ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Откинув голову, он ударился в подголовник и увидел Кимио; она с улыбкой смотрела на него, лежа на футоне. «Это занятие не для тебя», — подумал он. Но Кимио не исчезла, ее мягкие губы зовуще приоткрылись.

— Я вернусь! Обязательно вернусь! — Его крик растворился в реве двигателей.

Мацухара встряхнул головой, чтобы прогнать жаркие воспоминания, и посмотрел на приборную доску. Температура масла — пятьдесят. Он поднял оба больших пальца вверх.

Перед его глазами мелькнуло желтое пятно. Офицер-регулировщик махнул флажками. Затем они взметнулись вверх и застыли. Йоси почувствовал вибрацию фюзеляжа истребителя, когда отцепляли швартовочные тросы, крепившие концы крыльев и хвост, и увидел, как трое механиков побежали к своему укрытию. Теперь только двое остались у тормозных колодок, а двое других держали концы крыльев, проверяя законцовки и их замки.

Последняя проверка. Передвинув РУД вперед, летчик следил за показаниями тахометра, которые достигли четырех тысяч. Давление на входе возросло до восьмидесяти. Удовлетворенный, он убрал газ и кивнул техникам, сидевшим на корточках у тормозных колодок под крыльями. Колодки резко выдернули, и последние четыре техника побежали к узкому проходу вдоль борта.

Флажок опустился. Йоси выжал РУД до упора и отпустил тормоз. Маленький истребитель весело рванулся вперед, вдавив Мацухару в спинку кресла. Меньше чем через сто метров мощный «Сакаэ» разогнал «Мицубиси» до двухсот километров в час. Взяв на себя ручку управления, Мацухара почувствовал, как самолет стремительно взмывает в небо, словно засидевшийся в неволе ястреб. Потянув за рычаг рядом с сиденьем, он услышал два глухих удара — это убрались внутрь стойки шасси. Быстро защелкнулся замок фонаря, и подполковник вышел на круг, двигаясь против часовой стрелки, в сопровождении двух ведомых.

Брент поражался мастерству новых пилотов. Во время захода на цель был потерян только один самолет, да еще несчастный случай, когда сорвался тормозной трос и «Айти» вылетел через левый борт, в результате чего погибли механик, летчик бомбардировщика и наводчик. Стоя на флагманском мостике рядом с адмиралом, Фрэнком Демпстером, Марком Алленом, Ирвингом Бернштейном и капитаном второго ранга Кавамото, Брент наблюдал, как Мацухара и его ведомые — все на машинах с новым, более мощным двигателем — устремляются ввысь.

Брент не любил тропики. На расстоянии трехсот миль к северу от экватора солнце уже жгло и влажность превышала восемьдесят процентов. В шлемах, спасательных жилетах, увешанные биноклями, они обливались потом. Это была настоящая пытка. Но, по крайней мере, небо оставалось ясным; вдали на западе, у самого горизонта, виднелось лишь несколько низких вытянутых в линию облаков. С востока дул на удивление ровный ветер, море было спокойным. Но погода в этих местах была непредсказуема: шквалы и грозы могли разразиться совершенно неожиданно.

Брент наблюдал за последним «Мицубиси», промчавшимся по палубе, когда по рации прозвучало известие, ударившее как разряд тока. Докладывал матрос Наоюки:

— Адмирал, поступило сообщение о воздушных налетах на Палембанг, Джакарту и Джамби.

— Нефтяная промышленность, — проговорил Марк Аллен.

— Тем лучше, — сказал Фудзита. — Значит, нам потребуется меньше самолетов.

— Сэр, — продолжал матрос. — Нефтепромыслы в Баликпапане обстреливают два крейсера.

— Крейсеры? Обстреливают? — с трудом переспросил Аллен, словно не веря своим ушам.

Фудзита бросил взгляд на закрепленную на столе морскую карту.

— Восемьсот миль к западу от нас. — Он потер подбородок. — Должно быть, они разделили свои силы: послали «Фиджи» и «Дидо» через проливы и Яванское море со скоростью свыше тридцати узлов. Это хорошие корабли, но не они представляют непосредственную угрозу.

— Должно быть, они оснащены новыми двигателями, — размышлял вслух Аллен. — Для таких старых кораблей это невероятно высокая скорость.

Фудзита изучал карту.

— Они находятся на другой стороне Борнео. Если они захотят втянуть в бой «Йонагу», то им надо будет идти в северном направлении через Целебесское море и море Сулу, а затем на запад через пролив Балабак вокруг Борнео, прежде чем выйти в Южно-Китайское море.

