ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У них будет бензин для их машин, пока «Йонага» в действии, — улыбнулся Брент.

— Сэр, — обратился телефонист к адмиралу, — на связи «рубка-рубке» пост самообороны: «Следуйте в сухой док Йокосуки».

— Хорошо. — Адмирал повернулся к Россу и Аллену. Он явно был в жизнерадостном настроении. — КОМСИЛСАМОВ, — сказал он, иронизируя.

Все рассмеялись.

В тот же день четыре буксира осторожно втащили «Йонагу» в огромный ремонтный док в Йокосуке, суетясь вокруг авианосца, будто крестьяне, раболепствующие перед крупным дайме. К ночи док был почти осушен, и чудовищное судно повисло на блоках, распорках и лесах, стоном выражая «неудовольствие» от непривычных нагрузок. Рабочие верфи сразу же начали снимать временные заплатки с торпедных пробоин. По трапу на борт поднялся Фрэнк Демпстер. Неуверенной походкой, крепко держась за штормовой леер, он добрался до квартердека, где адмирал Фудзита уже собрал совещание.

— Сюда меня привели дела, — сообщил агент ЦРУ, дыхнув на Росса перегаром со своего места во флагманской рубке. Он отхлебнул предложенного ему черного кофе и пробежался глазами по членам штаба, прежде чем обратиться к адмиралу.

— У меня есть для вас кое-какие новости, сэр. — Демпстер похлопал рукой по досье и затем вытащил из папки один-единственный листок. — Арабы расшифровали наши коды «Альфа Два» и «Зебра». Они читают ваши передачи с тех пор, как вы покинули Южную Атлантику.

Бернштейн заметил:

— Мы заказали новое шифровальное устройство, оно ждет нас в нашем посольстве.

— И в штаб-квартире ВМР, — добавил Марк Аллен.

— Хорошо, — отметил Фудзита.

Вздохнув, Демпстер достал еще один документ.

— Мы уточнили потери англичан. Они потеряли все три авианосца. — По каюте прокатился ропот недовольства. — И у нас есть информация, что арабские боевые группы в настоящий момент концентрируются в восточной части Средиземного моря. Благодаря своей победе Каддафи взлетел высоко и получил новую поддержку. Он торжественно поклялся, что «преподаст этим бездомным индонезийским псам урок» и «приручит маленьких желтых обезьян». — Раздался рев ярости. Подняв руку, агент ЦРУ попросил тишины. — Кроме того, есть сведения, что у арабов имеются два корабля с тяжелым вооружением, которые, как мы полагаем, были куплены как металлолом. — Демпстер взял следующий лист. — Два британских авианосца были потоплены самолетами, а еще один расстрелян и потоплен двумя крейсерами. Мы идентифицировали один из них как индийский крейсер «Мисоре», ранее принадлежавший англичанам под названием «Нигерия» класса «Фиджи». Водоизмещение десять тысяч тонн, девять шестидюймовых трехствольных установок «Виккерс», восемь четырехдюймовых вспомогательных орудий, а также сорока— и двадцатимиллиметровые зенитные орудия. Может делать тридцать два узла в час и имеет дальность хода четыре тысячи пятьсот миль на двадцати узлах. Другой — пакистанский «Джохангир», также принадлежавший Великобритании под названием «Диадема», класса «Дидо», семь тысяч пятьсот шестьдесят тонн, восемь орудий калибра пять и двадцать пять сотых дюйма, четырнадцать сорокамиллиметровых вспомогательных орудий, скорость тридцать узлов, дальность хода четыре тысячи миль на восемнадцати узлах. — Он положил лист на стол. — Есть информация, что экипажи крейсеров состоят из немцев, русских и арабов. Стреляют довольно-таки хорошо. Оба корабля имеют неплохое радиолокационное оборудование — систему управления ведением огня типа «274».

— Какие самолеты?

— Главным образом Me BF—109T и Ju-87, как мы и предполагали. Фюзеляжи в основном изготовлены в Восточной Германии. На самолетах используются различные двигатели фирм «Юмо» и «Даймлер Бенц», также собранные в Восточной Германии.

Мацухара вдруг сказал:

— Мы можем победить их. «Мессершмитт» слишком тяжел.

Бернштейн добавил:

— Поступала информация, что у них есть несколько самолетов «Грумман F—4F».

Мацухара фыркнул:

— Летающая бутылка с сакэ. Учебная цель.

— Кто летчики?

— Немцы, русские и арабы, большей частью сирийцы и ливанцы.

