ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На скорости 30 узлов боевая группа быстро вошла в Филиппинское море, оставляя за восточным горизонтом острова Бонин и далеко на западном, по правому борту, Окинаву. На следующий день Брента вызвал в радиорубку оператор РЛС Пирсон. Прокладывая себе путь в заполненную людьми каюту, заставленную мерцающими зеленым электронно-лучевыми трубками, компьютерами и горами электронного оборудования, Брент наконец добрался до молодого шифровальщика, который находился у пульта аппаратуры радиоэлектронной разведки. Пирсон внимательно слушал сигналы в наушниках и приник взглядом к экрану индикатора РЛС. Он посмотрел на энсина умными темными глазами и заговорил вибрирующим голосом, снимая наушник с правого уха.

— Думаю, что кто-то там есть и этот кто-то очень любопытен, мистер Росс.

Пирсон обладал поразительным умением обнаруживать и расшифровывать сигналы. Понимая, что оператор что-то нашел, Брент наклонился вперед.

— Вот опять, сэр. — Пирсон плотно прижал наушник к голове. Брент указал на громкоговоритель на переборке. Техник щелкнул выключателем, и в динамике заскрежетали атмосферные помехи. Но потом раздался слабый неясный сигнал — один раз.

Через несколько секунд он повторился.

Брент знал, что, поскольку радар можно обнаруживать на расстояниях значительно больших, чем генерируемый им обратный сигнал, у них отличные шансы не быть обнаруженными. В любом случае, когда оператор обнаруживает цель, он локализует сигнал на экране, а датчики судна-цели дают постоянный высокий звук. Этот странный сигнал не настораживает оператора, и тот продолжает стандартный поиск.

Пирсон посмотрел на экран, изменил масштаб, выругался, повернул другую ручку. Он показал на темные пятна в углу экрана.

— Сигнал, вероятно, идет оттуда, из грозового фронта, поэтому наши самолеты-разведчики не заметили цель.

Неясный сигнал звучал снова и снова.

— Он нас не засек, — задумчиво произнес Брент.

— Да, он направил свой луч на нас, а мы даем устойчивые помехи. — Пирсон переместил движок и переключил два выключателя. — Диапазон «X», частота восемь гигагерц, киловатт пятнадцать, дальность около ста сорока миль, судно мощное, но не торговое, мистер Росс, РЛС установлена на небольшом корабле.

— Почему?

— При такой дальности искривление земной поверхности является причиной того, что луч перескакивает через нас. — Динамик снова загудел неясным, пугающим звуком. — Вы слышите, сэр? Ширина его луча всего лишь четыре градуса, и мы попадаем на нижний фронт импульса. Именно поэтому сигнал неясен, словно ненастроенная радиостанция, находящаяся в мертвой зоне.

Брент кивнул.

— Вы сказали, что это небольшое судно.

— Да, сэр. Луч в четыре градуса при дальности сто сорок миль означает, что его антенна менее двух футов в диаметре. Большой корабль имел бы более крупную антенну на высокой мачте, и они бы уже обнаружили нас.

В углу экрана появилась тусклая точка, частично скрываемая штормом.

— Это он, сэр. Думаю, подводная лодка или разведывательное судно, мистер Росс.

— Отличная работа, Пирсон, — похвалил оператора Брент.

— Доложить вахтенному офицеру?

— Нет, я сам сообщу адмиралу. Он сейчас на флагманском мостике.

Спустя минуту Брент опять пробивался через заполненную людьми радиорубку к ходовой рубке и поднимался вверх по трапу на флагманский мостик к адмиралу Фудзите, который с напряженным вниманием выслушал доклад, потом снял трубку и прокричал команды, после чего посмотрел на Брента.

— B5N с фотокамерой сделает облет цели.

— Это может быть вражеская подлодка или разведывательное судно, сэр. Там узнают, что мы поблизости.

— Они и так знают, мистер Росс. Весь мир знает, что мы вышли в море. — Адмирал лукаво улыбнулся. — Будем надеяться, что это разведывательное судно. А мы уж перед ним в грязь лицом не ударим.

Озадаченный Брент посмотрел в бинокль на облака на дальнем горизонте.