— Тогда они могут оказаться у нас в тылу.

— Знаю. Но им придется здорово попотеть, чтобы пройти эту тысячу миль, и если мы избавимся от их авианосцев, они, возможно, отступят.

— А может, и нет.

— Надо дать им подойти, адмирал Аллен. Будем действовать согласно намеченному плану. — Фудзита повернулся спиной к полетной палубе.

Вцепившись в ограждение так, что побелели костяшки пальцев, адмирал Марк Аллен с тревогой наблюдал, как небо медленно заполняется самолетами «Зеро», как взлетел первый «Айти». Он нервно обернулся к адмиралу Фудзите.

— Мы поднимаем свыше ста самолетов, сэр.

— Сто восемь плюс наш боевой воздушный патруль.

— Нам следует послать две штурмовые группы, адмирал. У нас будут трудности с их возвращением, — настаивал Аллен.

— Мы уже это обсуждали, адмирал Аллен. Один штурмовой отряд, одно решительное сражение в японском духе. — Он показал на истребители. — Имея подвесные топливные баки и используя бедную рабочую смесь, они могут продержаться в воздухе одиннадцать-двенадцать часов. В случае боя это время может сократиться до шести-семи часов. Но нас отделяет от цели всего лишь сто восемьдесят миль, и мы располагаем множеством готовых принять нас аэродромов, находящихся в пределах нашей досягаемости.

Однако они уже подошли слишком близко. Как только на юго-западе исчез последний самолет и «Йонага» лег на курс один-четыре-пять, оператор Пирсон перехватил первый тревожный сигнал. Он говорил по внутренней связи, и радист на мостике повернулся к адмиралу Фудзите:

— Аппаратура показывает сильные импульсы на частоте S воздушного поиска.

— Ведут поиск цели?

— Да, адмирал, нас засекли.

— Святой Будда! Расстояние до этого самолета?

— Четыреста километров, пеленг два-шесть-три.

— Выходим в эфир. Одну тройку из боевого воздушного патруля — на перехват. БИПу навести их на частоте наших истребителей. Сообщите эскорту: связь «рубка-рубке». — Адмирал подошел к переговорному устройству. — Полный вперед!

Брент посмотрел вверх и увидел, как три «Мицубиси» из воздушного патруля удаляются в юго-западном направлении. Ритм двигателей ускорился. Из переговорной трубы раздался голос:

— Тридцать два узла, сто семьдесят оборотов, адмирал.

— Отлично.

В явном замешательстве от происходящего Фрэнк Демпстер обратился к Марку Аллену:

— У нас ведь есть еще самолеты — почему бы и их не поднять в воздух?

Аллен показал на небо.

— В воздухе девять наших истребителей, еще девять — на ангарной палубе, там же девять пикирующих бомбардировщиков и девять бомбардировщиков-торпедоносцев. Их необходимо держать в резерве, чтобы обеспечить нам боевую мощь на случай нападения.

— Крейсера!

— Нет, Фрэнк. До них более тысячи миль.

— Но нас обнаружили.

— Да. Но налета так и не…

Прежде чем Аллен смог закончить фразу, Наоюки прокричал:

— Адмирал, по рации сообщают, что приближается много самолетов, пеленг два-два-ноль, расстояние триста двадцать километров, скорость двести шестьдесят километров в час.

— Боевому патрулю приготовиться к бою! Поднять истребители резерва! Летчикам-истребителям — по машинам! — отдал команды адмирал и проговорил в переговорное устройство: — Вправо на ноль-девять-ноль, скорость двадцать четыре. — Аллен снова повернулся к телефонисту: — Сигнальному мостику поднять флажный сигнал. Зенитным установкам приготовиться к отражению воздушной атаки противника со стороны левой раковины. — Он ударил по поручню и взглянул на Кавамото. — Где наши разведчики? — Затем, указывая на горизонт, сказал: — Этот сектор следовало бы прикрыть.

— Мы так и сделали, сэр. Но мы не получили от летчика никаких сообщений. Его, должно быть, тут же сбили.

Все с тревогой смотрели вниз, на полетную палубу, наблюдая за тем, как «Зеро» выводили с подъемников к месту старта. Летчики быстро занимали места в кабинах, заурчали двигатели, пробуждаясь к жизни. Теперь обеспокоенные взгляды обратились назад, за корму, и радист прокричал:

60
{"b":"1106","o":1}