ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Первое лицо
Смертельная белизна
Противостояние. 16 июня – 4 июля 1990. Том 1
Слушай песню ветра. Пинбол 1973 (сборник)
30 правил настоящего мечтателя. Практическая мечталогия на каждый день
Владыка Ледяного Сада. Конец пути
Водоворот. Запальник. Малак
А вот и завтра
Вурд. Братья вампиры

— Теперь стоять смирно, — пролаял Хирата. — Это адмирал Хироси Фудзита.

Американцы стояли по стойке «смирно» и смотрели на привидение за столом. У Пороха вскоре заломило поясницу.

К удивлению американцев, мумия обладала даром речи. Снова они услышали безукоризненный английский язык.

— Здравствуйте, джентльмены. Добро пожаловать на корабль его императорского величества «Йонага».

Росс таращился на сморщенного лысого крошечного человечка, и наконец до него дошло: они и впрямь оказались на японском авианосце. Его экипаж, разумеется, целиком и полностью состоит из психов, но тем не менее это исправно функционирующая военная машина. Она находится в полном боевом порядке и представляет собой большую опасность. Приступ ярости, захлестнувшей Росса, быстро утопил все страхи и тревоги.

— Зачем вы уничтожили моих людей? — запальчиво проговорил он, глядя в глаза старичку адмиралу.

На окаменевших устах адмирала изобразилось подобие улыбки.

— Это были обычные военные действия, — услышал Росс фальцет японца. — Если верить сообщениям вашего собственного радио, среди многих других проявлений варварской жестокости по приказу американского адмирала Уильяма Хэлси были уничтожены ни в чем не повинные японские рыбаки.

— Адмирал Хэлси? Уничтожены японские рыбаки? — растерянно повторил Росс.

— Ничего не понимаю, — пробормотал Эдмундсон, оборачиваясь к своему… капитану:

— Молчать! — крикнул Хирата. — Адмирал обращается к старшему офицеру!

— Вот именно, — с сарказмом в голосе произнес адмирал. — Знаменитый рейд Дулиттла восемнадцатого апреля тысяча девятьсот сорок второго года — что это, как не одно из многих оскорблений Сына Неба? Японские рыбаки заметили американский авианосец «Хорнет» в шестистах милях от японских берегов. Хэлси приказал их всех уничтожить. Вы увидели мои самолеты-разведчики. Так что не надо говорить об убийстве невинных, янки.

— Но рейд Дулиттла имел место сорок с лишним лет назад! Америка победила в той войне. Господи, это же плавучий дурдом! — сказал Росс и замолчал, сердито сопя.

Дряхлый адмирал устремил на Росса свои старческие слезящиеся глаза. В них зажегся огонек любопытства.

— Америка победила? Этого не может быть.

— Не может быть? — удивленно переспросил Росс.

— Конечно. Победа Америки означала бы капитуляцию Японии. Но это исключено. Самураи, да будет вам известно, не сдаются никогда. Ни при каких обстоятельствах.

— Прошу прощения, — начал было Росс. — Но…

— Тихо! — в один голос крикнули Хирата и Кавамото. Затем Кавамото добавил: — Разве не видишь, животное, что адмирал еще не закончил свою речь?

Адмирал тем временем кивнул в сторону высокого летчика.

— Это подполковник Сусуми Аосима. Его патруль потопил ваш корабль.

Тут-то капитан Росс полностью оправдал свое прозвище Порох. Издав звериное рычание, он прыгнул на Аосиму. Надо сказать, что, несмотря на свои лета, тот проявил завидное проворство, умело избежав столкновения с разъяренным американцем. Краем глаза Порох увидел сбоку зеленое пятно, после чего на его голову и бок обрушился град ударов. Последовал толчок, и он полетел через стул и врезался головой в переборку. Оглушенный, он рухнул на пол. Затем крепкие руки подняли его, двое матросов заломили ему руки за спину и стояли, готовые снова вмешаться.

— Варвар, грязный подлый варвар! — завизжал адмирал.

— Убийца! — крикнул в ответ Росс. — Мои люди были безоружными. Они не могли оказать сопротивления.

— Молчать! — рявкнул старик-адмирал на удивление громко для своих преклонных лет. — Ведите себя как подобает офицеру, иначе я прикажу заковать вас в кандалы.

Тед Росс уставился на пергаментное лицо адмирала, на котором, как угли, горели узкие глаза. Он прекрасно понимал, что адмиралу ничего не стоит выполнить свою угрозу, и тогда он окажется совершенно беспомощным. В животе у него сжались стальные тиски, губы превратились в песок Сахары.

— Обещаю, что этого не повторится, — с трудом выдавил он из себя. — Слово офицера.

