ЛитМир - Электронная Библиотека

Фудзита показал рукой на дверь в свою каюту и сказал Россу:

— Прошу, капитан. Вы будете присутствовать при рапорте подполковника.

— Зачем?

— Вы не обладаете правом задавать вопросы, капитан, — холодно заметил Фудзита.

Когда Тед двинулся к двери, заметив, что его охранники беспечно поглядывают по сторонам, он понял, что по-прежнему необходим японцам как посторонний свидетель их триумфа. Его присутствие льстило их самолюбию, подчеркивало грандиозность победы. Более того, он был их враг. Заклятый враг, который успел дать им бой — и словами, и кулаками. И он убил одного из них. Для многих из них, и в первую очередь для Симицу, он представлял собой вызов, угрозу. То, что следовало поскорее уничтожить. «Никогда!» — подумал презрительно американец и вошел в каюту.

— Уничтожен авианосец. Один линкор, скорее всего «Нью-Джерси», потоплен, — говорил Симицу, стоя перед столом адмирала. Росс посмотрел со своего места на худое лицо с близко поставленными глазами, вокруг которых кожа была очень чистой. Эта чистота напоминала о том, что еще недавно кожу тут защищали те самые очки, которые теперь летчик держал в руках. Росс вдруг еще раз подумал, до чего же похож этот японец на насекомое.

— Хищное, мерзкое насекомое, — невольно вырвалось у него, и Симицу, не поворачивая головы, спросил:

— И вы способны раздавить ногой это мерзкое насекомое, капитан?

— Хоть сейчас! — прошипел Росс и встал со стула.

— Капитан! — воскликнул Фудзита. — Неужели мне опять нужно вам напоминать, что мы можем успокоить вас с помощью кандалов, если вы не в состоянии держать себя в руках?

Какое-то мгновение Росс стоял неподвижно. Кавамото, Хиронака и связисты смотрели на него с изумлением. Росс почувствовал, что у него так ломит глаза, что они вот-вот выпрыгнут из орбит. Затем, сделав жест в сторону Симицу, он сказал:

— Я полагаю, бусидо не воспрещает боевому командиру выяснить отношения с чужеземцем в личном поединке. — Симицу обернулся к Россу, и в глазах его зажглось нечто похожее на любопытство. — Или же, — продолжал Росс, — уважаемый летчик будет продолжать лихо лавировать, как это делают истребители?

— Я никогда не пытался избегать выяснения отношений с вами, капитан, — холодно заметил Симицу. — Просто всему есть свое время. Время воевать, время жить и, как я надеюсь, вы скоро поймете, время умирать.

— Достаточно, — перебил его Фудзита. — Вы выясните ваши отношения, но когда я сочту это возможным. Пока что прошу вас продолжать.

— План «Z» сработал превосходно, — сказал Симицу, обращаясь к адмиралу. — Мы быстро нейтрализовали аэродромы. Противник оказался застигнут нами врасплох и был не готов принять ответные меры. Как мы и предполагали, продвижение на малой высоте не позволило им воспользоваться их радарами.

— Но мы понесли тяжелые потери, — заметил Фудзита.

— Да, адмирал. Многие самураи попали сегодня в храм Ясукуни.

— Как Араки? Что случилось с Тойофуку?

— Араки погиб смертью героя, адмирал. Он направил свой самолет на авианосец. Три самолета его группы последовали его примеру. Это сыграло решающую роль. Авианосец превратился в вулкан.

Адмирал словно смаковал каждое услышанное слово. Затем спросил:

— А что Тойофуку?

— Неизвестно, адмирал. Он пропал без вести. Его самолет сбили или автожиры, или новые сверхскорострельные зенитки «Нью-Джерси».

— Они стреляли быстро? — переспросил адмирал.

— Быстро, но не очень долго. — Эта реплика Симицу вызвала легкий смех.

— А что их истребители? — спросил адмирал, стискивая кулаки так, что побелели суставы. — У них действительно имелись эти самые «Сайдвиндеры»?

— Нас атаковало четыре истребителя. Они использовали особые снаряды, но наши осветительные ракеты отвлекли их.

— Отлично, — старик откинулся на спинку стула, сложил руки на груди. — Значит, все вышло именно так, как мы и ожидали.

— Да, адмирал. Машины противника отличались хорошей скоростью, но маневрировали так себе. Лейтенант Сегемицу и пять самолетов его звена пошли на таран и уничтожили все четыре машины противника. Ни одна не уцелела.

