ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Если бы тетя Лорен любила меня, — кричала Арабелла, — она бы согласилась стать моей мамой, и нянька была бы мне не нужна!» Потом она упала на кровать и зарыдала, а он обнял ее и постарался спокойно объяснить ей, что с тех пор, как умерла Бекки, тетя Лорен очень изменилась.

Она больше не способна любить.

— Зак? — Голос Лорен отвлек его от мрачных мыслей.

— Прости, я задумался.

— Так ты уговорил Арабеллу?

— Да. Она не хочет возвращаться к Долли, а я сказал, что няня — это наш единственный шанс.

— Что ж, хорошо.

— А потом я едва не свернул себе шею, когда спускался по лестнице, — сухо рассмеялся он. — Поэтому я решил спать внизу, пока не снимут гипс.

— А где ты поселишь няню?

— Я подумал… — осторожно начал он, — поселить ее в комнате Бекки, по соседству с Арабеллой.

Он внутренне напрягся, ожидая ее реакции.

— Тебе придется переделать комнату, — наконец отозвалась Лорен. — Она выглядит какой-то… нежилой.

— Я полагал, ты станешь возражать.

— Это комната, Зак, а не святилище. Если хочешь…

Он поморщился от внезапной боли в лодыжке и потянулся за пузырьком с таблетками.

— Я должен был принять одну еще час назад, — сказал он. — Налей мне стакан воды, пожалуйста.

Лорен повиновалась.

— Ты в порядке? — спросила она, озабоченно глядя ему в лицо.

— Да, в полном.

— Ты скверно выглядишь. Как же ты собираешься присматривать за Арабеллой, если с трудом можешь передвигаться? Тебе придется готовить еду и…

— Не беспокойся, мы справимся. Я взял отпуск и… О, Боже!

— Что такое?

— Мне придется уехать во вторник и среду. Прибывает японская делегация… — он провел рукой по волосам.

На секунду воцарилась тишина, а потом Лорен вдруг сказала:

— План таков: я отменю свою поездку в Торонто и тоже возьму двухнедельный отпуск. Я побуду с Арабеллой, пока ты не найдешь няню. Ты говоришь, что хорошо себя чувствуешь, а выглядишь отвратительно. Я позабочусь об Арабелле, а ты займешься делами.

Она замолчала, потому что на кухню вошла Арабелла. Девочка явно хотела что-то сказать, но удержалась, заметив, что прерывает разговор взрослых.

— Итак. — продолжила Лорен, — я составлю компанию Арабелле, пока ты будешь на работе.

— Ты не едешь в Торонто? — удивилась девочка, взглянув на Лорен.

— Я задержусь на пару недель.

— Здорово! Тетя Лорен, ты видела — на улице идет снег? Дядя Зак не сможет покататься со мной на санках, но ведь мы с тобой можем пойти, правда?

После недолгих раздумий Лорен ответила:

— Конечно, можем. Только сперва мне придется съездить домой и захватить кое-какие вещи.

— Тогда поезжай прямо сейчас, — тихо сказал Зак. — А то дороги скоро заметет. Поскольку я рано ухожу в офис, тебе придется ночевать здесь, так что возьми все необходимое.

Лорен укладывала чемодан и не верила, что делает это! Она собиралась отказать Заку, а вместо этого услышала свой голос: «Хорошо».

Немыслимо — он хотел, чтобы она ночевала у него! «Это всего на две недели», — убеждала себя Лорен. К тому же это удобно: ведь если снег не растает, утром никуда не добраться.

Можно, конечно, и полететь в Торонто, но она уже отменила заказ на билет.

Было совсем темно, когда она подъехала к дому Зака. Грузовичок компании «Зип-Зап» исчез — значит, уборка завершена. В гостиной горел свет. Лорен припарковала машину и вылезла из нее. В окне появилась крошечная фигурка.

На секунду ей показалось, что это Бекки…

Она тряхнула головой и вернулась в реальность — в холодную и жестокую реальность, в которой она больше никогда не увидит Бекки.

Лорен вытерла навернувшиеся слезы и взяла себя в руки. Она достала чемодан из багажника и поплелась к дому. В лицо ей бил колючий снег. Она уже вставила ключ в замок, как вдруг дверь, словно по волшебству, распахнулась.

— Привет, солнышко, — улыбнулась Лорен. — А что, Мириам уже уехала?

— Ага, только вот…

Лорен разделась. В доме пахло жидкостью для чистки мебели с лимонным ароматом.

