ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда он и Лорен вышли из спальни Арабеллы, Зак едва сдержался. Не обнять Арабеллу, шарахаться от нее! И это женщина! Неужели ее материнский инстинкт умер вместе с Бекки? Но обидные слова застряли у него в горле.

Может, он чересчур многого ждет от нее? Лорен возится с Арабеллой, сегодня водила ее кататься на санках, купила ей елку, помогла украсить дом к Рождеству, а потом учила Арабеллу печь рождественское печенье.

Она ласкова и предупредительна с ребенком, но все же что-то не так. Что-то мешает ей проявить свои чувства. Быть может, это всепоглощающая любовь к Бекки разбила ей сердце…

Она ждала внизу, пока он медленно спускался с лестницы. При тусклом свете торшера Лорен выглядела восхитительно прекрасной. Ее светлые волосы казались золотистыми, голубые глаза загадочно мерцали.

— Хочешь, я отвезу тебя в офис утром? предложила она.

— Спасибо, не стоит, я вызову такси.

— А что с нянями? Ты поговоришь с ними дома или на работе?

— Я думаю сначала встретиться с ними на работе, а потом привести ту, что мне понравится, домой, чтобы Арабелла смогла тоже ее оценить.

— Могу я чем-нибудь помочь, Зак?

— Не думаю, что тебе следует вмешиваться в это.

Она вспыхнула и закусила нижнюю губу. «Обиделась», — подумал Зак. Черт побери, он вовсе не хотел ее обижать!

— Через пять дней Рождество, — сказал он. — Я хочу подарить Арабелле щенка.

— Какая чудесная мысль!

— Помнишь Джерри Лэрраби? Моего менеджера?

— Да, я помню Джерри. Он и Бетти все еще живут в Альдергроуве?

— Да, у них своя ферма. Так вот, у Джерри недавно ощенилась колли. Он продает щенков. Если позволят дороги, отвези меня завтра в Альдергроув, чтобы я мог выбрать щенка.

— Разумеется, с радостью. А Арабеллу мы с собой возьмем?

— Нет, я хочу сделать ей сюрприз. Я думаю, усмехнулся он, — Долли с удовольствием за ней присмотрит.

— А когда мы заберем щенка?

— Джерри сам привезет его в четверг.

— Щенок… — проговорила Лорен. — Мы когда-то хотели завести собаку, помнишь?

— Да, Бекки мечтала о собаке, а мы сказали, что подарим ей щенка, только когда она станет достаточно взрослой, чтобы самостоятельно его выгуливать.

— Арабелла уже взрослая…

— Да, Арабелла совсем взрослая. Ей нужен кто-то, о ком она могла бы заботиться и кто мог бы любить ее.

Лорен побледнела.

— Я понимаю, на что ты намекаешь, Зак. Ты жесток. Я не хочу привязываться к Арабелле и это не ради себя, а ради нее.

— Я не хотел тебя обижать…

Но Лорен уже не слушала его неуклюжих извинений. Она ринулась в гостиную к Долли: при ней Зак не станет выяснять отношения.

На следующее утро Лорен проснулась и поняла, что проспала. Было уже десять минут восьмого, и Долли, наверное, заждалась у себя в комнате горячей воды.

Лорен вскочила, накинула халат и спустилась вниз. Зак говорил, что встанет рано. Только бы он уже ушел!

На кухне было тихо, пахло свежесваренным кофе и подогретыми булочками. Лорен поставила на плиту чайник и включила радио. Кухня наполнилась звуками зажигательного рождественского рок-н-ролла.

— Доброе утро.

Лорен вздрогнула. Зак. Занятая приготовлением завтрака, она и не слышала, как он вошел.

Она повернулась и подняла на него глаза. На нем был его любимый серый пиджак, одетый поверх водолазки.

— Я думала, ты уехал… — протянула она. Но он не слушал ее. Его взгляд скользил по ее фигуре, по лицу, по волосам… Лорен мысленно выругалась и засунула руки в карманы.

— Разве тебе не пора на работу? — невинно поинтересовалась она.

— Я жду такси.

— Хорошо.

Его зрачки сузились. Он глубоко вздохнул.

— Зак…

— Выключи это чертово радио! Я сам себя не слышу!

Она повиновалась.

— Ты выглядишь именно такой, какой я тебя запомнил.

— Я проспала и не успела привести себя в порядок… — Лорен нервно облизнула пересохшие губы. — Долли, должно быть, рвет и мечет. Я забыла принести ей воду. Чего уж там я даже причесаться забыла!

Чайник засвистел.

— О! — воскликнула Лорен. — Вода вскипела!

Она налила стакан, чтобы отнести его Долли, но на ее пути стоял Зак, и она не знала, как его миновать.

