ЛитМир - Электронная Библиотека

Бэнкс напрягся. Памела и Брент Росс недоуменно переглянулись.

Белл громко прокашлялся.

— Мы собрались, чтобы обсудить проблему русского самолета, который исчез в северной части Тихого океана.

— Похоже, он потерпел аварию, — спокойно отозвался Брент Росс, не дожидаясь, пока выскажется Эвери. Как это было принято во всех разведывательных службах земного шара, РУ ВМС США поощряло свободный обмен мнениями по поводу тех или иных возникавших проблем. Идеи и гипотезы предлагались, обсуждались и либо принимались, либо отвергались независимо от звания тех, кто их выдвигал.

— Похоже, Брент, — согласился Белл. — Судя по всему, это был «Туполев-шестнадцать» или «двадцать два». Многие из них такие же старички, как и наши В—52.

— Им уже четверть века, коммандер, — доложил Росс.

— Правильно, Брент. Короче, машина не из самых надежных. Однако русские пока не сделали никакого заявления. Но они обычно в таких делах не проявляют спешки.

— Они не доверяют даже своим собственным людям, — мрачно сказал Брент.

— Это точно, — опять согласился Белл. — Иногда у них уходит два дня только на то, чтобы подтвердить факт потери их гражданского судна.

— Они должны были получить сигнал от этого самолета, — сказал Брент.

— Это не имеет значения, — отозвался коммандер. — Вы же знаете: они подозрительны, методичны и очень, очень осторожны, особенно, когда дело касается военных проблем. Много ли мы с вами знаем о том, что делают их войска в Афганистане? Много ли знают об этом в России?

— Они знают одно: война порождает трупы, — сказала Памела.

— Не более того, — кивнул ей Белл. Пока мы лишь подозреваем, что один из русских самолетов исчез с экранов и их собственных радаров. Они выслали два самолета из Владивостока, и радиообмен усилился. Мы имеем основания полагать, что «Туполев» по каким-то причинам потерпел аварию.

— Новая и ценная информация, — заметил Эвери.

В этот момент на столе у Белла зазвонил телефон. Коммандер снял трубку. После короткого обмена репликами, он закончил разговор кратким: «Отлично». Затем он бросил трубку на рычаги, обвел взглядом присутствующих и сказал:

— Окончательное подтверждение от НМО. Наши станции слежения в Японии не зафиксировали возвращавшегося во Владивосток самолета.

Мейсон Эвери поморщился и обернулся к Памеле:

— Есть какие-нибудь успехи в расшифровке их последнего сообщения?

— Они пользуются новым кодом, — ответила Памела.

— Они передавали и с помощью скремблера, и кодом, — пояснил Белл, поворачиваясь к капитану Эвери. — По сведениям ЦРУ, это новая система «Голубой песец». Мы пытаемся расколоть шифр…

— Они передали семьсот двадцать буквенно-числовых знаков за четыре минуты, — сказала Памела. — И больше ничего не повторяли.

— Значит, групп не выявлено?

— Нет, — ответила Памела. — Совершенно очевидно, что у нас нет пока текстовых моделей. Мы еще в первой стадии. Обрабатываем все это через известные нам шифры и коды на «Четырнадцать два нуля», что, конечно, позволяет нам действовать с большой скоростью…

— Ничего не понимаю, — буркнул Эвери. — Если сообщение зашифровал один компьютер, то другой компьютер может его расшифровать… — Затем он с презрительной усмешкой произнес. — Вам, видать, лейтенант, нужно нечто вроде Розеттского камня,[27] не иначе.

Памела Уорд в упор посмотрела на кэптена Эвери и ледяным тоном ответила:

— Нас интересует вовсе не последовательное сложение, кэптен, мы ищем ключи к шифру. Но, как вам, наверное, известно, сложности при этом растут по экспоненте со всеми вытекающими последствиями.

— Тем не менее эта задача не из разряда неразрешимых?

— Кэптен, — продолжала Памела. — «Голубой песец» — многоалфавитный шифр с неизвестными нам незаполненными «окнами». Они добились экспоненциальной многовариантности, компьютеризовав систему генерации ключевых чисел. Собственно, компьютер величиной с транзисторный приемник, подключенный к телетайпу или скремблеру, может создать экспоненциальную систему порождения ключевых чисел.

