Салли Коул», тот самый свитер, который она для нее вязала. Что бы это значило? Почему она его надела? У Сары перехватило дыхание от радостной надежды.

Под ее ногами хрустнула ветка, и Анди испуганно подняла голову.

Глаза ее расширились, когда она увидела перед собой Сару, но взгляд их остался почти равнодушным. Веки у нее были припухшими и красными, лицо в красных пятнах. Сара ощутила душевные страдания девочки остро, как свои собственные.

Какое-то время они молча смотрели друг на друга без слов приветствия или улыбок. Наконец Сара подошла к качелям сзади и легонько толкнула их. Вскоре Анди стала помогать ей и все сильнее раскачивать качели.

В саду к щебету птиц, далекому шуму города присоединился ритмичный скрип качелей. Наконец Анди заговорила. — Это была моя вина, — промолвила она ровным, лишенным интонаций голосом. — Я виновата в смерти мамы и моей сестрички.

Сара почувствовала, что ей трудно дышать. Ей стоило огромного усилия контролировать себя, но она продолжала раскачивать качели.

— Расскажи мне обо всем, — попросила она. И увидела, как судорожно уцепились руки девочки в тросы качелей.

— Я не хотела никаких перемен в нашей жизни, думала, что всегда будут только папа, мама и я. Мне нравилась наша жизнь, и она не должна была меняться. Никогда… Но маме хотелось еще одного ребенка. И она своего добилась.

Сара даже боялась дышать, ей казалось, что она ступает по тонкому льду. Одно неверное слово…

— И ты почувствовала себя… несчастной?

— Я не хотела, чтобы родился этот ребенок. — Анди больше не раскачивала качели. — Я слышала, как мама сказала отцу, что делает это для меня — чтобы у меня был братик или сестричка. Я же молилась, чтобы ребенок не родился.

Сара смотрела на худенькие поникшие плечи девочки-подростка, на ее низко опущенную головку.

Громко всхлипнув, Анди соскочила с качелей и бросилась бежать через лужайку, за которой был выход на улицу. Но Саре удалось нагнать ее до того, как она покинула поместье. Они остановились на дорожке, рядом с кустами.

— Что случилось, Анди? — спросила Сара, крепко взяв девочку за руку.

Но Анди, всхлипывая, молчала.

Сара осторожно подняла опущенное личико Анди, и сердце ее сжалось от боли при виде страдания на детском лице.

— Расскажи мне все, — настаивала Сара. — Ты должна это сделать.

— Ребенок умер, — с жалобным стоном сказала наконец Анди. — Он умер, не родившись, а потом маме стало хуже, ее сердце не выдержало… и она тоже умерла.

Боже праведный! — думала Сара, прижимая к груди дрожащее худенькое тело Анди. Сколько горя пришлось вынести этому ребенку, так долго таящему свинцовую тяжесть своей вины. И все это она переносила в одиночку!

— Успокойся, детка. — Сара пригладила растрепанные волосы девочки. — Успокойся. Ты не должна себя корить. У многих детей появляются подобные проблемы, в этом нет ничего ужасного. Даже если бы ты не думала так, несчастье все равно произошло бы…

— А теперь… — приглушенным голосом, уткнувшись в грудь Сары, продолжила свою горькую исповедь Анди, — все повторилось. Я не хотела, чтобы вы вмешались в нашу жизнь, я сама вам это сказала, помните? — Анди опять разрыдалась. — И вот вы попали в больницу. Я не знала, что у вас будет ребенок! Поверьте, не знала… Но ребенка не будет, и виновата… я!

— Нет, Анди! Ты не виновата. Я ошиблась, когда сказала о гибели ребенка. Должно быть, я бредила, а в эту минуту в палату вошла ты. — Сара сама чуть не плакала и в то же время улыбалась. — Я не потеряла ребенка, Анди.

Анди подняла заплаканное лицо и отвела рукой упавшие на лоб пряди волос. Сара видела, как в ее глазах рождалась робкая надежда, словно она услышала о каком-то чуде. Она хотела, чтобы Сара еще раз повторила то, что сказала, и наконец убедила ее, что все именно так.