— Слово чести?

— Слово чести, адмирал.

Адмирал кивнул, тотчас же охранники отпустили его руки и отошли на несколько шагов.

— Я хотел бы задать вам несколько вопросов, капитан, — сказал адмирал, — и имейте в виду, что Япония не подписывала Женевской конвенции…

— Я прекрасно знаю, как японцы обращаются со своими военнопленными.

На шероховатом лице адмирала появилось подобие усмешки. Затем он снова сделался совершенно серьезным и спросил:

— Каков статус американских вооруженных сил на Алеутских островах?

— Я не имею никакого представления о том, что там делают военные. Это секретная информация, а я человек гражданский, — сказал Росс. Он не кривил душой. Так, собственно, и было.

— Как называлось ваше судно? Я надеюсь, эта информация не относится к разряду секретной? — осведомился адмирал и сам же хмыкнул, довольный своим остроумием.

— «Спарта».

— Под каким флагом оно плавало?

— Под американским.

— Куда следовало?

— В Теллер, на Аляску.

— Груз?

— Оборудование для нефтяников.

— Расчетное время прибытия?

— Мы должны были прибыть в порт в десять часов этим утром, — угрюмо отозвался Росс. — Боюсь, произошла задержка.

— Прежде чем «Йонага» выполнит свое боевое задание, очень многие суда не сумеют вовремя прибыть в порт назначения, капитан. — Адмирал окинул взглядом каюту, потом, когда его подчиненные отозвались негромким почтительным смехом, снова уставился на Росса, продолжив допрос.

— Вооружение?

— Мы не были вооружены.

Летчик не выдержал и глубоким грудным голосом обиженно возразил:

— Это ложь, адмирал, я видел их трассеры.

— Трассеры! — возмущенно воскликнул Порох Росс. — Это взрывались бочки на палубе. Вы видели горящие обломки и ваши собственные рикошеты. — Возникла пауза, и тогда Росс продолжал с сарказмом в голосе, тыча пальцем в пилота: — Значит, этот ваш человек сказал, что, рискуя жизнью, атаковал вооруженный до зубов военный корабль? — Он презрительно фыркнул и продолжал: — «Спарта» была старой черепахой. Абсолютно беспомощной. Это была учебная мишень.

Адмирал с непроницаемым лицом смотрел то на Пороха, то на Аосиму. Летчик потемнел от ненависти, но не сказал ни слова. Наконец адмирал поднял костлявую руку.

— Хватит, — сказал он. — Не в этом суть — затем он повернулся на кресле, посмотрел на большую карту, висевшую у него за спиной, и, снова приняв прежнюю позу, проговорил что-то по-японски одному из матросов, стоявших позади американцев. В ответ последовала короткая реплика, и Росс услышал, как хлопнула дверь.

Маленькие глазки адмирала снова впились в Росса.

— Где же было ваше сопровождение, капитан?

— Какое еще сопровождение?

— А как же? Во время войны…

— Позвольте мне сказать, адмирал, — почтительно попросил Кавамото и, когда тот кивнул, продолжил: — Наш императорский флот потопил так много кораблей противника, что, возможно, у американцев просто нет кораблей сопровождения.

— Разумеется, — сказал Хирата. — Они, наверное, приберегают свои миноносцы для сопровождения линкоров.

— Если у них достаточно кораблей, чтобы сформировать такой конвой, — сказал Кавамото.

— И если у них вообще остались миноносцы, — добавил Аосима.

Внезапно каюта наполнилась громким хохотом. Кавамото, Хирата и Аосима качались из стороны в сторону, взад и вперед и хлопали друг друга по спине. Старичок адмирал качался на своем кресле и издавал какие-то рыгающие звуки, а старый секретарь тихо квохтал, уставясь в блокнот. Даже рядовые матросы смеялись в голос и шутливо тыкали друг друга в бока и животы.

— Психи, — буркнул себе под нос Росс. — Маньяки-убийцы. Хорошенькая компания…

Внезапно зазвонил телефон. Оборвав свое веселье, дежурный схватил трубку и приложил ее к уху. Он что-то крикнул, и в комнате воцарилось молчание. Затем он и адмирал обменялись возбужденными репликами по-японски. Фудзита мгновенно погасил ликование взмахом руки, что-то пролаял второму дежурному связисту. Тотчас же тот щелкнул какой-то рукояткой, и по всему кораблю вдруг завыли клаксоны. Сразу же за этим раздались гулкий топот сотен ног и хлопанье стальных дверей. Казалось, огромный корабль затаил дыхание, когда сотни вентиляторов вдруг замолчали, перестав гнать воздух.

10
{"b":"1105","o":1}