ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Стояло раннее утро, только что взлетели самолеты боевого патруля, «Йонага» находился всего в 30 минутах к северу от экватора и шестистах милях к северо-востоку от Маркизских островов, когда появилась летающая лодка. Вглядываясь вдаль с мостика, Брент наблюдал, как солнце неохотно выползало из-за горизонта, озаряя небо насыщенными красными и пурпурными тонами. Безграничное хлопковое поле махровых барашков облачков окрасилось бледно-золотым цветом, стирающим тени уходящей ночи с коротких крутых волн.

Молчание нарушил телефонист.

— Радар сообщает о неопознанном самолете, истинный пеленг три-ноль-ноль, дальность триста двадцать, сближение на ста двадцати узлах, адмирал.

— Отлично. На частоте связи с истребителями: перехват и сопровождение.

Двенадцать пар биноклей качнулись как один, словно выполняя хореографическое упражнение. Брент, регулируя фокус, подумал, что радиопередача была короткой, поэтому у адмирала просто нет другого выхода, и невольно почувствовал дискомфорт. Через некоторое время молодой американец нашел высоко на западе на голубом до рези в глазах небосводе три точки. Продолжая наблюдать, Брент разглядел гидросамолет, сопровождаемый двумя «Зеро», летящими по бокам и чуть сзади.

— Летающая лодка, относительный пеленг два-восемь-ноль, угол возвышения двадцать градусов, дальность двадцать пять, сэр.

— Очень хорошо, — ответил адмирал, поднимая бинокль. Хиронака и Кавамото тоже приникли к окулярам, а адмирал Марк Аллен встал рядом с Брентом. Фудзита отправил Кэтрин в ее каюту, чтобы на узком мостике было достаточно места для офицеров штаба.

— Не могу в это поверить, — произнес Марк Аллен. — Двухмоторный патрульный бомбардировщик-амфибия PBY—5. Эти старушки летали уже в тридцать шестом!

— Интересная конструкция, — заметил Фудзита. — Крыло похоже на зонтик.

— Да, — вступил в разговор Марк Аллен. — Свободнонесущее крыло со стабилизирующими поплавками на законцовках. Передовое решение для того времени.

Мужчины молча следили, как три самолета быстро снижаются, облетая авианосец в зоне досягаемости его пушек.

— Он, вероятно, сделает пару кругов, чтобы продемонстрировать нам свои опознавательные знаки.

— В самом деле умно, — фыркнул Фудзита. — Этот летчик понимает, что дистанция для наших артиллеристов куда важнее принадлежности. — Японцы засмеялись. Адмирал повернулся к телефонисту.

— Матрос Наоюки, сигнальному мостику вызвать командира эскорта сигнальным прожектором, сообщить, чтобы эсминец три взял на борт пассажира с летающей лодки. Вымпел на забортный фал правого борта. — Адмирал побарабанил по ограждению ветрозащитного экрана. — Сигнальному мостику попытаться привлечь внимание гидросамолета прожектором. Приказать ему сесть у меня по правому борту. — И добавил, обращаясь к Аллену: — Даже короткая передача на связной частоте истребителей может оказаться перехваченной вражескими пеленгаторами, адмирал Аллен.

Американец улыбнулся.

— Уверен, что много любопытных ушей ждут наших сигналов, сэр.

— Пилоты — отвратительные сигнальщики, — заметил Фудзита.

— Верно, адмирал. Но даже, если летчик не сможет прочесть международную морзянку, он посмотрит на флажный сигнал, — Марк Аллен указал на фал.

Спустя несколько минут, гул звездообразных двигателей перешел в рев, заглушая лязг шторок сигнальных прожекторов, и плотный строй самолетов низко прошел по левому борту. «Йонаги», заставив содрогнуться от носа до кормы батареи левого борта. PBY, с его двумя мощными двигателями «Пратт-Уитни», изящным свободнонесущим крылом, блестящим, как фольга, двухреданным корпусом, убранным трехколесным шасси, четырьмя пулеметами 50-го калибра, два из которых размещались в блистерной огневой установке в средней части фюзеляжа, был великолепным и элегантным самолетом. В кабине блеснула вспышка света.

— Он умеет читать, — сухо заметил адмирал. Все засмеялись шутке. А Фудзита добавил:

— Красивый самолет, красивый.

— Один из победителей в сражении у Мидуэя, — не подумав, сказал Марк Аллен.

