ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он улыбнулся освященным временем самоуничижительным вступительным фразам японской хозяйки.

— Отнюдь нет, — ответил он, следуя древней традиции. — Это я, простой моряк, почту за честь посетить прекрасное жилище очаровательной хозяйки. — Он осушил чашечку. Она вновь наполнила ее. — Мы чуть не забыли, — быстро произнес он, поднимая чашечку. — За императора!

— За императора, — эхом отозвалась Кимио. Они выпили, чашечка вновь опустела, и Кимио вновь наполнила обе.

— Вы скоро отбываете?

— Это военная тайна.

— Все выйдут провожать вас. Вам не спрятать «Йонагу». Он огромен, как гора Фудзи. Ходят слухи, что арабы стягивают силы, возможно, для нападения на Индонезию, а затем — на Японию.

— Слухи, — уклончиво ответил он. — Я просто летчик, который выполняет приказы.

— Йоси-сан, — сказала Кимио, внезапно смягчив тон. — Давайте сегодня оградим себя от мира. Только вы и я — больше ничего. — Она посмотрела в его глаза, и вновь он ощутил какое-то странное лихорадочное чувство.

— Да, Кимио. Я никогда не позволял себе такой роскоши. Давайте попробуем.

Она медленно поднялась.

— Я приготовила для вас ужин. — Она пошла на кухню, а Йоси что-то толкнуло изнутри при виде ее плавно движущихся ягодиц под кимоно.

Через минуту Кимио вернулась и подала еду, достойную богов: суси, изумительных угрей с рисом и соевым соусом, темпура — рыбу, запеченную в тесте с грибами, батат и зеленые бобы, чаши дымящегося риса и соба. И его чашечка для сакэ постоянно была наполнена.

Завершив трапезу гурманов, Мацухара вздохнул, расслабился и вместо чая вновь отхлебнул сакэ. Кимио убрала со стола и села, поигрывая сакэдзуки. Мацухара чувствовал себя удовлетворенным, а теплый напиток придал особую яркость предметам. Кимио стала казаться еще красивее.

— Вы потрясающая женщина, — сказал он искренне и просто.

— Спасибо, Йоси. Вы очень красивый мужчина. — Он почувствовал, как краска прилила к его лицу. Потянувшись через стол, она взяла его за руку. — Вы не были с женщиной уже много лет.

— Да. — Он завладел ее другой рукой. Она была теплой и бархатистой.

— Вы считаете меня привлекательной, Йоси-сан?

— Вы красивы. И обладаете телом богини.

— Хотите взглянуть на него?

У Мацухары перехватило дыхание, как будто кто-то ударил его в солнечное сплетение. Он не верил своим ушам.

— Вы не обязаны это делать.

— Вы хотите увидеть мое тело? — снова спросила она.

Губы самурая задрожали, как будто тысячи крохотных иголок вонзились в его лицо и шею. Он был неспособен говорить и молча кивнул.

Кимио медленно встала, прошла в центр комнаты, не отрывая взгляда от Мацухары. Как в трансе, Йоси следил за тем, как она вытягивала из волос веточки-украшения, гребни и шпильки. Она тряхнула головой, и волна блестящих волос упала ей на плечи, как шелковый черный водопад. Кимио развязала оби, распустила завязки, и кимоно распахнулось, обнажив янтарную кожу и тончайшее белое белье. Кимоно, соскользнув с плеч, упало на пол. Дыхание летчика стало хриплым, немигающим взглядом широко открытых глаз он вбирал в себя точеное тело, прикрытое Лишь тонким шелковым лифчиком и узенькими кружевными трусиками. Он почувствовал присутствие в комнате некоей силы — силы ее сексуальности — и, как будто притянутый магнитом, поднялся. Протянув руку, Кимио произнесла:

— Я делаю это не потому, что вы самурай, который служит императору.

— Тогда почему? Почему для мена?

Она посмотрела на него пылающими от страсти глазами.

— В этот миг, Йоси-сан, я служу себе самой. — Она отвела руки за спину, и лифчик упал, обнажив холмы ее большой груди со стоящими сосками.

Йоси поднял руки и коснулся ее груди, лаская соски и темные кружки грудей. Кимио охнула и придвинулась ближе. Плотина десятков лет копившейся пустоты прорвалась. Он резким движением притянул ее к себе, целуя ее рот, глаза, шею, груди, живот, а она выгибалась и стонала.

