ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В плену
Про деньги, которые не у всех есть
Ремесленники душ. Исповедники
Воронка продаж в интернете. Инструмент автоматизации продаж и повышения среднего чека в бизнесе
Мой любимый враг
Дикие. Лунный Отряд
Топ-менеджер: Как построить карьеру в международной корпорации
Путь журналиста
Забытые
A
A

— Куросима прокладывал курс, так ведь, адмирал?

— Любой идиот мог сделать подобное. Это был просто большой круговой маршрут через северную часть Тихого океана. Другого пути для осуществления внезапного нападения не существовало.

— Тогда чем потопили «Аризону»?

— Поскольку ни одна из наших бомб не могла пробить шесть бронированных палуб, а торпеда пробивает только наружную обшивку корпуса, у «Аризоны», должно быть, на одной из верхних палуб — второй или третьей — хранились снаряды.

— Откуда, адмирал?

— Безалаберность. Или командир БЧ оружия просто поленился убрать их и, естественно, ваши ВМС постыдились сказать правду.

— Получается, что столько лет спустя они по-прежнему лгут?

— Думаю, да, энсин. — Адмирал махнул рукой вперед к носу, пребывая в своем разговорчивом настроении и переходя к новой теме. — Мы будем идти этим курсом, пока не освободимся от шныряющих над нами PBY. Потом изменим его на два-семь-пять и пройдем между атоллами Уэйк и Мидуэй. Это приведет нас на северо-запад нашего большого круга и откроет перед нами Таонги, Бикини, Ронгелап и другие атоллы Маршалловых островов.

— Там не возникнет никаких проблем — острова американские.

— Вы проводили там испытания атомной бомбы.

Брент снова подивился новому направлению мыслей хитрого ума.

— На Бикини и Кваджалейне.

— Они обитаемы?

— Частично, адмирал. Уровень радиации очень высок.

— Достаточно высок, чтобы убить, энсин?

— Разумеется — через некоторое время.

— Остановило бы это «Саббах»?

Брент с удивлением посмотрел на адмирала.

— Неужели вы думаете, что там организована база?

— Командир боевого корабля должен учитывать любую возможность, особенно имея дело с фанатиками-самоубийцами, возглавляемыми безумцем. — Фудзита постучал кулаком по ветрозащитному экрану. — Перед Большой Восточно-Азиатской войной мы разрабатывали подводные лодки, способные нести самолет. Я уверен, что русские построили подобные. Они могли даже перевозить самолеты в разобранном виде.

— Разумеется, адмирал, — ответил Брент и вернулся к биноклю.

Могучий авианосец как раз пересекал тропик Рака и международную линию перемены даты, оставив атолл Мидуэй в трехстах милях по правому борту, а атолл Уэйк на таком же расстоянии по левому, когда Фудзита пригласил Брента Росса и Марка Аллена к себе в каюту.

— От наших летчиков поступают тревожные сообщения относительно Кваджалейна, — начал Фудзита со своего обычного места за столом. Рукой он предложил вошедшим занять места перед ним.

— Боже, — сказал Марк Аллен, усаживаясь. — Квадж должен быть в пятистах — шестистах милях к югу от нас.

— Наши D3A и B5N находятся на безопасном расстоянии от него.

Брент вспомнил обеспокоенность адмирала авиабазами на Маршалловых островах.

— В тот раз мы провели разведку Бикини, Ронгелапа, Уотдже…

— Всех, — нетерпеливо оборвал Фудзита. — Но на Кваджалейне они обнаружили одно очень настораживающее сооружение — огромный сферический бетонный купол, возможно, метров триста в диаметре и корму затопленного боевого корабля, выступающего из воды.

— Корабль «Принц Евгений»…

— Немецкий крейсер?

— Да, адмирал. Он использовался при испытаниях атомной бомбы. Но он затонул не сразу, сначала его отбуксировали и лишь потом пустили ко дну на якорной стоянке.

— Сферический купол. База?

— Нет. Захоронение радиоактивных отходов.

Старик японец побарабанил пальцами по столу.

— Разве вы оставляли захоронение, адмирал Аллен?

— Что вы хотите этим сказать?

— Вы проводили испытания на атоллах.

— Да.

— Почва, скалы, деревья, мусор после ваших испытаний будут радиоактивными десятилетия.

— Верно.

— Тогда вы не могли ничего захоронить. Могли только сохранить.

— Можно смотреть на это и под таким углом.

— Что вы сделали с этой планетой, адмирал Аллен?

