ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нет, это только на одну ночь. Завтра Зак возьмет всю ответственность на себя.

Еще несколько часов — и все кончится.

Посреди ночи ее разбудил шорох. Она с трудом открыла глаза и застыла от ужаса. Над ней стояла маленькая белая тень. Лорен боялась даже вздохнуть. Она чуть было не закричала, но спазм сдавил ей горло.

Маленькая фигурка.

В белой ночной рубашке.

Арабелла. Лорен едва не рассмеялась от облегчения.

Ну что еще нужно этому ребенку? Неужели ее опять тошнит? Лорен уже хотела спросить, что стряслось, но в это мгновение Арабелла тихонько прилегла на край кушетки рядом с Лорен, прижалась к ней своим хрупким теплым тельцем и через несколько секунд ровно задышала.

«Заснула», — пронеслось в голове у Лорен.

Утром, когда Лорен открыла глаза, рядом никого не было. И если бы не длинный каштановый волосок, оставшийся на подушке, все происшедшее ночью могло показаться сном.

Зак позвонил в девять тридцать.

— Я все уладил, — сообщил он. — Сейчас вызову такси и приеду к тебе. Увидимся через…

— Забудь про такси. Встретимся у главного схода в больницу через десять минут. Я отвезу тебя домой…

— Нет, я не хочу…

Лорен повесила трубку. Ни за что она не позволит ему заявиться сюда. Если он попадет к ней в квартиру, его уже не выгонишь он непременно найдет способ остаться. Ей нужно убедить его в том, что между ними все кончено.

Ради него самого.

Глава 3

Чертовы костыли!

Зак с трудом уселся на заднее сиденье белого «мерседеса».

— Спасибо, что заехала, — поблагодарил он Лорен.

— Нет проблем.

— Эй, Арабелла! — Он подмигнул девочке, которая вся извертелась, чтобы поглядеть на дядю с переднего сиденья. — Как дела?

— Хорошо, спасибо, — сдержанно ответила она и пожала протянутую ей руку.

— Ужасно рад тебя видеть!

— Я тоже рада, дядя Зак.

Зак занервничал. Девочка была напряжена, а он сам не находил слов, чтобы поговорить с ней. И еще эта лодыжка! Боль просто-таки адская! Он подавил стон.

И еще этот кавардак у него дома… Ни в коем случае нельзя позволять Лорен зайти туда, где прежде был их общий кров.

Мысль об этом настолько расстроила его, что он молчал почти всю дорогу и очнулся лишь возле своего дома.

— Ты не могла бы притормозить у аптеки на углу? — попросил он Лорен. — Мне нужно разобраться с рецептом.

— Разумеется.

Лорен припарковалась и заглушила мотор.

— Давай я сама схожу, — предложила она.

— Спасибо. Так будет намного быстрее. После того как она ушла, Арабелла отстегнула свой ремень безопасности и повернулась к Заку.

— Дядя Зак, ведь на самом деле ты мне не ДЯДЯ?

— Нет, милая. Я то, что называют «дядюшкой чести», а Лорен — твоя «тетушка чести». И мне всегда казалось, что это гораздо почетнее, чем быть просто тетей или дядей. Это означает, что судьба выбрала тебя на эту роль, а родственные связи тут ни при чем.

Арабелла вздохнула.

— А родственные связи — это как с бабушкой Долли Смит?

Зак нахмурился. Не очень-то хорошо будет с его стороны, если он начнет критиковать старую ведьму в присутствии ребенка.

— Твой папа и я росли вместе и, как ты, наверное, знаешь, были лучшими друзьями. Мы даже поженились почти одновременно. Твоя мама и Лорен тоже были подругами.

— Мама с папой были очень огорчены, когда вы перестали навещать нас… после смерти Бекки.

— Да, дорогая…

Зак готов был отдать все, лишь бы повернуть время вспять. Сотни раз он поднимал телефонную трубку, чтобы набрать знакомый номер, и после некоторых раздумий клал ее на рычаг.

Его снедало желание поговорить с лучшим другом, поделиться с ним своей болью, выплеснуть все, что творилось у него на душе, но в его сознании вставали образы Мака, Лайзы и Арабеллы — счастливая семья. Зак боялся, что к телефону подойдет именно Арабелла, и тогда он сорвется.

