ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Коноэ распластался на помосте, упершись лбом в маленькую подушечку в шелковой наволочке, а Брент повернулся и принял кинжал от старшего помощника. С подушечкой в руках Брент терпеливо ждал в окружавшей его тишине, усиливавшей шум двигателей и вой вентиляторов. Наконец молившийся встал на колени, посмотрел на адмирала Фудзиту и жестом пригласил Брента стать на колени перед ним.

Коноэ заговорил:

— Я, и только я отвечал за действия подготовленных к вылету истребителей в районе Островов Зеленого Мыса. Я, и только я ответствен за позор «Йонаги» у мемориала «Аризона». Сейчас я сделаю себе сеппуку и прошу всех присутствующих быть моими свидетелями. — Он оттянул пояс и достал небольшой клочок бумаги, тихо сказал: — Мои предсмертные стихи. — И начал их громко читать:

Реке жизни,
Не имеющей конца,
Я вручаю свой дух
Навечно.

Потом негромко попросил:

— Кинжал. — Брент вытянул руки, Коноэ с почтением принял оружие. — А теперь возьмите меч и встаньте рядом со мной.

Встав с коленей, Брент взял изогнутое смертоносное оружие у Кавамото и удивился его тяжести. Словно загипнотизированный, он встал рядом с осудившим себя человеком и взялся за рукоять, обшитую кожей.

— Держите его через правое плечо и оставайтесь в таком положении, пока я не закончу. Вы готовы?

— Да, — ответил Брент бесцветным голосом, поднимая меч.

Коноэ быстро развязал халат и поместил острие кинжала в нижнюю левую часть живота. Присутствующие затаили дыхание.

С мучительной неторопливостью лезвие вошло внутрь, разрывая плоть, кровь по белому халату хлынула на помост. Рывок вправо принес новые потоки крови, внутренности, словно живые змеи, вывалились наружу. Глядя в лицо Коноэ, Брент увидел, как дернулись мускулы и широко раскрылись глаза. Капли пота выступили на лбу и потекли по щекам. Но решимость не ушла из глаз — кинжал пошел вверх. И вдруг наклон вперед, открывающий затылок и узел волос.

— Пора, — скомандовал Фудзита.

Команда адмирала-самурая унесла прочь все колебания, энсин замахнулся со всей силы и обрушил огромное смертоносное оружие на неправильное полукружие прямо под пучком волос. Но Коноэ просчитался с узлом — он наклонился вперед, и узел сполз к основанию черепа. Раздался звук мясной лавки — звук стали, рассекающей кость и плоть, и Брент ощутил толчок, когда лезвие вонзилось в твердую кость вместо позвоночного столба. Тем не менее благодаря весу и силе, стоявшей за лезвием, меч прошел насквозь, отделив голову почти под нижней челюстью и брызнув в стороны зубами, слюной, кровью и куском языка. Тело с частью нижней челюсти повалилось на помост. Перерубленная яремная вена пульсировала кровью все еще бьющегося сердца. Отсеченная голова покатилась, словно футбольный мяч, оставляя кляксы крови, и остановилась у края помоста. Глаза Коноэ смотрели на Брента.

— Банзай! Банзай! — завибрировала, как от выстрелов орудий, палуба.

Энсина вырвало.

13

— Англичанам крепко досталось, — сообщил со своего места во флагманской рубке полковник Бернштейн. — Радио Триполи надрывается весь день. Арабы кричат, что потопили три английских авианосца и фрегат, нанесли повреждение двум фрегатам и четырем эсминцам. Заявляют, что уничтожили свыше сотни английских самолетов. — Он посмотрел на Фудзиту. — Они сами влезли в это, — с отчаянием произнес Бернштейн. — Их атаковали и палубные, и самолеты наземного базирования.

У Брента едва хватило времени, чтобы добраться до своей каюты и сменить забрызганную кровью одежду на чистую защитную форму номер два, когда по громкоговорящей связи голос капитана второго ранга Кавамото объявил о заседании штаба. Кровавое сумасшествие погасло, застыв отвращением и омерзением, и, входя в каюту для совещаний, он ощущал во рту кисло-горький вкус тошноты. Японские офицеры приветствовали его кивками и легкими улыбками. А Мацухара даже схватил его за руку, проговорив:

— Хорошая работа. — Но Брент жаждал побыть в одиночестве в своей каюте с бутылкой виски «Чивас Регал». Ему не удавалось собрать свои мысли воедино и сделать правильный вывод о том, что, казалось, теперь определяло все.

