ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аллен и Демпстер уставились друг на друга.

— Да, конечно, — краснея, признал Демпстер.

Фудзита продолжал наступать.

— А как насчет танкеров-топливозаправщиков? Быстроходных танкеров водоизмещением от двадцати до тридцати тысяч тонн?

— Прошлой ночью три танкера вышли из Аденского залива. Раньше они принадлежали России. Два — суда класса «Березина», водоизмещением тридцать пять тысяч тонн, один — танкер класса «Челекен» имеет водоизмещение двадцать пять тысяч тонн.

— Получается, что большие танкеры могут встать на стоянку в любом месте, а быстроходные могут заправить горячим суда, имеющие тактическую задачу, и пополнить свой запас, перекачав его из более крупных танкеров.

— В этом нет ничего незаконного, адмирал, — согласился Марк Аллен.

— А русские и арабы прибрали к рукам ООН и Международный суд?

— С моей точки зрения, — отозвался Демпстер, — это точная оценка, адмирал.

Фудзита бросил взгляд на Бернштейна.

— Полковник, перед совещанием вы сообщили мне о перемещении арабской ударной военно-морской группы.

— Да. Мы только что получили сообщение. ВВС Израиля сообщает о том, что три авианосца, два крейсера и, возможно, около дюжины эсминцев прошли через Красное море и сейчас, должно быть, уже входят в Аденский залив. Агенты информировали нас о том, что группа направляется в Индонезию.

Воцарилась напряженная тишина, и адмирал обвел глазами стол.

— Теперь, получив данные о продвижении танкеров, мы можем быть уверены в том, что операция началась. — Он поднял указку. — Они должны направиться на юго-восток через Аравийское море и пройти южнее Мальдивских островов и севернее архипелага Чагос. Затем они двинутся на восток в Индийский океан к месту, находящемуся к западу от Суматры и к югу от Никобарских островов. Переход длиной почти шесть тысяч миль. Здесь они заправятся топливом. — Указка вновь коснулась карты в точке западнее Суматры. — После этого, если они хотят уничтожить индонезийские нефтепромыслы и атаковать нас, они должны войти в Малаккский пролив. — Он повел указкой к юго-востоку по узкой полоске воды, граничащей на севере с Малайзией, а на юге с Суматрой. — А затем в Яванское море, перед тем как повернуть на север и напасть на Японию. — Он задумчиво постукивал указкой по палубе. — Ужасное место для судов, перевозящих тяжелые грузы. Ужасное! — Удивительный энциклопедический ум этого ненасытного читателя продолжал работать. — Во время Большой Восточно-Азиатской войны англичане потеряли здесь суда «Принц Уэльский» и «Рипалс». — Он ткнул указкой в точку рядом с полуостровом Малакка. — А «Дорсетшир» и «Корнуэлл» — тут. — Адмирал показал на район рядом с Цейлоном. Указка переместилась в точку севернее Явы. — А тот глупый голландский адмирал Карл Дорман потерял «Кортенаер», «Электру», «Юпитер», «Яву», «Де Рюйтер», «Хьюстон» и «Перт» здесь, в стесненных водах. — Адмирал снова отметил точку на карте. — Здесь, на этом кладбище глупости так называемых асов судовождения, мы поймаем их!

— Банзай! Банзай!

Старый адмирал прочертил линию к юго-западу от Токио через Филиппинское море западнее Рюкю, затем севернее Лусона и на юг — к Южно-Китайскому морю.

— Чтобы перехватить их, нам потребуется проплыть полторы тысячи миль, — сказал он скорее сам себе, чем присутствующим. — Мы можем сначала дать им бой, а дозаправиться после. — Фудзита обратился к сотруднику ЦРУ: — Мистер Демпстер, у вас есть разрешение на стоянку наших танкеров в Субикском заливе?

— Да, сэр. Они находятся в пути из Вальдеса и примерно через двое суток прибудут в Субикский залив. — Агент ЦРУ взглянул на документ. — Филиппинское правительство серьезно озабоченно угрозой индонезийским нефтепромыслам. Мы вели переговоры относительно разрешения на использование старой построенной США взлетно-посадочной полосы в Пуэрто-Принсеса на острове Палаван на случай повреждения полетной палубы «Йонаги». Филиппинцы отказались поставлять нам боеприпасы и дозаправлять самолеты, хотя разрешат им приземлиться.