— Где? — резко переспросил Фудзита.

Поняв свою оплошность, Аллен, запинаясь, ответил:

— Э-э… это самолет раннего обнаружения.

— Засекал наши корабли?

— Да, адмирал.

— Интересно, — сказал Фудзита ровным голосом. Брент улыбнулся сам себе.

В сопровождении офицеров штаба командир авианосца прошел к краю площадки мимо переговорной трубы и встал справа от боевой рубки. Телефонист переключился на другой разъем. Все внимательно смотрели в бинокли за корму, где PBY быстро снижался к морской поверхности, зафиксировав стабилизирующие поплавки в нижнем положении. «Зеро» покинули свои места в строю и унеслись ввысь.

— Скоро наш гость, Фрэнк Демпстер, поднимется на борт.

Летающая лодка, вздымая фюзеляжем и поплавками голубые завесы брызг, окантованные белым пенным кружевом, села, заплясав на волнах, как брошенная рукой галька, скачущая по водной глади. Потом, быстро погасив скорость на воде, самолет остановился, мягко покачиваясь и перекатываясь на морской зыби, как перелетная птица, нашедшая отдых в тихой заводи. К самолету медленно приблизился эсминец.

Усевшись за длинным дубовым столом во флагманской рубке, Брент Росс разглядывал находившегося напротив Фрэнка Демпстера. Он сильно сдал с момента их первой встречи в Токийском заливе несколько месяцев назад. Высокий, подтянутый, с седеющими черными волосами, острым орлиным носом, выступающими скулами, обтянутыми кожей с красными прожилками вен, пятидесятилетний мужчина подозрительно шнырял усталыми карими глазами, словно пытался обнаружить убийцу среди собравшихся: адмирала Фудзиты, его штаба, двух американцев и израильского полковника Ирвинга Бернштейна.

— Вы проделали долгий и опасный путь, мистер Демпстер, — раздался голос Фудзиты, сидевшего во главе стола. — У вас, должно быть, важные документы.

— Да, сэр, — ответил тот испитым, скрипучим голосом. — Информация слишком конфиденциальна, чтобы ее можно было передавать по радио. — Явно уставший и взвинченный после своего долгого полета, он говорил тоном чудаковатого философа, пытающегося донести до каждого давно мучающие его мысли. — Отсутствие угрозы применения мощного оружия сыграло на руку террористам, и они, словно крысы, повылезали изо всех щелей. По иронии судьбы, Штаты и Советы в их вечном антагонизме представляли собой что-то вроде мирового руководства — правда, нестабильного и даже опасного — верховной власти над не примкнувшими к ним государствами, так называемыми странами третьего мира, как, например, Ливия. Но теперь все страны оказались равно безоружны, а Каддафи с его арабскими друзьями и нефтяным богатством почти догнал русских и американцев. — Он устало вздохнул. — У него действительно «поехала крыша» с тех пор, как вы потрепали его.

— Поехала крыша?

— Извините, адмирал. Он обезумел. — Демпстер вытащил из портфеля с полдюжины папок и перебрал документы, выбирая нужный. — Прежде всего, у вас есть копии докладов об уничтожении нефтяных платформ в Северном море?

— Да. Половина…

— Нужны все, адмирал. Англичане пока не опубликовали никакого официального сообщения, но, по сведениям наших источников, сегодня утром были взорваны все восемнадцать.

— Саботаж, — скептически заметил капитан третьего ранга Ацуми.

Демпстер глубоко вздохнул и быстро заговорил, выплевывая слова, как человек, откусивший горький, гнилой фрукт.

— Злорадство Каддафи, его призывы к угнетенным народам мира и угнетенным народам стран ОПЕК — я имею в виду арабский нефтяной картель — уже привели к тому, что цена нефти достигла пятисот долларов за баррель. Они купаются в деньгах.

В рубке раздались гневные возгласы.

— Сумасшедший! — кричал Фудзита. — Вымогатель!

— Просто месть, адмирал. Он связан обязательством мести против Японии и «Йонаги». Но… — Фрэнк оторвался от папки, его взгляд скользнул по сердитым лицам вокруг. — Он знает, где находится «Йонага», его курс, скорость, координаты, и поклялся уничтожить вас. Я подозреваю, что арабские подлодки идут по вашему следу. Не забывайте, что Каддафи ненавидит Японию, Израиль и Америку, если говорить по порядку.

17
{"b":"1106","o":1}