ЛитМир - Электронная Библиотека

Энсин Росс не раз видел ее и раньше: то за столом в шифровальном отделе, который она возглавляла, то в столовой в обществе старших офицеров. Брент отдавал ей честь, сталкиваясь у входа в здание РУ ВМС,[4] но они никогда не разговаривали.

— Вы правы, — говорила между тем Памела Уорд, заглядывая в блокнот у себя на коленях. Это не курс, не пеленг и, насколько я могу судить, не позывные русских. Правда, я имею дело с их шифрами, а не с открытой связью… Мое дело — канал «Песец».

— Да, открытый эфир — не ваша специфика, — кивнул Белл. — Но Сэмпсон перекинул это нам… У вас есть какие-нибудь догадки, что это все-таки может быть?

— Чтобы расколоть этот орешек, надо потрудиться, — сказала Памела, отрываясь от блокнота и постукивая по нему пальцами. — Восемь слов, четырнадцать букв. Семь повторяются. Я, конечно, могу разбить это на случайные пятерки и обработать по программе известных шифров и кодов. Могу проверить на последовательное сложение или умножить сегодняшнее ключевое число на обычные десять позиций и возвести в третью степень. Если повезет, то мы получим текстовые отрезки. Но вы понимаете, что число вариантов и перестановок колоссально и растет по экспоненте…

— Разумеется, — отозвался Белл.

Лейтенант Уорд показала на компьютер в углу на подставке за столом Белла и сказала:

— Наши компьютеры СВС—16 недостаточно сильны. Мне бы хотелось подключить к работе и «Четырнадцать два нуля».

«Диоды, транзисторы, микрочипы, — пронеслось в голове у Брента. — Не женщина, а ходячий компьютер». Он не выдержал и пробурчал себе под нос:

— Какая жалость!

— Что вы сказали, энсин? — спросил Белл.

— Нет, нет, ничего, коммандер.

Белл повернулся к Памеле Уорд и, махнув рукой, сказал:

— Нет, я просто хотел слышать ваше мнение, вот и все. Совершенно нет никакой необходимости использовать «Четырнадцать два нуля». НМО[5] и так считает, что мы слишком много им пользуемся. Я не хочу, чтобы Пентагон устроил мне нагоняй. У нас и так новый офис, — он махнул рукой. — Тринадцатый[6] предоставил нам отличное помещение «Терминал девяносто один». Нет, это какая-то неуместная шутка, и, вообще, военно-морская разведка тут ни при чем. Ума не приложу, почему вдруг Сэмпсон отправил нам этот улов. Похоже, он все-таки совсем спятил там, в Номе. Слишком долго жил… без, так сказать, тепла и внимания… — Белл пожал плечами и умолк.

Впервые за все это время Памела улыбнулась.

— Поскольку это первое донесение такого рода, я все-таки поставлю в известность наших радистов, разведчиков и криптографов. Если русские придумали что-то новенькое, мы сможем обнаружить текстовые отрезки с повторением даже и на нашем СВС—16.

— Очень разумно, — одобрительно отозвался Белл.

— Прошу прощения, сэр, — с неожиданным напряжением в голосе произнес Брент Росс, после чего круглые глаза Белла удивленно уставились на энсина. Повернула голову в его сторону и Памела Уорд, словно впервые обратила внимание на его присутствие. На ее губах появилась легкая улыбка, вызвавшая у Брента чувство досады. Как правило, женщины реагировали на его присутствие в диапазоне заинтересованности, простиравшейся от желания пригласить на чашку кофе до стремления затащить в постель. Но эта девица устроена иначе! В ее глазах было равнодушие. С тем же видом она могла рассматривать кусок ростбифа. Брент откашлялся и сказал:

— У меня есть идея, которая может показаться несколько надуманной.

— Надуманной, мистер Росс? — отозвался Белл, подаваясь вперед. Памела, со своей стороны, откинулась на спинку кресла, придерживая руками блокнот. На ее лице отразился легкий интерес постороннего наблюдателя.

— Возможно, она покажется слишком смелой, даже абсурдной, — продолжал Брент. — Но, пожалуйста, выслушайте ее, сэр, потому что чутье мне подсказывает: в этом может быть что-то разумное.

Круглые глаза за стеклами очков с любопытством остановились на молодом человеке.

— Ну что ж, выкладывайте, что там у вас, энсин, — сказал Белл.

— Это в определенной степени связано с моим отцом, — начал было Брент, но Белл перебил его.

