ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей
Ледяной укус
Мы из Бреста. Путь на запад
Обжигающие ласки султана
Женщина справа
Профиль без фото
Ледяная Принцесса. Путь власти
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией

— Нет, мы совсем офигели! Какого хрена мы тут делаем? Какого дьявола гоняем эту дребезжащую дуру над морем? Зачем ищем раздолбаев-рыбаков? Надрались, небось, до чертиков, и дрыхнут себе в пещере с тюленями…

Последняя реплика заставила усмехнуться второго пилота, дюжего молодого негра энсина Тайрона Джонса:

— Первый раз в жизни ты прав, белый хозяин. Тюлени и то лучше, чем здешние бабы.

— Еще бы! Тюлени хоть купаются. — Ливайн щелкнул тумблером переговорного устройства. — Эй, как ты там, Девис? — обратился он к третьему члену экипажа.

Механик Тим Девис, прижатый к откидному сиденью задвижной дверью вертолета, которая была закреплена в открытом положении, как всегда делалось во время поисково-спасательных полетов, откашлявшись, сказал:

— Все в порядке, лейтенант, если, конечно, не считать сущего пустяка!

— Что там у тебя? — буркнул Ливайн.

— Левое яйцо.

— Ну, что с ним?

— Отмерзло и отвалилось, лейтенант.

— Отлично. Стало быть, ты теперь легче на одну унцию, — Ливайн снова щелкнул тумблером переговорного устройства, обратившись к Джонсу: — Ну, а что подсказывает тебе волшебная шкатулочка? Где эти сволочи-алеуты?

Джонс глянул на мерцающий красноватый экран компьютера, подключенного к Лорану.

— Истинный два-семь-восемь. Дальность тридцать миль…

— Ползем, стало быть, правильно?

— Правильно, босс.

— Только мы не знаем, есть ли у этих жоп радарный отражатель, верно?

— Верно, хозяин, — сказал Джонс, глянув на прикрепленный к колену планшет. — Сегодня ты что ни скажешь — все в самую точку. Мы увидим их жестянку невооруженным глазом.

— Черта лысого, — буркнул Ливайн. — А впрочем, кто знает… Как говорится, бабушка надвое сказала. Вдруг и повезет. Ладно, продолжай наблюдение, — Ливайн посмотрел на остров, который проплывал под ними в каких-то нескольких сотнях футов. — Ну и ну. Прямо как могильный камень, — заметил он, впрочем, не выказывая особых эмоций.

— Так оно и есть, белый хозяин, — кивнул Тайрон Джонс. — Еще с той войны тут валяются сотни японских скелетов.

— Знаю. Говорят, тут шныряет старик японец… капитан вроде, так он все ищет эти кости.

— Зачем? Он что — охренел? Почему бы им не оставить в покое мертвецов? Воевали, воевали за эту чертову дыру…

Ливайн пожал плечами и сказал:

— Они сжигают кости, а пепел помещают в белые шкатулочки, которые везут домой, в Японию. А потом помещают их в храме. Считается, что так покойники попадают на небеса. В японский рай, так сказать…

Чернокожий посмотрел вниз, на остров, и буркнул:

— А по-моему, Сол, это все хренотень. Такая же долбаная глупость, как и твой обрезанный член.

Лейтенант улыбнулся краешком губ. Ему нравилось летать с этим чернокожим грубияном. Одинокие, полные обид и страхов, эти двое игнорировали третьего члена экипажа и пользовались отгороженностью кабины вертолета от внешнего мира для того, чтобы всласть поиздеваться друг над другом. Подобные выходки доставляли им странное удовольствие. Причем они проделывали это именно в своей холодной, грохочущей машине, во время длинных унылых полетов, когда усталость и напряжение брали свое. На земле они вели себя совсем иначе.

— Эй, белый хрен! Наш радар что-то заприметил, — сказал второй пилот и быстро добавил: — Нет, эта мамочка великовата для рыбацкой посудины.

— Успокойся, Братец Кролик. А то сблюешь всей съеденной с утра требухой. Твое дело давать мне пеленг, а не рассуждать, у кого какие размеры.

— Два-восемь-ноль. Восемьдесят миль.

— Восемьдесят миль. Долбать твою мать! Только эти алеуты-разгребаи могут заплывать так далеко. Это же половина расстояния до Командоров. Практически русские воды. — Покосившись на топливный расходомер, он тронул пальцем кнопку газа. — Ну держись за свою шерсть, Братец Кролик. Сейчас рванем.

С полчаса в кабине царило молчание, перебиваемое только переговорами насчет пеленга. Ливайн и его второй пилот никак не могли понять, в чем дело. Объект двигался слишком быстро для рыбацкого судна и даже для торгового корабля. Отсутствие видимости также действовало на нервы. Облака и туман окутывали «Сикорского» серой пеленой, и лишь изредка внизу проглядывало такое же серое море.

Наконец Ливайн выругался и сказал:

— Это, наверное, русский крейсер.

— В этом районе?