А потом ушла Лорен, и Зак намеренно разорвал отношения со всеми семейными парами, с которыми они общались. Какая нелепость! Он, взрослый и умный человек, допустил такую ошибку — сознательно лишил себя поддержки друзей.

К сожалению, осознание и раскаяние пришли потом.

— Мы потеряли друг друга, — сказал он, тщетно пытаясь скрыть горечь в голосе.

Через несколько секунд разговор возобновился.

— Это потому, что тебе было грустно, — проговорила Арабелла так, что сразу стало ясно: это чувство ей хорошо знакомо. Она помолчала немного и снова спросила:

— Дядя Зак, ты живешь один?

— Да, я живу один.

— Тетя Лорен говорит, что ты ждал встречи со мной. Значит, ты хочешь, чтобы я осталась? Навсегда?

Его сердце бешено забилось, когда он посмотрел в ее полные надежды глаза.

— Да, милая, но только если этого хочешь ты. Ты не обязана принимать решение сразу.

— Ты хочешь, чтобы я осталась? — повторила свой вопрос Арабелла.

— Да, хочу. Безусловно, нам понадобится некоторое время, чтобы свыкнуться друг с другом, но я уверен, мы с этим справимся.

— А мне придется вернуться в интернат?

— Тебе там не понравилось?

— Там было лучше, чем у бабушки Долли Смит. Но там ничто не напоминает мне о семье. Там я как будто совсем одна.

Ежась от холода, Лорен шагала к машине. Зак беспокоил ее. Выглядел он ужасно — весь какой-то нервный, напряженный, глаза больные…

Пока он ковылял от дверей больницы до ее автомобиля, ей несколько раз показалось, что он вот-вот упадет. Он был мертвенно-бледен и, кажется, страдал приступами головокружения.

В состоянии ли он присматривать за ребенком?

Нет.

Интересно, у него есть домработница или экономка? Должна быть. Иначе как же он один справляется с домом? Он даже подмести не может — ни разу в своей жизни не держал в руках щетку. Забавно — взрослый, самостоятельный, независимый мужчина становится абсолютно беспомощным, когда дело касается ведения домашнего хозяйства.

Она тряхнула головой. Хватит! Это ее больше не касается. Пусть выкручивается сам, как умеет.

— Ой, рождественские огоньки! Как красиво, дядя Зак! — Глаза Арабеллы расширились, когда она разглядывала разноцветные гирлянды, украшавшие дом дяди. — А у тети Лорен вообще нет никаких украшений! — с тенью упрека в голосе заявила она.

Лорен закусила нижнюю губу. Она действительно ни разу не отмечала Рождество за последние четыре года.

— Это потому, что я собираюсь уехать на пару недель. Я уезжаю послезавтра.

— Ты не говорила мне об этом, — вмешался Зак. — Куда направляешься?

— В Торонто.

— В Торонто? А почему не на Гавайи, Карибы или Бермуды? Торонто не место для отпуска.

— Это не просто отпуск. Я еду на поиски квартиры, потому что собираюсь осесть там. Мне предложили повышение. Я возглавлю филиал в Онтарио. Мне очень повезло, Зак.

Его лицо оставалось непроницаемым. Тогда Лорен повернулась к Арабелле.

— Что ж, — сказала она, открывая дверцу машины, чтобы высадить девочку. — Надеюсь, у вас с дядей Заком все будет отлично.

— Спасибо, тетя Лорен.

Арабелла вылезла наружу и вдруг, обежав вокруг машины, постучалась в окошко со стороны Лорен. Та опустила стекло.

— Что-то не так, милая?

Арабелла виновато опустила глаза и доверчиво зашептала:

— Прошлой ночью я спала с тобой… Я просто хотела, чтобы ты знала. Мне было… одиноко. Я скучала по маме.

Лорен почувствовала, как резкая боль сдавила ей грудь. Она хотела что-то сказать, но знала: если проронит хоть слово, разрыдается прямо на глазах у Зака.

Арабелла побежала к дому. Лорен проводила взглядом хрупкую фигурку и опустила стекло. Сейчас Зак скажет, как сильно он в ней разочарован, назовет ее черствой и бессердечной, но он лишь тихо вздохнул и стал вылезать из машины. Сквозь слезы Лорен наблюдала, с каким трудом он вытаскивает вещи Арабеллы из багажника.

Он так ничего и не сказал. Никогда она еще не чувствовала себя такой жалкой и ничтожной.

6
{"b":"11045","o":1}