ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистер Белл, — внезапно заговорил немолодой кэптен. — Давайте вернемся к русским. Можно ли действительно утверждать, что они причастны к инциденту? С какой стати им было топить «Спарту»? Это же грузовое судно, которое перевозило оборудование для нефтяников. Никаких стратегических или тактических грузов на нем не было.

— Верно, кэптен Эвери. Мы предполагаем, что командир русского разведывательного корабля просто спятил и открыл огонь по «Спарте»… Не исключено, что это AGI[13] из Петропавловска.

В голосе Крейга Белла почувствовались нотки уважения к присутствовавшему на брифинге старшему офицеру. Худощавый, со сверкающей лысиной на макушке, с выразительным морщинистым лицом он выглядел таким же древним и таким же вечным, как калифорнийское мамонтово дерево. Ветеран трех войн Мейсон Эвери считался крупнейшим специалистом и по Японии, и по России. Все присутствовавшие знали о его блестящих познаниях, но им еще предстояло узнать его надменный характер.

— Но позвольте, коммандер, — говорил тем временем Эвери. — Я еще могу представить себе калибр семь и семь, но двадцать миллиметров — это уж чересчур. Это совершенно нетипичный калибр для AGI, да и вообще для любого русского корабля. — Он кивнул головой в сторону компьютера. — Может быть, «Четырнадцать два нуля» нам сможет посодействовать?

Белл отдал необходимые распоряжения технику, и снова взоры собравшихся устремились на большой экран, на котором опять проступили зеленые мерцающие строки.

AGI — разведывательное судно ВМФ СССР. 52 единицы. Зоны постоянного патрулирования: Рота (Испания), Холи Лох (Шотландия), Апра-Харбор (Гуам), Чарлстон (Южная Каролина), Гавайские острова. Контролируют запуск ракет с военных кораблей США «Джордж Вашингтон» и «Джордж Мадисон». Часто встречаются в Средиземном море, а также в Тихом океане. Настроены агрессивно. Нередко вклиниваются в американские оперативные соединения. Обычно оснащены радарами типа «Слим нет», «Поп груп», «Топ стир». Не имеют вооружений, кроме класса «Бальзам».

— Посмотрим класс «Бальзам», — произнес Эвери.

AGI, класс «Бальзам». Водоизмещением — 5000 тонн. Дальность действия — 10.000. Экипаж — 233 человека. Скорость — 16 узлов. Радары: «Слим нет», «Поп груп», «Топ стир», «Хеднет А», «Хеднет С», а также «Топ нот». Вооружение: одна 30-миллиметровая ADMG—630, шестиствольный «Гатлинг».

— Это не то, — сказал Эвери, посмотрел на экран еще раз и лишь потом обернулся к Беллу. — Вы упоминали Петропавловск. Почему?

— Потому что, если бы AGI базировались во Владивостоке или на Сахалине, то их бы заметили наши подлодки или АВАКС. Тот, кто атаковал «Спарту» не был замечен радарами.

— Может, это военный самолет дальнего действия, — предположил энсин Бэнкс. — Например, «Туполев»? Они иногда проверяют наши корабли. Вдруг это…

Энсин не докончил фразы, потому что Эвери издал пренебрежительный смешок:

— Дальнего действия, говорите? — хмыкнул он. — Вы, видать, летаете без кислорода, сынок. Нет, у них есть, конечно, свои психи-пилоты, но вот двадцатимиллиметровок нет. Верно я говорю, коммандер, — обратился он к Беллу.

— Верно, кэптен. НОРАД обычно фиксирует все подобные вылеты из Владивостока. Ни один из таких самолетов не спускался ниже, чем на восемь тысяч футов, — сказал Белл с подчеркнутой почтительностью. — Если желаете, сэр, можем посмотреть все технические данные.

— Только на Ту-16, коммандер. Шестнадцатый и двадцать второй очень похожи.

Белл кивнул Де Санто, и опять на экране загорелись зеленые мерцающие строки.

…ТУПОЛЕВ (ТУ) — ШЕСТНАДЦАТЬ. В терминологии НАТО — «Барсук». Макс, горизонтальная скорость на высоте 19700 футов — 535 узлов. Практический потолок: 40350 футов. Размах крыльев — 108 футов. Длина — 114 футов. Колея — 32 фута. Нормальный взлетный вес — 158.730 фунтов. Два турбореактивных двигателя АМЗ Микулина, тяга — 19285 фунтов. Экипаж — от 6 до 7 человек. Вооружение — 3 сдвоенных 23-миллиметровых пушки NR—23. Дальность полета — 4470 миль.