Фудзита постучал по карте.

— Хорошо, хорошо. Вы отлично сработали, мистер Демпстер. Будем надеяться, что нам не понадобится Палаван. — Он задумчиво посмотрел на агента ЦРУ. — Но мы пока не получили их разрешения?

— Да, сэр. Но мы ожидаем его. Завтра через военно-морскую разведку нам передаст их решение посол Филиппин в Вашингтоне.

— Они так же заинтересованы в этом, как и мы, — проворчал Фудзита. Он повернулся к Кавамото. — Я хочу, чтобы судно вышло в море завтра утром в восемь ноль-ноль.

— Но, сэр, работы не окончены.

— Находящиеся в увольнении сегодня вернутся; водонепроницаемость третьего машинного отделения и вспомогательного склада для пятидюймовых снарядов мы восстановили.

— Да, сэр. Но переборка между одиннадцатым и тринадцатым котельными отделениями протекает. К тому же не восстановлена водонепроницаемость отсека пять-семь-один, отсека упорного подшипника по правому борту и центрального отделения гребных электродвигателей. Я подсчитал, что достаточно одного попадания в кормовой части по правому борту и внутрь хлынет две тысячи тонн морской воды. Кроме того, мы недостаточно запаслись провизией…

Повернувшись к Мацухаре, Фудзита взмахом руки прервал возражения Кавамото.

— Ваши истребители?

— Готовы, сэр.

К подполковнику Ямабуси:

— Бомбардировщики?

— Готовы, сэр.

К кэптену Файту:

— Эскорт?

— Готов.

— Мотористы?

— Произведены регламентные работы на всех котлах, и они готовы к работе. Вспомогательные двигатели готовы и могут быть запущены, как только мы отключимся от берегового источника питания, а четыре топливных танка заполнены.

— Отключите котлы и передайте капитану второго ранга Камакуре, чтобы он приступила затоплению доков. — Подполковник поднес телефонную трубку к уху. Продолжая разговор, Фудзита перевел взгляд на капитана третьего ранга Нобомицу Ацуми. — Артиллерийское вооружение?

— Все орудия и системы управления огнем находятся в состоянии готовности. Погреба боеприпасов заполнены.

Фудзита повернулся к адмиралу Марку Аллену.

— Наши шифраторы, радары, радиопеленгаторы?

— В полной готовности. Есть новое устройство радиоперехвата — датчик, регистрирующий сигналы радара, классифицирующий частотные характеристики, скорость следования импульсов, мощность и даже почерк передатчика.

Не обращая внимания на замешательство японских офицеров, Фудзита вновь обратился к старшему помощнику.

— У вас недостаточный запас провизии…

Кавамото, нервничая, заерзал.

— Да, сэр.

— Загрузитесь как можно больше, особенно рисом, до того как мы покинем док. Это произойдет через семь или восемь часов. — Фудзита подергал пальцами седой волос на подбородке. — Если необходимо, мы можем вдвое уменьшить рацион. Но, несмотря ни на что, отплываем завтра утром.

— Банзай! Банзай!

В шуме раздался голос Демпстера.

— Сэр! Сэр! С вашего разрешения я хотел бы остаться на борту. — Тишина.

— Опасность будет велика.

— Я знаю, сэр.

— Хорошо. Добро пожаловать.

Несмотря на сильное возбуждение и то, что «Йонага» начал оживать — слышался рокот вспомогательных двигателей и рев заполненных топливом котлов, — Бренту Россу нечего было делать. Он был свободен от несения вахты, но не мог сойти на берег в увольнение, поэтому отправился в каюту Йоси Мацухары, обуреваемый мыслями о Саре.

Улыбающийся летчик впустил Брента в каюту. Удобно устроившись на стуле с жесткой спинкой, Брент увидел, что на столе лежат ножницы, кусачки для ногтей и конверт. Заметив вопрос в глазах американца, летчик пояснил:

— Мы, самураи, считаем, что надо готовиться ко всем превратностям жизни. — Он указал на заваленный вещами столик. — Я пишу Кимио и положил в конверт ногти и прядь волос.

— Ногти и прядь волос?

— Да. Если я погибну и мой прах не будет возвращен в Японию, она сможет кремировать хотя бы это. — Мацухара постучал пальцем по конверту. — Это поможет моему духу войти в храм Ясукуни.

55
{"b":"1106","o":1}