ЛитМир - Электронная Библиотека

— Подстрелили, Брент?

— Да, да, именно подстрелили! — Он с такой силой стиснул руль, что в тусклом освещении было видно, как побелели костяшки пальцев. Коротко, отрывистым голосом он рассказал о совещании по баллистической экспертизе, о своей теории и о том, как от нее отмахнулись.

— Японские пули, снаряды? — встревоженно отозвалась Памела. — Я об этом и не знала… — Потом мягким тоном осведомилась: — Уцелевшие-то есть?

— Пока никого не обнаружили, — выдавил из себя Брент. — Недалеко от места гибели «Спарты» есть японское рыбацкое судно. И еще американский грузовой пароход идет в тот район из Бристольского залива.

— А что Береговая охрана? Они же патрулируют Берингово море…

— Вчера их корабль «Моргантау» потерял вертолет неподалеку от острова Атту, — сказал Брент, пожимая плечами. — Судно возвращается во Фриско. Ему на смену выходит «Гамильтон». На это уйдет время. А вода там холодная, очень холодная…

Памела поежилась. Потом сказала:

— Но моряков могли подобрать другие суда. Там есть местные рыбаки… Может, их нашли русские.

— Может быть, и так, Пам, — сказал Брент, кивая головой.

— Кроме того, их ищут с воздуха…

— Обломки «Спарты» обнаружил «Локхид Р3С» из Кодиака. Они работают в том квадрате… Осматривают район между островами Холл и Святого Лаврентия.

— Ну и, конечно, вертолет с «Гамильтона» тоже будет кстати. Кроме того, Брент, я слышала, для Берингова моря там сейчас как раз очень даже неплохая погода.

— Это точно, — задумчиво произнес он. — Вообще, зима выдалась» странная, необычно теплая. Я бы сказал даже, что погода в тех местах не просто необычная, она именно странная.

— Странная?

— Ну да. Алеутские острова славились отвратительным климатом — холод, льды, снег. Но сейчас там прямо-таки курорт. Лето там оказалось рекордно жарким, да и зима мягкой, спокойной…

— Значит, можно хорошо провести поисковые работы.

— Да, — сказал он, несколько веселее. — Может, им и впрямь удастся как следует там поработать. — Какое-то время в машине стояла тишина, нарушаемая лишь гулом мотора и шелестом шин по бетону. Затем Брент произнес, обращаясь как бы сам к себе: — Они ничего не желали слышать. Ни коммандер Белл, ни кэптен Эвери. Они решили, что я сошел с ума. Они сами в полном тупике. Одни считают, что это русские корабли из Петропавловска, другие утверждают, что это происки пиратов, которые облюбовали себе укромное местечко на Камчатке и пользуются старыми японскими пулями и снарядами. — Он выразительно постучал себя по лбу и замолчал.

— Пираты? Петропавловск? Где, черт побери, находится этот Петропавловск?

— Небольшой порт почти на самом кончике Камчатского полуострова. Русские проводили там работы по углублению дна. Эвери считает, что там могут стоять корабли водоизмещением пять тысяч тонн. — Презрительно фыркнув, Брент добавил: — Держи карман шире.

— Но вы изложили им вашу теорию?

— Да.

— А вас подняли на смех?

— Совершенно верно.

Снова наступило молчание, снова был слышен лишь рокот мотора. Затем медленно Памела спросила:

— Вы считаете, что японские «Зеро» могли и в самом деле устроить все это?

— И вы тоже надо мной смеетесь?

— Ни в коем случае!

Брент убрал руку с руля, почесал подбородок сжатым кулаком и сказал:

— Сразу после совещания я провел кое-какие исследования. — Памела кивнула, и он продолжал: — «Зеро» — необычный самолет: маневренный, спокойно делающий триста тридцать узлов и с большой огневой мощью. В начале сороковых в мире не было самолета, который мог бы противостоять «Зеро». Они хозяйничали вовсю. Во время их первой боевой операции над Чунцином в августе сорокового года они уничтожили все китайские самолеты. Они расправлялись и с ИЛами, и с Р—40.

— Там были ИЛы и Р—40?

— Да, на большинстве китайских самолетов летали русские и американцы. И, между прочим, неплохо летали. Американцы входили в АДО под командованием Шено.

— АДО? Это Летающие Тигры?