— Боже, — произнес Аллен. — Тэтчер должна была получше подготовиться, ведь англичане из-за действий самолетов и подлодок во время Второй мировой войны потеряли десятки кораблей… И каких кораблей!

— Чего вы хотите от женщины? — риторически спросил Фудзита. — Ей следовало бы заниматься домашними делами на кухне, а не лезть в мировые проблемы. — Он обратился к Марку Аллену: — В этих новостях преобладают мрачные сообщения.

— Адмирал, — сказал капитан третьего ранга Ацуми с нотками злости в голосе. — Каддафи назвал нас желтыми обезьянами. — Японцы недовольно заволновались.

— Именно так, адмирал, — подтвердил Марк Аллен. — Он обещал «выдрессировать этих желтых обезьян».

— Вы думаете, он пошлет свои ударные силы на Дальний Восток? У него нет там баз, адмирал Аллен.

— Верно, — согласился тот. — Но мы знаем, что у него есть по меньшей мере десять танкеров и с полдюжины судов для снабжения кораблей. И, — его лицо помрачнело, — мы получили сообщение, что сегодня утром были взорваны две насосные станции нефтепровода на Аляске.

Проворный ум Фудзиты отреагировал мгновенно:

— Тогда это означает, что, если ему удастся нейтрализовать или уничтожить индонезийские месторождения — а вы говорили, что Индонезия вышла из ОПЕК, — у арабов появится возможность диктовать миру, нет, подчинить его великому божеству нефти.

Аллен согласно кивнул.

— Но я подчеркивал, сэр, что даже без нефти Аляски США могут удовлетворять свои потребности в топливе при условии его жесткого распределения, так же как и СССР. Но большая часть остального мира… — Он пожал плечами и развел ладони в стороны, демонстрируя беспомощность.

Фудзита обратился к Бернштейну.

— Вы полагаете, арабы пойдут на нас?

Тот, не сводя глаз с Фудзиты, пролистал несколько документов.

— Как израильтянин я уже привык к нападениям арабов. В конце концов мы воюем уже с 1948 года. — Он заглянул в бумаги, а Брент почувствовал, что грядут неприятности. Бернштейн продолжал. — Верно, что джихад прекращен, и аятолла Хомейни и Саддам Хусейн, собрав иранские и иракские войска, занялись тем, что снова убивают друг друга. Но все вы знаете, что Каддафи преследует три цели: уничтожить всех диссидентов дома и за границей, стать лидером объединенного арабского мира и уничтожить Японию с Израилем.

— Но Хосни Мубарак не позволит его войскам пройти через свою страну — он выкинет ливийцев, Ирв, — заметил Аллен. — Границы Израиля в безопасности. Израильские ВВС по-прежнему остаются самыми мощными на Среднем Востоке.

— Правильно, Марк, они крупнейшие в регионе, и единого арабского мира не существует, но сила Каддафи заключается в его надводном флоте.

— К тому же он одержал большую победу, а арабы пойдут за лидером, который может побеждать, — добавил Фудзита.

— И это подтверждает историю, — отметил Бернштейн. — Мы знаем, что Каддафи имеет помощь от сирийского президента Асада, короля Иордании Хусейна, короля Марокко Хасана, лидера друзов Валида Джумблата из Ливана, улыбающегося мясника Ясира Арафата из ООП и, конечно, России и всех старых диктаторов, поддерживающих его. — Он посмотрел на Марка Аллена. — Думаю, что арабы попытаются избежать войны на истощение с израильскими ВВС.

Заговорил Фудзита.

— Как я и предполагал, планируется удар по индонезийским нефтяным месторождениям, чтобы лишить Японию единственного источника нефти, а затем по Израилю.

Бернштейн и Аллен согласно кивнули, а Аллен обратился к Фудзите:

— Могу заверить вас, что американская военно-морская и израильская разведки внимательно наблюдают за развитием ситуации. Мы должны получить подтверждение в течение нескольких дней и даже часов. Кроме того, наши подлодки дежурят на всех возможных маршрутах, которыми могут пойти арабы.

37
{"b":"1106","o":1}