ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Правила развития мозга вашего ребенка. Что нужно малышу от 0 до 5 лет, чтобы он вырос умным и счастливым
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Принца нет, я за него!
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Последний борт на Одессу
Добавь клиента в друзья. Продвижение в Telegram, WhatsApp, Skype и других мессенджерах
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Гридень. Из варяг в греки
За гранью слов. О чем думают и что чувствуют животные
A
A

— Истребители! — прокричал Йоси в микрофон и подал ручку управления назад.

Один бомбардировщик-торпедоносец взорвался, другой потерял крыло и, пролетев немного, сбросил свою торпеду высоко в небе. Прочертив дугу, он упал в море. Горящий «Зеро» натужно набрал высоту и превратился в огненную сферу. Еще два торпедоносца ударились о водную поверхность и развалились на части — при скорости двести шестьдесят километров в час удар о воду был подобен удару о бетон.

Поднявшись выше, «Зеро» миновали пекло боя, в которое попали «Накадзимы». Преодолев огневой заслон, те взяли курс на авианосцы. Большие корабли спешно разворачивались, чтобы встретить приближающихся слева японских бомбардировщиков. Их было шесть. Сворачивая к авианосцам парами, они начали сбрасывать торпеды.

Но у Мацухары не было времени наблюдать за ними: в воздухе появились два «Мессершмитта». Это были легкие противники. Медленно поднимаясь, он дал короткую очередь по кабине ведущего. Самолет понесло к морю. Летчик был мертв, он даже не успел ничего понять. Короткая очередь Такамуры заставила замолчать двигатель второго самолета. Истребитель медленно планировал с неработающим мотором, чтобы через несколько секунд встретить свою смерть.

Мацухара уже находился над ведущим «Колоссусом». Взглянув вниз, он увидел адские жерла, выплевывающие пламя. Сильный удар потряс фюзеляж, и, когда он потянул ручку управления на себя, правое крыло неуклюже дернулось вниз. Он до отказа подал ручку влево, чтобы не дать самолету завалиться. Черный удушающий дым заполнил кабину.

Авианосец, казалось, выпрыгнул из воды, когда две торпеды ударили по его левому борту. Но Йоси некогда было радоваться. Он осторожно заложил вираж, и его желудок сжала холодная судорога. Схватившись за обе ручки фонаря, он сдвинул его назад. Каждый морской летчик буквально цепенел от мысли, что ему придется испытать весь ужас смерти в морской пучине, оказавшись в кабине-ловушке. Самолет вновь резко накренился вправо, и он до отказа подал ручку влево.

Струя воздуха прошлась по кабине, и Мацухара понял, что не горит. Дым, вероятно, шел от взрывающихся снарядов. Взглянув на правый элерон, он испытал шок. Весь продырявленный, он был вырван из своего гнезда и свисал с крыла, раскачиваясь на ветру. Были пробоины и в правой части кабины. Приборная доска была разбита, а на летном комбинезоне подполковника спереди проходил длинный разрез. Но «Сакаэ», как и прежде, продолжал ровно реветь, и когда подполковник набрал высоту и уменьшил газ, преданные Такамура и Кодзима пристроились над его хвостом.

Болтающийся элерон и крутящий момент, создаваемый «Сакаэ», заставляли Йоси крепко держать ручку управления в левом положении. Куски обшивки отшелушивались от правого крыла. Ему никогда не вернуть свой самолет на «Йонагу».

Посмотрев вниз, он выругался. Один «Колоссус» тонул, но «Индепенденс» со вторым «Колоссусом» двигались вперед на полной скорости. На полетных палубах находились новые самолеты. А у «Йонаги» уже не было ни одного B5N, зато остался способ вывести из строя полетную палубу одного из авианосцев. Верный способ. Достойный самурая. В сознании Йоси возник образ Кимио, но он прогнал его, решительно разворачиваясь к «Колоссусу».

— Пикирующие бомбардировщики! Пикирующие бомбардировщики! — выплеснулось из его наушников. Мацухара радостно наблюдал, как появилась по крайней мере дюжина «Айти», которые пикировали, выпустив тормозные щитки. Выкрикивая слова благодарности Аматэрасу, подполковник следил за тем, как D3A сбросили на каждый авианосец по меньшей мере три четырехсоткилограммовые бомбы.

Взорвавшиеся бомбы, торпеды и горящий бензин превратили авианосцы в пекло. Несчетные обломки дождем падали вниз, оспинами покрывая поверхность моря и взметывая гигантские фонтаны воды. Словно болиды, от кораблей отлетали раскаленные красные шары. Сквозь пелену черного дыма было видно, как матросы прыгали в пылающее море.