— Ну что ж, — сказал Мейсон Эвери, медленно переводя взгляд с экрана на энсина Бэнкса. — Стало быть, «Туполевы» тут ни при чем, энсин.

На это Бэнкс лишь слегка прищурился и невозмутимо сказал:

— А как насчет ядерной подводной лодки или быстроходного надводного судна? При скорости тридцать узлов агрессор может быть уже на тысячу миль южнее места атаки, вне параметров поиска.

— Ну, чтобы выяснить это, нет необходимости лишний раз беспокоить «Четырнадцать два нуля», — сказал Белл, делая знак технику и заглядывая в блокнот. — Как вам известно, все более или менее важные советские военные единицы постоянно отслеживаются и НОРАДом, и спутниками, и авиацией, и флотом НАТО, и хорошо защищенные компьютеры «Четырнадцать два нуля» в Денвере и Вашингтоне постоянно корректируют поступающие данные и передают соответствующую информацию нашим ракетам — как на подлодках, так и в шахтах. До начала нашего брифинга Де Санто сделал вывод данных. — Он посмотрел свои записи, потом продолжил: — Что касается подлодок, то субмарины класса «Альфа» в состоянии развивать скорость до сорока узлов, что верно, то верно. Но нам удалось обнаружить лишь две такие подлодки в Тихом океане, одна находится у берегов Сан-Диего, а другая — в четырехстах милях восточнее Токио. Есть еще одна «Дельта-1», атомная подлодка с баллистическими ракетами, в двухстах милях севернее Уэйка. Это их новая модель водоизмещением девять тысяч тонн, на которой находится двенадцать баллистических ракет подводного базирования МИРВ,[14] с радиусом действия в четыре тысячи миль. Но она явно не имеет к нам отношения. От Тихоокеанского побережья до Индийского океана в разных точках находятся восемь «Виски», но они тихоходны и опять же не имеют никакого отношения к нашим проблемам. — Белл оторвал взгляд от блокнота. — Теперь о надводных судах. — Он постучал по кафедре пальцем. — Что и говорить, мы не в состоянии держать под контролем все плавсредства на земном шаре. Но вооруженное судно, способное развивать высокую скорость, безусловно, представляет собой особый интерес и попадает в ЗУПВ нашего «Микровака».

— Что такое ЗУПВ? — осведомился Бэнкс.

— Прошу прощения. Это запоминающее устройство с произвольной выборкой. — Энсин понимающе кивнул, а Белл показал на компьютер. — Спасибо за вашу гипотезу, но я думаю, что ни субмарины, ни обычные надводные суда в данном случае не представляют для нас никакого интереса.

— Совершенно верно, — заметил Мейсон Эвери. — Когда мы можем получить заключение от баллистиков?

— С минуты на минуту, кэптен, — отозвался Белл. — Надеюсь, еще до конца нашего совещания.

Словно только и дожидаясь этой фразы, энсин Брент Росс вошел в аудиторию через единственную дверь, прошел по центральному проходу к кафедре, вручил Беллу листок бумаги и, сев в первом ряду, стал ждать, когда его шеф ознакомится с документом.

Белл долго вглядывался в текст. Зрачки его расширились, щеки побагровели, и он стиснул зубы.

— Я… я… — забормотал он и умолк, словно прочитанное начисто лишило его дара речи.

— Крейг! Крейг! — тревожно окликнул его Эвери, вставая с места.

— Нет, нет, все в порядке, кэптен… — наконец заговорил Белл. — Просто здесь приводятся удивительные… да, да, удивительные данные.

— Крейг, прошу вас… — не удержался Эвери.

— Все в порядке, кэптен. — Крейг наконец полностью взял себя в руки. — Баллистическая экспертиза определила, что выстрелы производились снарядами японского производства… — Он замолчал, ибо это сообщение вызвало в зале гул двадцати с лишним голосов. Его взгляд упал на сидевшего с непроницаемым лицом Росса. Потом Белл, вскинув вверх руки, призвал аудиторию к порядку и продолжил:

14
{"b":"1105","o":1}