— Прости, не мог бы ты подвинуться немного? Я не хочу пролить кипяток…

Он наклонился и поцеловал ее. Она не могла даже отшатнуться — тогда бы стакан с кипятком опрокинулся на них обоих. Зак поймал ее в ловушку. Он все целовал и целовал ее, доводя почти до исступления. От него пахло лосьоном после бритья и шампунем.

Лорен захотелось обнять его и прижаться к его груди.

— А ты сегодня горячая! — улыбнулся он, слегка отодвигаясь.

— Тебя такси ждет! — выпалила Лорен.

— На этот раз считай, что ты спасена.

— Угу — Счастливо, милая!

Он вышел из кухни, и через несколько секунд хлопнула входная дверь.

Лорен стояла, не шевелясь. Неужели он понял, как сильно она его хотела? Все было как раньше: он приходил на кухню, она готовила завтрак, он начинал целовать ее, а потом они поднимались наверх и… Зак вечно опаздывал на работу.

— Привет, тетя Лорен!

На кухне появилась заспанная Арабелла.

Лорен улыбнулась девочке. Нет, ей нельзя снова увлекаться Заком. Он хочет, чтобы она полюбила Арабеллу, а это невозможно.

Она больше никого не сможет полюбить.

Глава 7

После завтрака, закончив уборку на кухне. Лорен отправилась на поиски Долли. Та сидела в кресле возле камина и любовалась искорками огня, в руках она держала недовязанный носок. Арабелла стояла у окна, прижавшись носом к стеклу, и наблюдала за воробушком, скакавшим по ветвям огромного вяза.

— Долли? — позвала Лорен.

— Да? — отозвалась та, оторвав завороженный взгляд от язычков пламени.

«Все еще злится из-за того, что я забыла принести ей горячую воду утром», — решила Лорен и тяжело вздохнула.

— Мы с Арабеллой собираемся в город за покупками и хотим пригласить вас с собой. Надо выехать пораньше, пока магазины еще не совсем переполнены.

Долли вскинула голову и одарила Лорен тяжелым, проницательным взглядом.

— Ах, Рождество… — пробормотала она и тряхнула головой, как будто совсем забыла о приближающемся празднике. — В Рождество нельзя ходить за покупками. Это грех.

Арабелла отошла от окна.

— Бабушка Долли, — укоризненно проговорила она. — На Рождество принято дарить друг другу подарки, а значит, придется походить по магазинам.

— По магазинам ходят только с одной целью — чтобы потратить деньги! — в сердцах бросила женщина.

— Но, бабуля Долли, чтобы что-то купить, нужно потратить деньги, — задумчиво произнесла Арабелла. — Когда ты даришь человеку подарок, ты хочешь доказать ему свою любовь. Ты идешь в магазин, тратишь время и деньги, чтобы купить именно то, что понравится тому, кого ты любишь… — девочка посмотрела на Лорен. — Ведь так?

— Милая, — как можно более спокойным тоном ответила та, — сегодня довольно сыро, и, я уверена, бабушка Долли захочет посидеть дома у камина. Давай, беги надевать куртку и ботинки.

— Я мигом! — улыбнулась Арабелла и исчезла в коридоре.

Лорен вздохнула с облегчением. По крайней мере, Долли отклонила ее приглашение съездить в город, и теперь им с Арабеллой не придется выслушивать ее нудные нравоучения.

— Мы, наверное, пообедаем в городе, — сказала она. — Надеюсь, вы управитесь сами?

— Девочка моя, я управляюсь сама уже столько лет, что сбилась со счета.

— Долли?

— Да?

— Я была бы очень признательна, если бы вы перестали называть меня «девочкой». Я взрослая женщина и…

— Тогда веди себя подобающим образом! — Голос Долли неожиданно возвысился. — Что с тобой такое? Как же ты можешь упускать такого мужчину?! Это немыслимо! Разве ты забыла клятвы, что дала в день вашего венчания? Клятвы, которые ты вероломно нарушила, бросив мужа в самый трудный момент его жизни?

— У меня были причины…

— Причины?! Ха! Ты, словно страус, спрятала голову в песок, не выдержав нападок судьбы! Ты потеряла ребенка — да, это трагедия, но неужели ты думаешь, что Заку было легче? Помимо той боли, что он испытал, когда умерла ваша дочь, ему еще пришлось потерять тебя. Ты будто бы сознательно добавила ему страданий. Посему я буду называть тебя «девочкой», пока ты не образумишься и не перестанешь прятаться от проблем!

14
{"b":"11045","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Очаг
Таинственная история Билли Миллигана
В игре. Партизан
Падчерица Фортуны
Эрта. Личное правосудие
Меняю на нового… или Обмен по-русски
Темные тайны
Прочь от одиночества