Брент увидел остолбеневшее лицо у Бэнкса и улыбнулся. Он перевел взгляд на Памелу. Она, напротив, сохраняла непроницаемое выражение. «Что за женщина, — подумал он. — Что за женщина!»

— Вы хотите сказать, что мы проиграли? — раздался голос Мейсона Эвери.

— Ни в коем случае, кэптен, — с нажимом ответила Памела. — Я лишь хотела сказать, что для этого потребуется время. Вот и все.

— У нас нет времени, лейтенант, — буркнул Эвери.

У Памелы расширились зрачки. Она сказала:

— С вашего разрешения, коммандер, — она посмотрела на Белла, не обращая внимания ни на кэптена Эвери, ни на протокол, — я вернусь к исполнению моих обязанностей. — Памела встала.

Белл нервно кашлянул и, посмотрев на каменное лицо кэптена, пробормотал:

— Да, да, конечно.

Специалист по шифрам тотчас же удалился. Тут заговорил кэптен Эвери:

— У нас нет кораблей или самолетов в районе, где в последний раз был замечен русский самолет?

— Нет, сэр, — покачал головой Белл. — Он встал, подошел к огромной карте Тихого океана, ткнул пальцем в какую-то точку. — НОРАД отмечает, что последний контакт имел место вот здесь. Примерно сто семьдесят два градуса восточной долготы, пятьдесят градусов северной широты.

— В этом районе есть самолет АВАКС? — спросил Эвери.

— Нет, кэптен, — сказал Белл, возвращаясь от карты к своему столу.

— Когда исчезла «Спарта», в Беринговом море находилось два японских китобойца. Береговая охрана проверила и тот, и другой, но так ничего и не нашла. — Белл подался чуть вперед. — Этим бы и дальше занималась Береговая охрана, если бы не проблема снарядов японского образца, короче, начальство хочет, чтобы ВМР возглавляла это расследование.

— Ну, да. У Вашингтона и так забот полон рот, — иронически сказал Эвери. — Каддафи мутит воду в Средиземном море, аятолла Хомейни норовит покакать в Персидский залив, а русские накаляют страсти во всех остальных горячих точках… Значит, тут нам предоставлена полная инициатива, так, коммандер?

— Так, сэр, — сказал Белл. — Это наш ребеночек, и они очень хотят получить от нас отчет к седьмому декабря.

— Мы усилили патрулирование в Беринговом море, сэр? — осведомился Бэнкс.

— Береговая охрана и так уже работает с полной выкладкой, — но военно-морские силы отправили к месту катастрофы ARS—46 и еще два дополнительных патрульных «Ориона».

— Поисково-спасательная операция, — сказал Бэнкс.

— Так точно, энсин, — кивнул Белл. — НМО… нет, бери выше, госдепартамент вступил в контакт с Москвой и пытается добиться разрешения на проведение разведывательных полетов над Камчаткой и Чукоткой.

— Так они и разрешат, держи карман шире! — презрительно фыркнул Эвери.

— А как насчет спутникового наблюдения? — поинтересовался энсин Бэнкс.

Белл покачал головой.

— Секретная, хорошо замаскированная база вряд ли может быть обнаружена со спутников. Вашингтон исключает такой вариант.

— А как же теплоизлучение? — не унимался молодой летчик. — Спутники в состоянии это зафиксировать. Такая база должна выделять значительное количество тепла.

— Исключено, — отозвался Белл. — В тех краях слишком активны вулканы. Сенсоры не улавливают различия между такими источниками тепла. Кроме того, Вашингтону нужно заниматься и другими кризисными ситуациями. — Он развел руками.

— Весь мир бурлит как паровой котел, — пробормотал Эвери. — Вашингтону не усидеть на крышке. Вот мы и отсасываем пар из заднего клапана.

— Под названием «пираты», — внезапно проговорил Брент, до этого сохранявший полное молчание.

Эвери сверкнул глазами и злобно спросил:

— У вас есть нечто более впечатляющее, энсин? Например, самолеты «Зеро»?

Брент был готов принять вызов.

— Чем «Зеро» хуже пиратов или безумцев, кэптен? — невинным голосом осведомился он.

Мейсон Эвери хмыкнул. Пожал плечами. Затем выставил вперед ладони в знак смирения.

34
{"b":"1105","o":1}