— Да. АДО — это Американский добровольческий отряд. Там собрались настоящие профессионалы. Но даже им оказалось не по силам сражаться с «Зеро». — Брент аккуратно переключил передачу. — Но главное у них — это дальность полета. «Зеро» могли брать две тысячи галлонов горючего. По сегодняшним стандартам, это, конечно, не Бог весть что, но тогда это было здорово. Но с помощью их двигателя «Сакаэ» — девятьсот двадцать пять лошадиных сил и две тысячи оборотов в минуту — и на бедной смеси «Зеро» может находиться в воздухе до десяти часов, делая по сто двадцать узлов. При благоприятном ветре, дальность полета может достигать тысячи ста миль… Вы меня понимаете?

— Пытаюсь.

— Я это ценю, Пам. Это, конечно, может показаться абсурдным, но уж, по крайней мере, не намного абсурднее, чем Петропавловск, пираты и снаряды калибра двадцать миллиметров. — Помолчав, Брент внезапно воскликнул: — Нет, это все чистой воды безумие! Пам, скажите честно, я псих?

— Нет, нет, Брент. — Она положила руку ему на плечо. — Успокойтесь, Брент, у вас светлая голова, и вы все хорошенько обдумали, правильно я говорю?

— Да.

— Ну так где же база этих мерзавцев?

— На Чукотке. Оттуда рукой подать до места катастрофы.

— Чукотка? Прошу прощения, Брент, но я специалист по шифрам. Моя область — криптография. А вы говорите о сферах, где я ничего не понимаю.

— Чукотский полуостров вклинивается в Берингово море, — начал пояснения Брент, — это часть Сибири…

— Ну да, — сказала Пам, — Чукотка подходит к самой Аляске. Между ними расстояние всего ничего…

— Да. Каких-нибудь пятьдесят миль. Причем уже за Полярным кругом. В основном там голая тундра. Места практически безлюдные. Эти японские фанатики вполне могли там находиться очень долго, и никто не заподозрил бы об их существовании.

— Но тогда потребуется содействие русских… Иначе будет трудно выяснить, так ли это на самом деле.

— Черта с два они пойдут навстречу! — буркнул Брент, потом вдруг просиял: — Стало быть, вы не считаете, что я законченный псих?

— Нет, — сказала Памела Уорд и весело рассмеялась. — И вообще пора обедать. Вперед! — воскликнула она и показала рукой туда, где мерцали огоньки столь полюбившегося им ресторанчика.

— Ну как, отошли немножко, Брент? — осведомилась Памела, накрывая своей ладонью очень незначительную часть его руки.

— Не мешайте мне, женщина, — с улыбкой отозвался он. — Мои пищеварительные соки должны полностью сосредоточиться на здешнем буйабезе, лучше которого нет рыбного блюда по эту сторону горы Олимп. Нам позавидовал бы сам старик Зевс. — Тут улыбка исчезла с его лица, глаза сузились. — Но у бедняги Зевса не было богини, достойной сравниться с вами. — На какое-то мгновение они утонули в глазах друг друга. Он проклинал стол, ставший преградой, мешавшей ему обнять ее, прижать к себе. Он поднял пустой бокал и сказал: — Еще один «май-тай», и нас посетит райское блаженство, и мы окажемся в лучшем из миров.

Памела улыбнулась. Ей было приятно, что у него повысилось настроение.

— Да вы философ и поэт, — шутливо заметила она. — Я и не подозревала в вас подобные таланты.

— У меня много разных талантов, — сказал он с какой-то неожиданной решимостью в голосе. Он повернул руку так, что его пальцы сомкнулись на ее запястье, словно щупальца какого-то хищного плотоядного, и поползли выше, выше, отчего у Памелы по телу пробежал озноб. — Возможно, — продолжал Брент, — настанет время, когда нам удастся проверить, кто из нас на что реально способен.

— Брент, держите себя в руках, — с улыбкой отозвалась Памела. — Я не хочу разыгрывать из себя первокурсницу, но не забывайте — мы знакомы всего-навсего два Дня.

— О Господи! — простонал Брент, уставясь в стол. — Ладно. Еще парочка этих, — он кивнул на бокал, — и я отвезу вас домой. Договорились? — спросил он, глядя ей в глаза. В его голосе появилось железо.

— Договорились, договорились, — сказала она, и кончики ее губ поползли вниз. — Брент! — окликнула она его после небольшой паузы.

16
{"b":"1105","o":1}