— 0 — ошиблись! — заикаясь, промолвила она. — Вы говорите правду? С ребенком ничего не случилось? Он… в безопасности?

— Да. — Сара крепко прижала девочку к сердцу и почувствовала, как Анди обняла ее. — Да, милая, мой ребенок вне опасности.

— Сара, — тихо сказала Анди, — я искренне сожалею, что вела себя так с вами. Я была грубой и… отвратительной. Папа очень изменился с тех пор, как познакомился с вами, и я, наверное, стала ревновать его к вам. Я знаю, что не заслуживаю прощения, но, может быть, мы все начнем сначала? Вы всегда были добры ко мне. Мне особенно стыдно потому, что вы ни словом не обмолвились об этом моему отцу.

— Обмолвились о чем, юная леди? Анди вздрогнула, Сара застыла от испуга. Обе обернулись.

У Логана был вид человека, проведшего бессонную ночь. На его щеках появилась щетина, глаза покраснели, лицо осунулось. Но в усталом взоре, который он остановил на дочери, Сара увидела прежде всего радость.

— О, папа… — Анди, захлебываясь от слез, бросилась к отцу. Он подхватил ее на руки.

— Ты вся дрожишь, — тихо сказал Логан. — Тебе надо поскорее домой и в горячую ванну. — Он посмотрел на Сару, — А вам, миссис Винтер, в вашем состоянии не следовало пускаться на поиски чужих детей. Как только мы вернемся…

— Меня ждет такси, Логан.

— Ошибочка! Ждало такси.

— Но я не расплатилась с шофером!

— Об этом я уже позаботился.

Сара открыла было рот, чтобы возразить, но промолчала. Независимость — прекрасное состояние, но сейчас лучше, чтобы Поган взял все в свои руки. Теперь, когда опасность миновала, Анди найдена живой и здоровой, Сара почувствовала, что силы ее на исходе. Состояние усугублялось предчувствием того, что ее ждет впереди.

В больнице она сказала Логану, что любит его. В тот момент он не смог ей ответить, ибо был вызван телефонным звонком, но сделает это при первой же возможности, А ей совсем не хотелось снова услышать то, что она уже знала, — он вступает в брак только потому, что обещал своей покойной жене.

— Пап! — воскликнула Анди. — Мне следует пойти в дом и извиниться перед миссис Корнуэлл за то, что я воспользовалась ее розарием для отдыха на природе.

— Прекрасная идея, — согласился Логан. — А мы пойдем к машине и будем ждать тебя. Передай мой привет семейству Корнуэллов.

— О'кей, па.

Логан проводил дочь задумчивым взглядом.

— В чем дело, Логан? — спросила Сара.

— Анди и я всегда называли эту часть сада «маминым розарием», — сказал он, медленно произнося слова. — Ты заметила, Анди только что сказала: розарий миссис Корнуэлл?

— Да, Логан, заметила, — улыбнулась Сара. — Конечно, заметила.

— Мне кажется, что мы с моей дочерью сегодня многое поняли, — сказал Логан и, взяв руку Сары, прижал ее к своей груди.

Логан с довольной улыбкой смотрел на миссис Пи, хлопотавшую около Анди, как родная мать. Первым делом она повела ее наверх, и через несколько минут он уже слышал, как зашумела вода в трубах, наполняя ванну.

Он повернулся к Саре, которая лежала на софе.

— Я вполне здорова, — возражала она, когда Логан предложил ей лечь, но он все же настоял на своем, и теперь она одарила его благодарной улыбкой и даже позволила подложить под голову подушку. Потом он освободил ее ноги от туфель. И все это время бирюзовые глаза Сары настороженно следили за ним.

Логан не собирался волновать Сару, насколько это было возможно, но намеревался докопаться до истины и узнать, что происходит между его дочерью и женщиной, на которой он хочет жениться.

28
{"b":"11044","o":1}