— Банзай! Банзай!

Но металл продолжал отваливаться от крыла Йоси неровными лентами — так отделяется кожура от очищаемого апельсина. Самолет терял устойчивость. Долго ему не продержаться. Мацухара включил микрофон.

— Да здравствует великий император! — прокричал он. А затем, отключившись, он посмотрел на небо и прошептал: — Прости, Кимио.

23

Брент Росс, ощущая тягостную пустоту внутри, наблюдал за тем, как самолеты противника, ревя двигателями, шли на «Йонагу». Благодаря боевому воздушному патрулю их ряды заметно поредели, но они по-прежнему отличались четкой организацией.

— Возможно, ими командуют немцы с русскими, — прокричал Демпстер, рассматривая их в бинокль. По крайней мере дюжина Ju-87 нарушила стройный порядок; шесть из них стали набирать высоту, готовясь к пикированию и бомбометанию, а шесть других, вооруженные торпедами, разбились на две тройки и стали обходить авианосец с обеих сторон.

Фудзита прокричал Наоюки:

— «Рубка — рубке»! Я поверну направо на самом полном. — И отдал приказ по переговорному устройству: — Полный вперед, право на борт!

Авианосец накренился, делая поворот, и Брента, Фрэнка Демпстера и Марка Аллена отбросило к ветрозащитному экрану. В ту же минуту раздался оглушительный грохот, словно все орудия авианосца разом открыли огонь. Оставляя за собой белый пенящийся след, пять кораблей эскорта, оказавшиеся в опасной близости от авианосца, начали стрельбу, наполняя воздух разрывами снарядов и расчерчивая небо светящимися полосами.

Вверху уцелевшие истребители боевого воздушного патруля вели дуэль с короткими, тупоносыми BF—109, отчаянно пробиваясь к бомбардировщикам. Один Me-109 на полной скорости нырнул в море, как огненная стрела. Еще два «Мессершмитта» были подбиты более юркими «Зеро». Извергая пламя и оставляя черные дымящиеся следы на фоне голубого неба, они рухнули в воду.

Ракета «воздух — воздух» оторвала крыло у вооруженного торпедами «Юнкерса», и тот свалился в смертельную мертвую петлю. Еще у двух была повреждена система управления, и после непродолжительного полета они ударились о поверхность воды, разлетевшись на части, будто игрушки, брошенные на бетон капризным ребенком.

Но пикирующие бомбардировщики, набиравшие высоту и приближавшиеся к месту воздушного боя, оказались более удачливыми. Два из них были сбиты почти сразу же, но четыре остальных продолжали двигаться к авианосцу, повернув закрылки для пикирования под углом сорок градусов, когда оказались в пределах досягаемости двадцатипятимиллиметровых строенных орудийных установок «Йонаги».

Ожили сто двадцать орудий, открыв шквальный огонь. Тысячи трассирующих снарядов взлетали высоко в небо широкими светящимися полосами или сгорали, прочерчивая на излете длинные белые линии, вспарывая при падении гладь океана. Стрелки непрерывно давили на гашетки, за считанные секунды опустошая свои магазины на тридцать патронов; заряжающие трудились в бешеном ритме, чтобы обеспечить непрерывный огонь.

У попавшего в круговерть трассирующих снарядов бомбардировщика сложились и отлетели крылья, словно листва в бурю; фюзеляж, которому раньше давал жизнь мощный «Юмо», теперь камнем падал вниз, как будто какой-то алхимик превратил его в свинец. Атакующий «Зеро» попал в бомбу, которую нес «Юнкере», и тот превратился в крутящийся хаос. Взрыв уничтожил и жертву, и атакующего; дымящиеся обломки машин разлетелись на несколько миль.

Тем временем два уцелевших «Юнкерса» пикировали, а три бомбардировщика-торпедоносца — два по правому борту и один по левому — продирались сквозь пелену грязно-коричневого дыма и завесу брызг.

Схватившись за поручень, Брент затаив дыхание ждал смерти. Страх пронзил все его тело, холодом наполняя вены. Это было то старое чувство страха, которое всегда появлялось у него перед боем. Он хотел знать, что чувствуют люди, которые отчаянно попытаются убить его. Брент наблюдал, как вражеские летчики умело маневрируют, стараясь предугадать курс разворачивающегося авианосца.

63
{"b":"1106","o":1}