ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Расстояние до неприятеля — двести километров!

— Они идут со скоростью более ста узлов, — пробормотал Фудзита.

Хотя Брент знал, что противник все еще находится на расстоянии более ста миль, он пристально вглядывался в горизонт. Увидев высоко в небе сверкающие белые крылья девяти «Зеро», устремившихся навстречу атакующим, он испытал отрадное чувство.

Затем, взревев двигателем, с полетной палубы рванулся первый истребитель. Не прошло и трех минут, как все девять самолетов поднялись в воздух, но все они держались поблизости от «Йонаги», барражируя высоко в небе над боевой группой.

Громким голосом Фудзита отдал приказ и приник к переговорной трубе. Сделав резкий поворот, авианосец вновь лег на курс ноль-четыре-пять, двигаясь со скоростью тридцать два узла.

Дежурный телефонист докладывал адмиралу Фудзите:

— Сэр, боевой патруль сообщает о двадцати восьми «Юнкерсах-87» и двадцати четырех «Мессершмиттах», приближающихся со скоростью двести восемьдесят, расстояние восемьдесят. Держу связь.

— На одном из авианосцев у них были резервные авиагруппы, — догадался Фудзита. — Отличная работа.

— Возможно, это «Колоссус», — добавил Аллен.

Все подняли бинокли. Несколько минут Брент ничего не видел, пока не заметил наконец яркую вспышку. А затем черный шлейф дыма потянулся вниз, к поверхности моря.

— Самолеты… множество самолетов приближаются курсом два-два-ноль, угол подъема тридцать градусов.

— Уточните по радару.

— Проверено, адмирал.

— Отлично.

Теперь Брент мог ясно видеть приближающиеся самолеты. «Мессершмитты» вступали в бой с превосходящими их по численности «Зеро». Они, стараясь защитить бомбардировщики, резко пикировали и уходили вверх над звеньями одномоторных «Юнкерсов», снаряженных бомбами и торпедами, число которых уже уменьшилось. Брент насчитал двадцать один «Юнкерс-87». Они заходили в атаку на авианосец.

22

С высоты шести тысяч метров перед подполковником Мацухарой на тысячи квадратных километров простиралось Южно-Китайское море. Но из-за того что проливы находились в ста километрах к югу, авиагруппам оставалось до цели, по крайней мере, еще тридцать минут полета. Мацухара знал, что его самолеты скорее всего уже обнаружены вражескими РЛС и что они ведут их уже как минимум полчаса. У противника были великолепные РЛС, в том числе и бортовые. На их же самолетах РЛС не было. Мацухара не любил играть роль приманки. Ему вспомнилась одна старая японская пословица: «Никто не покрывает броней червяка, прежде чем посадить его на крючок».

Внизу, под истребителями, он видел бомбардировщики, ведомые старым майором Сако Гакки; они летели тяжело, натужно ревя двигателями — под фюзеляжем каждого самолета была подвешена четырехсоткилограммовая бомба.

На западе виднелся горбатый силуэт Малаккского полуострова, Борнео находился дальше к востоку, а низкие хребты Суматры и ее отдаленные острова залегли в южной части горизонта, подобно хищникам, притаившимся в засаде. Бросив взгляд вниз, Мацухара не увидел бомбардировщиков-торпедоносцев. Но на такой высоте защитная окраска делала их невидимыми. Только белые крылья прикрытия — девяти «Зеро» под командованием Ариги — блестели далеко внизу, и Йоси знал, что бомбардировщики-торпедоносцы должны быть где-то поблизости.

В тревоге он обернулся, посмотрел на солнце и ничего не увидел. Где же ливийские истребители? Внизу впереди — тоже ничего. Где же противник? У него три авианосца, свыше ста тридцати самолетов. Они что, заснули?

Ругнувшись, он сбросил с плеч парашютные лямки. Покрутил головой, почувствовав себя свободнее. Летчик, который оставляет в покое свою шею, скоро упокоится рядом со своими предками, предупреждал его старый инструктор в Цутиуре.

Тахометр показывал две тысячи оборотов в минуту. Мацухара слегка убрал РУД назад, увеличивая давление, и стрелка отклонилась к метке 1800. Большой новый двигатель неодобрительно закашлял, выстрелил и ровно запел на менее напряженной ноте.

