ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Узнай меня
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Солнце внутри
Разрушенный дворец
Скрытая угроза
Венеция не в Италии
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Мальчик из джунглей
Карта хаоса
A
A

Аллена это не удовлетворило.

— Слишком много допущений: что у них плохо поставлена разведка, что они придут в назначенное время, что они не обнаружат наши самолеты…

Фудзита нетерпеливо ударил резиновым концом указки по столу.

— Адмирал Аллен, я читал доклад Морисона о сражении у острова Саво.

Аллен покраснел.

— Знаю, сэр. Я опрашивал выживших и помогал писать этот том.

— В этом сражении вы в течение получаса потеряли крейсеры «Квинси», «Винсеннес», «Астория» и «Канберра» просто из-за глупости адмирала Гормли, который, зная о силе крейсеров и эсминцев под командованием моего старого приятеля Гунити Микава, пошел на него, не приняв во внимание повышенную скорость движения Микавы, почему и попал под его орудия.

— И вы думаете, что сможете посоперничать с Микавой и застать врага врасплох? Это будет удачей.

— Только дураки полагаются на удачу, адмирал Аллен. — Фудзита снова повернулся в карте. — Когда они окажутся в зоне досягаемости, мы вышлем двадцать семь «Зеро» и двадцать семь «Айти» на высоте восемнадцать тысяч футов.

— Их РЛС перехвата засекут самолеты за двести — двести пятьдесят миль, адмирал, — заметил Марк Аллен.

— Разумеется. Они их будут перехватывать. — Японец ткнул в карту. — А мы пошлем B5N на малой высоте, метрах в ста над водой, в мертвой зоне их радаров. Пока они будут смотреть вверх, мы ударим торпедами из воды.

— Банзай! Банзай!

20

Три дня пути привели «Йонагу» в место, расположенное в 150 милях от северной точки острова Лусон, потом на юг мимо Борнео и Вьетнама, пока полуостров Малакка не оказался всего в 100 милях за южным горизонтом, а Малаккский пролив — в трехстах в том же направлении. Ни одного торгового судна не наблюдалось. У Брента было ощущение близости развязки, чистых безлюдных улиц и пустых магазинов перед обстрелом. В общем-то, однажды, когда он стоял позади Пирсона и смотрел на пульт аппаратуры радиоразведки, шифровальщик с горечью сказал:

— Ничего, сэр. Ничего. С тех пор как мы встретили то судно, они все боятся. Так ведь, мистер Росс? Так ребята из одного квартала наблюдают, как один смельчак из них мерится силами с задирой из соседнего района. Они не желают вмешиваться, но не хотят и пропустить зрелище, когда задире надерут задницу.

— Боюсь, что вы правы, Пирсон, — ответил энсин с собственной долей горечи.

«Зеро» продолжали непрерывное боевое патрулирование, а полдюжины «Айти» и «Накадзим» с дополнительными топливными баками рыскали по секторам в поисках врага. Фудзита метался по мостику, словно тигр в клетке, сначала удерживая боевую группу на курсе два-семь-ноль, а потом снова переводя ее на ноль-девять-ноль.

— Они должны появиться! Должны! — расстроенно бормотал он сам себе. — Мы зря жжем топливо.

Первое сообщение о враге пришло не от воздушной разведки, а от индонезийцев, когда пятьдесят Ju-87C разнесли в щепки нефтеперегонный завод в Банде на Суматре.

Фудзита радостно забегал, хлопая в ладоши. Чуть позже самолеты-разведчики с большой высоты обнаружили два крейсера, за которыми следовали три авианосца и по меньшей мере дюжина эсминцев, входящих в Малаккский пролив. Ко всеобщему удивлению, Фудзита, не собирая штаба, отдал приказ повернуть на север и уходить от врага.

— Мы должны держать дистанцию, — объяснил адмирал, — чтобы не дать себя обнаружить. — И обратился к Аллену: — Однажды вы упоминали, что вражеские «Мессершмитты» и «Юнкерсы» проектировались для использования с малым радиусом действия.

— Да, сэр. Применительно к Европе, сэр. Даже с дополнительными топливными баками они могут иметь дальность действия, составляющую лишь половину возможностей наших самолетов.

— Хорошо. — Старик подошел к карте, поднял указку и ткнул ею в Малаккский пролив. — Они, возможно, находятся здесь, кося глазами на нефтяные сооружения в Баликпапане, расположенном в тысяче миль к западу от них и по-прежнему вне зоны их досягаемости. Они наверняка не ждут, что мы находимся так близко.

Подал голос Бернштейн.

— Сэр. Индонезийские ВВС…

— ВВС?

— Два DC—6, четыре DC—3 и полдюжины F—4F осуществили налет на врага. Сообщают, что нанесли повреждения одному из эсминцев. Донесение поступило только что.