— Последнее слово за вами, — прошептала она. Сначала он не понял. Тогда она положила его руку на резинку трусиков, и Йоси потянул их вниз, сдирая, разрывая шелк трясущимися руками. Он поглядел на темный треугольник волос у нее на лобке, в голове у него застучало. И ее руки тоже были заняты: она расстегивала его китель.

— Пистолет, — сказала она.

— Да. Все по порядку. — Несмотря на сотрясавшую его дрожь, он отстегнул «Оцу» и быстро избавился от остальной формы, бросив ее на пол, словно кучу тряпья.

Она окинула взглядом его плечи, узкую талию, мускулистые ноги и мужскую готовность.

— Вы бесподобны, Йоси-сан.

Взяв летчика за руку, Кимио провела его в другую комнату с широким футоном. Она медленно легла на спину и протянула к нему руки. Йоси опустился между ее ногами, и она приподняла бедра, когда он наконец нашел ее горячее влажное лоно. Она с шумом выдохнула, прижимая его за спину к себе, и комната завертелась словно карусель.

Снова и снова он брал ее, яростно и неутомимо, пока при свете наступившего дня он не соскользнул с нее и не провалился в глубокий сон. Такого покоя и мира он не знал свыше сорока лет.

18

Работа шла быстро, и в течение десяти дней полностью были отремонтированы погреб боеприпасов для пятидюймовых орудий и поврежденная переборка третьего машинного отделения. Еще неделя ушла на ремонт обшивки корпуса и топливных танков. Но из Средиземноморья поступили зловещие новости.

Через три недели после того, как судно поставили в сухой док, адмирал Фудзита проводил заседание штаба. Фрэнк Демпстер, находившийся на берегу целую неделю, стоял перед картой, прикрепленной к переборке, и говорил, указывая на нее:

— Как вам известно, по Аденскому заливу всегда проходит много танкеров, особенно здесь, — он передвинул указку на северо-запад, — в Оманском заливе.

— На выходе из Персидского залива, — уточнил Фудзита.

— Да, сэр. — Фрэнк вновь повернулся к карте. — ВМС США на своих базах имеют подлодки ПЛАРБ, здесь и здесь. — Он указал места их расположения в Аравийском море рядом с Аденским и Оманским заливами.

— ПЛАРБ? — недоуменно спросил Кавамото.

— Простите, — извинился агент ЦРУ. — ПЛАРБ разрабатывались как стратегические ракетные подводные лодки, оснащенные баллистическими ракетами. Это было до вывода китайской лазерной спутниковой системы на орбиту. Теперь они переоборудованы для нанесения торпедного удара и разведки. Я полагаю, что на базе находятся лодки класса «Огайо». Обе» они атомные, с водоизмещением девятнадцать тысяч тонн и могут находиться под водой месяцами.

— Мне нужен ваш отчет, — нетерпеливо сказал Фудзита. Лицо сотрудника ЦРУ покраснело, и улыбка скривилась. Брент, сидевший на дальнем конце стола с младшими офицерами, полюбопытствовал про себя — не пьет ли Демпстер.

— Да, сэр. Три дня назад два танкера водоизмещением двести тысяч тонн покинули Оманский залив и направились к юго-востоку.

Фудзита перебил его.

— Однако корабли такого размера не могут быть топливозаправщиками.

— Да, сэр. Но согласно полученной информации, они направились к Никобарским островам. — Указка переместилась на запад за сороковой градус долготы в крайнюю точку северной оконечности Суматры.

Прозвучал голос Марка Аллена.

— Никобарские острова относятся к Индии.

— Индия находится под пятой Каддафи, — сказал Бернштейн.

— Я не поверю этому, — парировал Марк Аллен.

— Это не имеет значения, Марк, — ответил Демпстер. — Мы располагаем информацией о том, что арабы там, на Никобарских островах, создают базу. Точно так же, как мы сделали в Кваджалейне, Улиси…

— Знаю, знаю, — отозвался Аллен.

Фудзита поймал нить разговора.

— Под чьим флагом плавают танкеры?

— Либерии.

— Для отвода глаз?

— Да, адмирал. Владельцами этих судов являются арабы, и команда состоит из арабов.

— Они могут встать на стоянку где угодно, в любом нейтральном порту. Ваш спор является чисто академическим.

54
{"b":"1106","o":1}