Он посмотрел на часы, затем на небольшую карту, закрепленную на планшете и пристегнутую ремешком на левом колене. До цели оставалось двадцать минут. Послышалось тарахтение, из трубы выхлопа полыхнуло и выстрелило черным дымом. Показания топливомера говорили о том, что пора сбрасывать дополнительный топливный бак. Сделав широкий поворот влево и уводя истребителей от «Айти», он нажал на рычаг, и алюминиевый резервуар, кувыркаясь, полетел вниз вместе с двадцатью шестью такими же емкостями. Последовал небольшой поворот руля вправо, и защитный «зонтик» из истребителей вернулся на свое место над бомбардировщиками.

Внимание Йоси привлекла полоска оранжевого пламени, появившаяся впереди и внизу. Почти над самой поверхностью воды горел «Накадзима». И в этот момент он увидел их. Бомбардировщики-торпедоносцы уходили на юг, но приближались две дюжины «Мессершмиттов», летя на низкой высоте и оставляя позади себя Малаккский полуостров. А навстречу им, делая резкие повороты, спешил Арига с девятью «Зеро».

В наушниках раздался голос Кодзимы:

— Много истребителей на большой высоте курсом три-один-ноль. Против солнца! Против солнца!

Так вот в чем дело! Засада снизу и сверху. Между молотом и наковальней. Мацухара лихорадочно соображал, затем щелкнул тумблером и зарычал в микрофон своей кислородной маски:

— Говорит Ведущий Эдо. Ведущий Эдо вступает в бой с истребителями, атакующими наших бомбардировщиков-торпедоносцев. «Голубое» и «Зеленое» звенья перехватывают истребителей на высоте по курсу три-один-ноль. Вести бой индивидуально! На прорыв!

Резко отклонив руль направления влево и передвинув ручку управления влево от себя, он начал пикировать с включенным двигателем. «Сакаэ» ревел подобно грому. Продев большой палец в кольцо предохранителя спускового устройства с надписью «огонь», он почувствовал, как вращающий момент мощного «Сакаэ» упорно несет машину вправо. Йоси скорректировал траекторию движением руля влево. Даже не глядя назад, он знал, что на хвосте у него «висят» Такамура и Кодзима, а за ними еще два звена.

Под ним раскрылась панорама битвы. «Золотое» звено Ариги вело бой по меньшей мере с двадцатью BF—109. Это был палубный самолет, модификация «Мессершмитта-109», с которыми он сражался над Африкой. Далеко внизу запылали два «Мессершмитта» и, оставляя за собой шлейф дыма, упали в море. Взорвался «Зеро», во все стороны разлетелись дымящиеся обломки. Дюжина «Мессершмиттов» прорвалась сквозь прикрытие Ариги и расстреливала тихоходных бомбардировщиков, словно глиняных голубей. В считанные секунды три «Накадзимы» упали в воду. Затем вспыхнули и стали совершенно неуправляемыми еще два самолета.

Мацухара в ярости ударил кулаком по приборной доске. Он не чувствовал вибрации фюзеляжа, которая мотала летчика вверх-вниз. Новый двигатель демонстрировал такие возможности, о которых и не предполагал его конструктор Хиро Хорикоси. Белая стрелка альтиметра уже зашкалила, стрелка тахометра дрожала на красной отметке, указатель скорости показывал семьсот шестьдесят километров в час. И все же Йоси продолжал удерживать РУД в максимально отжатом положении. Стиснув зубы, он выругался, когда еще два «Накадзимы» развалились и упали в море.

Подойдя почти вплотную, он потянул ручку управления на себя и сбросил газ, и в этот момент «Мессершмитт», сидевший на хвосте у B5N, попал в его дальномер. Как раз в ту минуту, когда бомбардировщик взорвался, Йоси нажал на красную кнопку и дал неровную двухсекундную очередь по ливийскому истребителю. Пролетев мимо «Мессершмитта», он заметил, как тот завалился на левое крыло и спикировал.

Промазал! Промазал! Несущийся вниз «Зеро» представлял собой, по сути, мощную орудийную платформу.

Тут же открыли боевой счет Такамура и Кодзима. Один вражеский истребитель потерял крыло, оторвавшееся у самого основания, — это было самое слабое место у BF—109. Второй самолет пылающей ракетой круто взмыл вверх, чтобы свалиться в свое последнее пике.

61
{"b":"1106","o":1}