— Тетя Лорен…

Только теперь Лорен заметила, что девочка бледна.

— Что-нибудь случилось? — всполошилась она.

— Ой, тетя Лорен, ты никогда не догадаешься, что…

— Ты приехала! — прогремел знакомый голос. — Наконец-то!

Лорен повернулась к Заку, но слова замерли у нее на губах. Он, как и Арабелла, явно был не в своей тарелке.

— Что такое? — еще больше испугалась она. — Что-нибудь серьезное?

Он провел рукой по волосам, и Лорен поняла, что он сильно нервничает.

— Не просто серьезное, катастрофа. Кое-кто приехал!

— Кое-кто? Кого ты имеешь в виду? Со стороны лестницы кто-то негромко кашлянул. Лорен посмотрела наверх и различила силуэт женщины на площадке второго этажа. Сначала Лорен не узнала гостью, но потом…

— Бабушка Долли Смит! — выпалила она и едва устояла на ногах от неожиданности.

Пожилая женщина молчала. Тусклый свет люстры бросал тени на ее лицо, но Лорен все же заметила, что Долли ничуть не изменилась те же резко очерченные скулы, прямой аристократический нос, плотно сжатые тонкие губы и близко посаженные черные глаза, пугающие своим зловещим блеском.

— Да, деточка, — прозвучал тихий, бархатный голос. — Это я.

Она спустилась вниз. Теперь-то Лорен смогла наконец хорошенько рассмотреть ее. Нет, она все та же, только когда-то роскошные густые темные волосы слегка поредели и совсем поседели.

Она, как всегда, была в черном, и лишь старинная бриллиантовая брошь в форме диковинного цветка, приколотая к воротнику платья, оживляла мрачный наряд.

Воспитанная в строгих традициях, Долли принадлежала к тому типу людей, которые ставят долг превыше всего. Она безжалостно критиковала людей, нарушавших условности, но сама, когда ей это было необходимо, не считалась ни с какими правилами.

— Лорен, — заговорил Зак, — бабушка Долли Смит только что прилетела из Лос-Анджелеса.

— Очень мило, — буркнула Лорен.

— Я приехала повидать Арабеллу, — заявила Долли, как будто кто-то осмелился бы ей помешать. — Должна сразу заметить, что я против того, чтобы ребенок путешествовал в одиночку. Дитя мое, — обратилась она к Арабелле. — Я хочу поговорить с твоими так называемыми тетей и дядей наедине. Иди в свою комнату и не смей подслушивать, поняла?

Лорен почувствовала, как гнев заполняет все ее существо. Что позволяет себе эта бездушная, эгоистичная особа?! Слова возмущения уже готовы были сорваться у нее с языка, но тут она поймала на себе взгляд Зака.

— Ради бога, не раздражай старую ведьму! шепотом попросил он и громко добавил:

— Арабелла, заинька, не сделаешь мне одолжение, прежде чем уйти к себе? Я приготовил чай. Сходи на кухню, возьми поднос с чайником, молочником, сахарницей и чашками и принеси все это в гостиную, пожалуйста.

— А печенье принести? Тетя Лорен купила восхитительное миндальное печенье.

— Да, печенье — это здорово.

— Я мигом.

— Спасибо, сладкая.

— Всегда пожалуйста, дядя Зак. Арабелла убежала на кухню.

— А мы давайте пройдем в гостиную и поговорим, — угрюмо сказал Зак.

Когда Долли Смит появилась на пороге дома, Заку показалось, что земля уходит у него из-под ног.

— Молодой человек, — женщина сбросила рыжее кожаное пальто ему на руки, — будьте добры, отнесите это в мою комнату. А затем я хочу, чтобы вы приготовили мне чаю, крепкого чаю. В этих самолетах ужасный сервис!..

На секунду Заку почудилось, что она возникла из ниоткуда, что ее принес северный ветер. Он покорно взял ее вещи. «А что я мог сделать? — оправдывался он перед собой. — Не выставлять же ее на улицу, на мороз!..»

Долли уютно устроилась в доме и, похоже, не собиралась никуда уходить. Лорен придвинула большое удобное кресло поближе к камину, и старая леди тут же уселась в него.

Слава богу, Мириам отлично потрудилась — в гостиной не осталось и следа от беспорядка. По крайней мере, сто долларов были потрачены не зря. И что бы сказала Долли, застав здесь утренний кавардак?

9
{"b":"11045","o":1}