— Наемники, они не смогут противостоять боевому духу ямато наших самураев, — презрительно заметил Мацухара, его глаза сверкали.

— Банзай! Банзай!

— Мистер Демпстер, — сказал Фудзита, не обращая внимания на крики. Мы ожидаем нападения арабов, и я полагаю, что их ударные силы или боевые группы, как вы любите их называть, будут находиться в пути около пяти недель, по крайней мере, некоторые из их тяжелых кораблей получили серьезные повреждения в последних боях.

— Нет, сэр. Несколько погнутых листов обшивки от неточных попаданий на «Колоссусе» плюс сорок два сбитых и поврежденных самолета. Ничего такого, что бы они не могли отремонтировать или заменить в Триполи или Бенгази.

— Хорошо, мистер Демпстер. «Йонага» будет готов к плаванию через четыре недели. Мы подготовим им прием.

— Банзай! Банзай! — закричали японцы.

Раздался стук в дверь, и матрос ввел двух японских офицеров в синей форме и флотских офицеров. Брент узнал одного, капитан первого ранга Такахаси Аоги, который был первым представителем японского правительства на борту «Йонаги», когда авианосец в декабре прошлого года заходил в Токийский залив. Это был высокий, стройный седой человек с морщинистым лицом и большими, не похожими на восточные, глазами. Брент помнил выражение почтения в этих глазах, когда Аоги впервые увидел адмирала Фудзиту. Оно никуда не исчезло.

— Добро пожаловать, — тихо поприветствовал Фудзиту пришедший. — Вся Япония ликует.

— А император?

Из внутреннего кармана кителя Аоги достал конверт, вручил его адмиралу и подобострастно добавил:

— От императора.

Фудзита быстро надорвал конверт, надел очки в стальной оправе и начал читать.

— Он удовлетворен! Он удовлетворен! — радостно воскликнул адмирал, поднимая глаза от письма. — Завтра я с ним встречусь.

Брент понимал важность императорского одобрения.

Для императора, который, и это было известно каждому, являлся божеством, прямым наследником богини солнца Аматэрасу и который не слишком жаловал силы самообороны, испытывал отвращение к захлестнувшей Японию жажде наслаждения и находился в ужасе от утраты ценностей и добродетелей прошлого, лишь Фудзита и «Йонага» что-то еще значили.

Аоги повернулся к своему спутнику, коротышке лет пятидесяти — шестидесяти с брюшком, нервными глазами, испуганным взглядом и печально опущенными уголками рта.

— Адмирал, это капитан второго ранга Есики Камакура, докмастер, ответственный за ремонт и ваше снабжение.

Адмирал Фудзита выстрелил фразой в Камакуру.

— С мостика я видел ограждение и ворота у небольшой проходной. Два охранника развалясь курили и болтали.

— Могу заверить вас, адмирал, что приняты все необходимые меры безопасности, — поспешил ответить капитан второго ранга скрипучим, астматическим голосом.

Фудзита повернулся к Бренту Россу.

— Вы как-то рассказывали мне, что арабы в Ливане взрывают американцев с помощью машин, начиненных динамитом.

И снова ставящая в тупик память адмирала. Фудзита забыл о своих пленных, но помнил ненужные на первый взгляд слова, брошенные мимоходом во время вахты на мостике в Токийском заливе шесть месяцев тому назад.

— Да, сэр, — ответил Брент. — В апреле 1983 года напичканная взрывчаткой легковая машина унесла жизни более шестидесяти человек посольства США в Западном Бейруте. И в том же году, примерно шесть месяцев спустя, другой бомбист-самоубийца взорвал казармы морских пехотинцев в Бейрутском аэропорту. Погибло более двухсот солдат и офицеров.

— Двести сорок один, если быть точным, — добавил Марк Аллен.

А Ирвинг Бернштейн добавил:

— Возможно, адмирал. Вероятно, нанятые из шиитов.

— Мусульманская секта, — произнес Фудзита. — Я слышал о них, но мне казалось, что друзы и сунниты более влиятельны.

— Были до настоящего времени, — поправил его. Бернштейн. — Шииты — в основном бедные крестьяне. Они откололись от суннитов на основе толкования учений, касающихся преемников Магомета и других догматов ислама. Они безжалостны, известны своими зверствами, за предшествовавшие несколько лет заработали себе «репутацию» на самоубийственных нападениях, которые, разумеется, могут привести к вечной жизни на небесах. Шииты — лучшее пополнение для «Саббаха».

40
{"b":"1106","o":1}