— Это русское разведывательное судно класса «Приморье», — глядя на фотографию, сообщил присутствующим во флагманской рубке Марк Аллен. — Водоизмещение четыре тысячи тонн, максимальная скорость около четырнадцати узлов. Настоящая фабрика разведки.

— Хорошо, хорошо. — Фудзита повернулся к капитану третьего ранга Ацуми и отдал приказание, сбившее всех с толку. — Курс один-семь-три, скорость шестнадцать.

— Сэр, — заметил Марк Аллен. — Нас обязательно засекут.

— Знаю, адмирал Аллен, знаю.

На следующий день «Йонага» медленно прошел в шести милях от небольшого, похожего на траулер судна, увешанного антеннами. Оно было так близко, что два «Флетчера» из эскорта авианосца прошли с ним борт о борт.

— Плывет под русским флагом, — сказал Брент, глядя в бинокль. В этот момент шестерка «Зеро» сделала крутой вираж и пронеслась над русским кораблем от носа до кормы, включив двигатели на полную тягу. Маленькое судно медленно развернулось кормой к «Йонаге» и поплыло прочь. Все засмеялись.

Фудзита отдал команду телефонисту.

— Поднять сигнал: «следовать за мной, курс два-два-семь». — Адмирал подошел к переговорной трубке, не сводя глаз с Брента Росса.

Энсин скользнул биноклем по дальнему флангу кораблей эскорта, которые по-прежнему держались на расстоянии, позволяющем использовать для связи вымпелы и прожектора.

— Все отвечают, сэр.

— Хорошо. Матрос Наоюки, следовать за флагманом. — И в переговорную трубку: — Право руля на два-два-семь. — Фудзита посмотрел на удаляющееся разведывательное судно. — Теперь, Иван, сообщи друзьям-арабам о наших шестнадцати узлах. — Адмирал повернулся к Бренту. — Кто у радара?

— Пирсон, сэр. Самый лучший специалист.

— Как только окажемся вне досягаемости радаров Ивана, немедленно сообщите мне.

— Есть, сэр. — Старик что-то задумал — за мерцающими черными глазами затаился острый ум тактика. Но что? Зачем этот нарочитый контракт? Брент пожал плечами. Скоро все станет ясно. Может быть, с помощью бомб и торпед. Энсин поднял бинокль.

Совещание штаба было созвано сразу же, как Пирсон доложил, что сигналы русского разведывательного судна слабеют и скоро совсем исчезнут. Фудзита тут же приказал увеличить скорость до 30 узлов.

Вошел улыбающийся и возбужденный Демпстер, неся в руке пачку документов.

— Адмирал, — обратился он, когда члены штаба расселись, — правительство Филиппин разрешает нам использовать ВПП Пуэрто-Принсеса на Палаване.

— Отлично.

Но Марк Аллен принес плохие новости.

— Шифровальщик Херера только что передал мне вот это. — Он помахал в воздухе листом бумаги. — Американские подлодки обнаружили ударную группу арабов в двухстах милях, трехстах двадцати километрах к юго-западу от Цейлона, или Шри-Ланки, как он сейчас называется. — Он опустил голову и начал читать: — Семьдесят восемь градусов восточной долготы и примерно три градуса северной широты.

Фудзита поднялся и подошел к карте.

— Где-то здесь, — сказал он. — Они, наверное, делают узлов двадцать. — Адмирал пальцем поскреб подбородок. — От северо-западного побережья Суматры они могут добраться сюда примерно за тридцать три часа, с заправкой и заходом в Малаккский пролив — потребуется около сорока… если они хорошие моряки.

— Сэр, — сказал Марк Аллен. — Они знают о нас. Мы перехватили передачу с русского разведсудна, которое сообщило всему свету, где мы находились.

— Отлично! И сказали всему свету, что наша скорость шестнадцать узлов. — Офицеры переглянулись.

— Но, сэр, — настаивал Марк Аллен. — Они могут ожидать, что мы изменим скорость… в тактических целях.

— Но точно они этого не знают, адмирал Аллен. — Фудзита повернулся к карте и ткнул указкой на значительном расстоянии от Южно-Китайского моря. — Мы будем находиться здесь, между полуостровом Малакка и Борнео, в четырехстах восьмидесяти пяти километрах, трехстах милях от Малаккского пролива, когда они появятся. — Мы сравняем наши шансы.

57
{"b":"1106","o":1}