— Их потери?

Бернштейн скривился.

— Они потеряли все свои самолеты. Но четко повторяют снова и снова, что самолеты любой страны, воюющей против арабов, могут пользоваться их аэродромами.

— Несколько запоздалое предложение. — Фудзита посмотрел на Йоси Мацухару и подполковника Ямабуси и передвинул указку. — Индонезийские аэродромы находятся в Банджармасине, Баликпапане и Понтианаке. — Адмирал отступил назад. — И у нас по-прежнему остается Палаван. — Резиновый конец указки уткнулся южнее Сингапура. — Только сумасшедший попытается идти через пролив полным ходом и без огней. Если они будут идти всю ночь на шестнадцати узлах, у них есть надежда достичь Яванского моря к восьми ноль-ноль и оказаться примерно в двадцати милях южнее Сингапура и в сорока севернее Суматры. Посмотрите на эти острова: Капулауан Риау, Кепулауан Линагга, Сингкеп и прочие, находящиеся на пути их эсминцев. Маневр будет ограничен. — Фудзита постучал указкой по карте. — Как раз то, что нам нужно. — И к Ямабуси: — Мы пошлем ваши торпедоносцы ниже лучей РЛС.

И продолжал с новой энергией:

— Используйте эти острова для прикрытия. — Адмирал повернулся к Мацухаре. — Подполковник Мацухара, как вы знаете, пойдет на большой высоте с двадцатью семью «Зеро» и двадцатью семью «Айти». Он должен отвлечь на себя их воздушный патруль и сможет направлять вас, используя вашу рабочую частоту, или же это будем делать мы с боевого информационного поста. В любом случае данная операция потребует крайне точной согласованности действий во времени. — Адмирал постучал указкой по палубе. — Операцию начнем сегодня вечером в двадцать ноль-ноль, нанесение удара в шесть ноль-ноль завтра утром. В резерве будут находиться восемнадцать А6М2, девять D3A и девять B5N. Все остальное, что может летать, возьмите с собой.

— Банзай!

— Сэр, — сказал Марк Аллен, поднимая руку, — отличный план — зеркальное отражение Мидуэя. Заставить врага поднять голову и ударить торпедами с гребней волн. — Упоминание об унизительном поражении при Мидуэе, когда авианосцы «Кага», «Акаги», «Сорю» и «Хирю» были потоплены пикирующими бомбардировщиками, заставило помрачнеть лица японцев. Марк Аллен на ходу перестроился. — Но ваш план включает одну атаку с использованием свыше сотни самолетов. Я бы предложил две…

— Нет! — не дал ему договорить Фудзита, разозлившийся от упоминания о Мидуэе. — Мощный удар всеми силами!

— Но вы не сможете принять все возвращающиеся самолеты.

— Возможно, мы потеряем некоторые — смерть неизбежна для самурая. Но ударим по врагу со всей силы. Захлестнем его в назначенное время в выбранном нами месте. Тактически у нас нет другого выбора. — Аллен обреченно сел.

Закончив обсуждение с Алленом, Фудзита повернулся в сторону храма, японцы хлопнули в ладоши.

— Император Дзимму, — обратился адмирал к духу первого японского императора. — Посмотри, как твои сыновья бросают вызов врагам Великой Японии, и порадуйся вместе с Аматэрасу их уничтожению. Дозволь нам драться с истинным духом бусидо, вспоминая древний обет: «Если мой меч сломается, разреши драться руками. Если я потеряю руки, разреши нападать плечами. Если я лишусь плеч, разреши вцепиться в глотку врага зубами».

— Банзай! Банзай!

— Правильно! Правильно!

Марк Аллен молчал.

21

Стоя на возвышении перед доской и огромной морской картой на подставке, подполковник Мацухара обвел взглядом собравшихся на предполетный инструктаж и заполнивших до отказа комнату пятидесяти четырех летчиков-истребителей. И хотя наряду со старыми пилотами здесь было много вновь прибывших молодых людей, опыта им было не занимать. Они оказались самыми лучшими из сотен добровольцев. Преисполненные боевым духом ямато, они носили на голове повязку хатимаки, демонстрируя тем самым свою готовность и решимость умереть за императора. Подполковник знал, что многие носили и «пояс с тысячью стежков» — кусок полотна, над которым трудилась тысяча неизвестных мастеров, при этом каждый делал всего один стежок, освещая его словами молитвы; так они помогали воину встретить славную смерть. Все были одеты в коричневые летные комбинезоны с изображением восходящего солнца на левом плече и нашивками на правом и в шлемофоны на меховой подкладке с поднятыми наушниками. Перчатки, парашюты и кислородные маски грудой лежали у их ног. Каждый имел при себе планшет. Все выжидающе и внимательно смотрели на подполковника.

58
{"b":"1106","o":1}