— Потрясающе, потрясающе, Масао! — воскликнул адмирал, затем добавил: — Вам, наверное, пора провести разбор полета с вашими людьми. Можете быть свободны.

Симицу отдал честь, повернулся и, оказавшись у самой двери, бросил на американца взгляд, полный ненависти.

— Капитан второго ранга Кавамото, — сказал адмирал. — Через час представьте мне отчет о состоянии нашего авиаотряда.

— Есть, адмирал, — сказал Кавамото и встал, готовый тоже покинуть каюту.

— Кроме того, — сказал адмирал, вручая ему желтый листок, — лично вручите это нашему радисту, и пусть он передаст текст на частотах военно-морского императорского флота.

— Нити в радиолампах старые, очень хрупкие, адмирал, — заметил Кавамото.

— Как и наши кости. Но несмотря на это, сегодня мы нанесли страшный удар по Перл-Харбору.

Японцы рассмеялись. Адмирал же обернулся к Россу.

— Возможно, вам интересно, капитан, что содержится в этом сообщении. «Йонага» покорил гору Нитака. Да здравствует император!»

Каюту огласилась криками «банзай!», Росс смотрел на этих людей отстраненно, словно инопланетянин. Он не мог понять, что с ним происходит. С уходом Симицу угасла и его ненависть. Теперь же любопытство снова постепенно вытеснило все прочие чувства. Как ни странно, несмотря на то что сегодня японцы разбомбили Перл-Харбор, он совершенно спокойно сидел и смотрел, как переговариваются эти сумасшедшие.

Адмирал поднял вверх руки, и сразу наступила тишина.

— Можете идти, — сказал он Кавамото, который отдал честь и удалился. Фудзита обратился к одному из связистов:

— Мацутоэ, свяжитесь с радиорубкой. Пусть добавят к моему сообщению следующее: «На „Йонаге“ в качестве военнопленного находится капитан Тед… вернее, Теодор Росс». — Старик посмотрел на американца с какой-то неожиданной теплотой.

— Благодарю вас, адмирал. Мой сын будет рад услышать эту новость.

Старик откинулся на спинку.

— У меня много дел, капитан. — Он нажал кнопку. — Появился матрос. — Вызовите охрану капитана. — Затем он сказал уже самому Россу: — Вас отведут в вашу каюту. Я же вызову вас попозже.

— Очень хорошо, адмирал, — сказал Росс и поднялся со стула.

Четыре часа спустя Росса снова вызвали к адмиралу. Старик был у себя в каюте один. Недавнее воодушевление исчезло.

— Передатчики испорчены, капитан, — мрачно сказал он. — Кавамото был прав насчет ламп. Связь нам удавалась лишь урывками. Даже наши приемники не работают. — Он посмотрел на свои ладони и добавил: — Возможно, ваш сын так и не узнал о том, что с вами все в порядке.

— По крайней мере, спасибо за ваши старания, — сказал Росс. — Ему снова стало любопытно, почему в присутствии этого человека он находится в таком странном, почти гипнотическом состоянии. — Вне всякого сомнения, ваш корабль запеленговали, и в настоящее время над ним кружат американские бомбардировщики. Причем так высоко, что вы не в состоянии ни видеть, ни слышать их.

— Мы их видим. Восемь машин на высоте двадцать тысяч метров. Слишком высоко для наших «Зеро».

— «Зеро»?

— Конечно, капитан. У нас еще есть двенадцать «Мицубиси», способных выполнять боевые задания. Три из них постоянно находятся в воздухе.

— Они не должны связываться с бомбардировщиками, — глухо сказал Росс, на что адмирал мрачно ответил:

— Путь снизятся, когда захотят атаковать нас, тогда посмотрим, кто кого.

— Это вовсе ни к чему, адмирал. У них слишком смышленые бомбы.

— В каком смысле?

— Самонаводящиеся на цель, адмирал. Главное, чтобы ваш корабль попал в прицел, а там уж срабатывает система наводки, и бомбы ложатся точно, куда следует.

— Почему же они тогда не нанесли удар?

Росс немного помолчал и задумчиво сказал:

— Возможно, у них есть инструкции дать кораблю возможность продолжать плавание. Вас запросто могли уничтожить еще несколько часов назад ракетным залпом с подводной лодки или с сухопутной базы. — Он помрачнел и добавил: — Возможно, какой-нибудь американский авианосец получил приказ перехватить вас и попрактиковаться на вашем корабле. Его самолеты превратят «Йонагу» в хорошую учебную цель.

72
{"b":"1105","o":1}