— Я, кстати сказать, с ним знаком. Это человек-легенда. — В голосе начальника Брента послышалось явное уважение. — Но какое отношение имеет к этому Порох Росс?

— Порох Росс — ваш отец? — осведомилась Памела Уорд, глядя на Брента с новым интересом.

— Да, — сказал тот, переводя взгляд на девушку. — Видите ли, сэр, — продолжал он, снова посмотрев на Белла. — Отец рассказывал мне о войне и о самолетах…

— Понятно, энсин, — отозвался Белл. Слова Брента явно вызвали в нем любопытство — его глаза сузились, а лоб наморщился. — Но какое отношение имеет вторая мировая война ко всему этому? — он помахал листочком с радиограммой. Лейтенант Памела Уорд выпрямилась в кресле и не спускала глаз с молодого человека.

— Зеро, зеро, зеро, — произнес Брент. — Все говорит о том, что это никакой не курс, не пеленг, так?

— Что же это, по-вашему, энсин?

— Тип самолета!

— Вы полагаете, речь идет о самолетах?

— Разумеется, это лишь гипотеза, сэр. Вероятность… Но нельзя упускать из виду и вторую часть сообщения: «нас атакуют».

Коммандер откинулся на спинку кресла, его сотрясал смех. Памела Уорд, напротив, молчала и смотрела на Брента прищурившись. Росс поджал губы, на щеках его появился румянец.

— Вероятность, гипотеза, — произнес Белл. — Хороша гипотеза. Это же просто фантастика. — И затем тихо, словно стараясь убедить самого себя, он сказал: — Нас атакуют японские самолеты? Но это же невозможно! Вы просто шутите, энсин Росс! Какой-то псих напился до чертиков и выдал в эфир эту идиотскую радиограмму. Вместо нулей он сказал «зеро»! Очень остроумно, — он помолчал и, поглядев в потолок, сказал: — Нет, это все ерунда. Какие тут истребители времен второй мировой войны!

— Но, сэр, ничего невозможного или невероятного в этом нет. Известно, что некоторые фанатики-японцы продолжали воевать и после капитуляции Японии, — в голосе Росса послышалось больше уверенности.

— Знаю, я все прекрасно знаю. Но поймите, юноша, вы же говорите о самолетах! Откуда тут могут быть те старые «Зеро»? Сигнал бедствия был передан пять часов назад, а со дня окончания войны прошло три с лишним десятилетия! Так-то, мистер Росс. Жаль, что вам не пришло в голову ничего более… так сказать, рационального.

— Прошу вас выслушать меня, сэр, — молодой человек говорил так серьезно, что Белл перестал смеяться, поставил локти на стол, положил подбородок на ладони и внимательно уставился на Росса. Тот же подался вперед и, сверкая своими голубыми глазами, заговорил:

— Мой отец сражался против японцев несколько лет… «Зеро, зеро, зеро… нас атакуют». Это вполне может быть сигнал бедствия времен второй мировой войны.

— Неужели вы всерьез верите, что такое возможно! — сердито заговорил коммандер. — Вы отдаете себе отчет, что вы тут городите? Нет, это просто невероятно! Японские истребители. Авианалет! — Он обернулся к Памеле Уорд, которая смотрела на него, не выказывая никаких эмоций.

— Это «Мицубиси А6М2», — гнул свое молодой человек.

— Знаю, энсин, знаю. Я изучал историю второй мировой войны. Я тоже кончал академию. — Он побарабанил пальцами по столу и, глядя в глаза Россу, произнес: — Вот что я хочу вам сказать, мистер Росс…

— Слушаю, сэр.

— Вы были правы.

— Прав?

— Да. Ваша гипотеза абсурдна. Нет, она просто смехотворна! Я испытываю глубочайшее уважение к вашему отцу, но, возможно, он слишком много рассказывал вам всяких военных историй… — Пальцы Белла продолжали выбивать барабанную дробь. — Вы мой помощник, у вас хорошие перспективы… Короче, я хочу заключить с вами соглашение.

— Соглашение?

— Да. Если вы забудете об этих истребителях, я забуду о том, что вы тут наговорили.

4
{"b":"1105","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Безмолвные компаньоны
Кафе маленьких чудес
Принца нет, я за него!
Новые правила деловой переписки
Лонгевита. Революционная диета долголетия
Счастливый год. Еженедельные практики, которые помогут наполнить жизнь радостью
Президент пропал