Вздохнув, Аллен подался вперед.

— За войной последовало военное противостояние, и мы должны были показать русским…

— За время службы в ВМС я видел Кваджалейн много раз. Его якорная стоянка была кристально чистой лагуной, и такой большой, что с одного берега не было видно другого. На окружавших якорную стоянку узких белых островах росли кокосы. — Глаза адмирала устремились вверх и в прошлое; американцы выжидающе смотрели на него. — Я нырял с борта корабля, спускался по якорной цепи, видел рыб и водоросли на дне, словно они находились под стеклянным колпаком. Я плавал на остров и колол на скалах кокосовые орехи. — Фудзита обратился к Марку Аллену. — И теперь над всем этим надругались.

— Вы не понимаете.

— Да, не понимаю, адмирал Аллен. Женщин тоже насилуют только чудовища.

Стук в дверь прервал тяжелое молчание. Подчиняясь жесту Фудзиты, Брент открыл дверь. Сверкающий полным летным обмундированием, в каюту вошел лейтенант Коноэ. Брент вернулся на свое место, но не сел. Вместо этого он стал позади стула, пока летчик, словно ретивый служака, докладывал, стоя навытяжку перед адмиральским столом.

— Еще одна куполообразная конструкция на атолле Бикини. Я лично видел ее и несколько раз прошелся над ней на малой высоте. — В связи с огромными потерями летчиков-бомбардировщиков в текущих боях пилотам-истребителям часто приходилось нести двойную ношу: летать на разведку и в противолодочных патрулях на бомбардировщиках. И они презирали неповоротливые, медлительные самолеты. Коноэ продолжал: — Самолетов не обнаружил, лишь несколько рыбацких шхун далеко к северу, в куполообразном сооружении не было видимых входов и выходов. Поэтому я хранил радиомолчание.

— Правильное решение, лейтенант. Сооружения не представляют угрозы для «Йонаги», но могут оказаться причиной ужасных катаклизмов для будущих поколений человечества.

— Не понимаю, адмирал.

Тот быстро объяснил происхождение сооружений и их назначение.

— Вы это сделали? — спросил Коноэ, поворачиваясь и глядя усталыми глазами с кругами под ними на Брента Росса, будто молодой американец персонально за все отвечал.

Брент ощутил, как знакомая ему плотно сжатая пружина в груди начинает расправляться, а чувства обостряться.

— Да, — ответил он, сверкнув глазами. — Мое государство проводило здесь испытания. С разрешения Кремля.

— Я думал, что вы провели испытания над Хиросимой и Нагасаки. Без сомнения, у вас там были сотни тысяч подопытных кроликов, чтобы их испепелить и стереть с лица земли.

— Слушай, ты… — привставая начал Марк Аллен.

— Прошу вас, сэр, — попросил Брент Аллена помолчать. — Этот вопрос ко мне. — Адмирал сердито опустился на место. Фудзита принял позу зрителя на матче по борьбе сумо. Бернт знал, что старик получает удовольствие, наблюдая, как сталкиваются противоположные интересы. Сейчас он был одним из участников поединка. Тем не менее его лицо не выражало тревоги, лишь злость и обиду на неточный выпад. Коноэ смертельно ненавидел янки, и не только как символ поражения его страны и гибели семьи, но и за унижение, полученное от Брента на ангарной палубе. Такая ненависть не могла исчезнуть или ослабнуть с течением времени. Она должна быть удовлетворена каким-либо способом. Возможно, здесь и сейчас.

— У нас по-прежнему есть один вопрос, который требуется решить, энсин.

— Нет! — крикнул Марк Аллен, приподнимаясь со стула.

— Прошу вас, сэр, — попросил Брент, — разрешите мне. — Безропотно вздохнув, адмирал сел. Фудзита продолжал невозмутимо смотреть. Возможно, его мудрость подсказывала ему, что данная проблема должна быть решена. — Я не собираюсь ничего доказывать ни тебе, ни кому бы то ни было, лейтенант.

Летчик ткнул пальцем в палубу.

— Ты отказал мне в почетной смерти тогда, на ангарной палубе. Повредил мою карму. Не позволил занять место в храме Ясукуни.

— Нет, я просто подчинился приказу подполковника Мацухары.

— Врешь! Тебя никто не держал, ты подчинился его голосу!

— Господи! Конечно же, я подчинился его голосу. Мы научены подчиняться. Наша жизнь не имела бы смысла…

35
{"b":"1106","o":1}