— А что такого? По крайней мере, у наших тут ничего такого похожего не водится. У тебя есть какое-то другое объяснение? — спросил Ливайн второго пилота, на что тот, подумав, коротко ответил:

— Нет.

— В общем, сейчас все проверим. Все равно залетели к черту на рога. Может, они увидели алеутов и подобрали их, кто знает… — Ливайн пожал плечами и продолжил: — Когда их увидим, попробуй обе аварийные частоты.

— Сам знак», — буркнул Джонс, напряженно вглядываясь перед собой.

— Ну, приметил что-нибудь?

— Ни хрена. Это все равно как отыскать крайнюю плоть раввина. — И вдруг чернокожий крикнул: — Батюшки! Это же целый остров!

— Где? Где?

— На двух часах, дальность две мили.

— Понял. Это авианосец, — с удивлением в голосе произнес первый пилот. — Вот уж не думал не гадал… Неужели у нас тут есть авианосцы? У русских их точно нет. Значит, это все-таки наш. Ничего не понимаю… — Он постучал себя по виску и затем уверенно взялся за ручки управления. — Сейчас я сделаю облет на тысяче метров, а ты попытайся выйти с ним на связь. Попробуй частоту FM-шестнадцать и «рубка-рубка». Вдруг, они видели алеутов, — он нажал на педаль и отклонил ручку управления вправо.

Второй пилот хмыкнул, поднял руку к верхней панели и повернул две ручки. Затем он начал бубнить нараспев:

— Неопознанный авианосец… неопознанный авианосец… Это вертолет Береговой охраны один четыре шесть пять… Как поняли? Прием! — Снова и снова он повторял заклинание, а НН—52 сделал круг над кораблем, который было очень плохо виден сквозь пелену тумана. Но ни Ливайн, ни Джонс ничего не слышали в наушниках, кроме треска помех.

— Черт! Почему они молчат? Тайрон, ты не видишь, какого цвета эта посудина?

— Хрена тут увидишь в таком тумане. Но вроде для авианосца она маловата, для вертолетоносца великовата.

— Долбать их во все дырки! — раздраженно буркнул Ливайн. — По всем морским правилам они обязаны откликнуться. Давай узнаем номер и доложим куда следует. Мне осточертели эти бравые морячки. Сейчас пройдемся на бреющем.

— Эй, дружище, спокойно! Ты же знаешь правила насчет бреющих полетов!

Лейтенант с досадой махнул рукой, и вертолет, сделав вираж, оказался справа от загадочного корабля. Ливайн снизился до ста футов, бормоча:

— Сейчас пройдем вдоль левого борта и проверим номерок.

— Если ты очень снизишься, то подставишь им свою жопу, — сказал Тайрон. — Не нравится мне эта штучка. Странная у нее какая-то форма… И на связь не выходят… — И вдруг с испугом он воскликнул: — Эй, Сол! У нее на палубе какие-то старые монопланы. Они готовятся взлететь. Нет, дело нечисто. Уходи вверх.

— Не свисти! Они идут по ветру. А чтобы запустить самолеты, надо разворачиваться против ветра. Сейчас я обгоню ее, а ты запиши номер. Им это так даром не пройдет. Уж это как пить дать. Они еще у меня попоют!

Делая восемьдесят узлов, вертолет быстро догнал корабль. Вскоре Ливайн спросил второго пилота.

— Ну что, видишь номер?

— Сейчас… Нет, номера не вижу… Никакого номера нет, а есть какая-то картинка. Да, точно. Вроде как огромный цветок, — затем после паузы Таиров крикнул: — Господи, они целятся в нас. Там сотня зениток, никак не меньше.

— Не может быть, — крикнул ему Ливайн.

Внезапно поднялся фейерверк — зенитки начали обстрел вертолета.

— Стреляют! — крикнул второй пилот. — Сматываемся!

Ливайн в ужасе смотрел, как весь левый борт корабля стал изрыгать пламя. Казалось, десятки вулканчиков по команде стали извергать огнедышащую лаву. Эти огненные потоки устремились к вертолету, словно желая поскорее поглотить его.

Объятый паникой Ливайн молниеносно прибавил газу, рванул ручку вправо, дернул вверх рукоятку шага винта и дал правую педаль. Вертолет задрал нос кверху. Угол атаки несущего винта увеличился, отчего НН—52 рванулся ввысь, словно испуганная птица. Но шансов на спасение у него не было. Ослепительная вспышка, грохот — и на голову лейтенанта упала панель с передатчиком. Он был еще в сознании, когда в лицо ему брызнули плексиглас и обломки рычагов управления. Лейтенант Соломон Ливайн успел лишь коротко вскрикнуть, и затем новый снаряд разорвал его в клочья, забрызгав энсина Тайрона Джонса кровью, осколками ребер, кусками легких. Другие снаряды пробили фюзеляж, уничтожили задний винт. Вертолет 1465 Береговой охраны США, кувыркаясь, рухнул в море.

8
{"b":"1105","o":1}